Король Кубков

Размер шрифта: - +

Тур 22. Сара

Вторник, 02.05.2006 09:35
Вторая неделя Сары в «Blogue» после возвращения домой начиналась еще лучше, чем первая. У Фелины было такое потрясающее настроение, что она все время пыталась напоить Сару чаем, всем говорила «спасибо» и «пожалуйста», предлагала помощь и вообще, просто светилась от счастья.
Сара прекрасно понимала, что это было неспроста, и надеялась, что в ближайшем будущем ничего испортить этого впечатления не должно. Более того, Фелине удалось договориться с главным редактором «Blogue» о том, чтобы фотографию Картера поместили на обложку того выпуска, который должен был выйти прямо перед Чемпионатом Мира. С одной стороны, решение это было весьма революционным, ведь до этого мужчина на обложке «Blogue» никогда не появлялся, а с другой стороны, в этом не было ничего удивительного, ведь вряд ли кто-то в здравом уме отказался бы от такого эксклюзива, когда до Чемпионата Мира оставалось чуть больше месяца.
Во вторник Сара вместе с Фелиной и Марком вновь отправились в Вестон, а точнее, в Меррингтон – на тренировочную базу футбольного клуба Вестон, где проводились тренировки и пресс-конференции. У Сары еще оставалось какое-то подозрение, что это могла быть злая шутка Картера, и что их там никто не ждал, но когда они представились и показали свои журналистские удостоверения, охранник на въезде в Меррингтон тут же их пропустил, и Сара поняла, что все происходило на полном серьезе.
На небе не было ни облачка, а солнце жарило так, как будто в Англии наступило самое настоящее лето.
Сара никогда не думала, что ей доведется побывать в таком месте, как тренировочная база одного из самых титулованных футбольных клубов Европы. Впрочем, место не выглядело особо выдающимся. Казалось, словно посреди чистого поля выделили клочок земли и огородили его забором, а вокруг этого забора построили какие-то небольшие здания. Наверное, для поклонников Вестона это было культовое место, куда они мечтали попасть, но Сара видела всего лишь сарайчики по соседству с футбольной коробкой.
Первыми троицу журналистов заметил молодой человек, в котором Фелина узнала, судя по ее словам, колумбийца Сантоса Домингеса. Он как раз выходил из здания, над которым было написано «Раздевалки и тренажерный зал», и сразу же замахал им рукой.
Это был коренастый латиноамериканец, темноволосый и кареглазый, искренне улыбающийся во все зубы. Накануне, во время матча, Сара заметила, что его стиль игры отличался от стилей европейских игроков, по крайней мере, от тех, которых она узнавала издалека. Даже в том, как он вел себя на поле, было что-то жизнерадостное и зажигательное.
– О, наши герои, – улыбнулся он. – Вы приехали на интервью?
– Да, – сказала Фелина, – но мы здесь первый раз, поэтому не знаем, куда идти.
– Я вас проведу, – ответил Домингес и жестом пригласил их пойти вместе с ним.
Троица последовала за ним. Как Сара и предполагала, он повел их в сторону забора. Они могли бы и сами увидеть поле, где бегали футболисты, а еще точнее, услышать их самих, но Сара была благодарна игроку, который не бросил их в трудную минуту.
– Спасибо, Сантос, – поблагодарила его Фелина. – А Картер уже тут?
– Первый приехал, – с гордостью сказал Сантос. – Наверное, очень ждет ваших вопросов.
Фелина улыбнулась.
Домингес подвел их к высокому забору, в котором находилась широкая дверь. Она была открыта, поэтому все четверо беспрепятственно вошли внутрь.
По зеленому газону, который занимал собой всю площадку, огороженную забором, носились игроки в черных и желтых манишках. Судя по всему, так обозначались две команды, на которые были разделены футболисты, потому что то, чем они занимались, было очень похоже на мини-версию футбольного матча. По двум сторонам, на небольшом расстоянии друг от друга стояли маленькие ворота, перед которыми занимали свое место вратари, а между ними две команды делали все, чтобы забить заветный гол. Сантосу тоже выдали манишку – желтого цвета. Он попросил троицу немножко подождать, пока Квинн не разрешит сделать перерыв, и отправился на помощь желтой команде.
Сара пристально наблюдала за тем, как футболисты бегали туда-сюда, пытаясь отобрать мяч у соперника и отпасовать его на партнера по манишке. В сторонке несколько игроков делали упражнения. Все смеялись, шутили, даже несмотря на то, что все они были из разных стран, разных культур, говорили на разных языках. Но было видно, что эта игра, которую они все так любили, которой жили и которая сделала их теми, кем они являлись, объединяла их.
Вне всякого сомнения, общая цель сплотила их, сделала сильнее.
До этого Сара никогда в жизни не видела футбольной тренировки, да и никогда не ожидала ее увидеть, но в какой-то момент она осознала, что это была неотъемлемая часть процесса. Что команда создавалась не на поле, не в момент выхода на газон, не со стартовым свистком рефери. Команда создавалась здесь, вдалеке от миллионов пар глаз, вдалеке от телекамер и журналистов. Здесь эти люди не боялись сделать что-то не так. Они познавали игру методом проб и ошибок, искренне радовались успехам друг друга и бесконечно учились мастерству, которое делало эту красивую игру еще прекраснее.
Наблюдая, как эти взрослые люди вели себя, словно мальчишки во дворе, Сара думала о том, что да, с виду это была всего лишь игра. Но вспоминая матч, который она видела совсем недавно, и думая о том, что на кону стояли призы – и не только в виде трофеев, она понимала, что это была не просто игра, а серьезное состязание, и эти люди не шутили, когда говорили, как много для них это все значит.
Даже то, как вел себя Шон Квинн, тренер Вестона, наводило ее на мысль, что хотя тренировка эта была больше похожа на игру, чем на серьезную подготовку, он все же готовил их к испытанию. Он стоял в сторонке, держа в руках блокнотик и ручку и что-то записывая с серьезным видом.
С футболистами работали другие люди из его команды, тренеры, а сам он неподалеку от них строил какие-то теоретические планы, выжидая, когда сможет применить их на практике.
Похоже, игроки заметили троицу, потому что вместо того, чтобы продолжать свою небольшую игру в том же ключе, они вдруг начали финтить и показывать всяческие приемы и фокусы с мячом, словно красуясь перед своими гостями. Расти Форд помахал им и жестом пригласил присоединиться. Марк сделал решительный шаг вперед, но Фелина крепко обхватила его за осиную талию и наказала стоять на месте.
Наконец, Картер забил гол в небольшие ворота, и игроки сделали перерыв, чтобы попить и отдышаться.
К троице подошел Квинн.
– Доброе утро, ребята, – сказал он, пожимая руки своим гостям. – Вы у нас первый раз?
Все трое кивнули.
– Тогда добро пожаловать, – улыбнулся ирландец. – Чувствуйте себя как дома. Если вам что-то нужно, то просто скажите мне. У нас на базе есть все удобства, еда, напитки. Хватит всем, так что ни в чем себе не отказывайте.
С каждой минутой Саре здесь нравилось все больше и больше. Может быть, дело было в чудесной погоде, может быть, в отношении всех и каждого из присутствующих, но почему-то Меррингтон уже не казался ей дырой, в которой ничего не происходило.
Когда Марк увидел, что к ним направляется сам Расти Форд, он схватил Сару за руку и тихонько заскулил.
– Привет! – сказал капитан Вестона, поравнявшись с ними.
– Привет! – улыбнувшись в сорок пять зубов, поздоровался фотограф.
– Как дела? – спросил Расти. – Вам тут не скучно?
– Нисколько, – улыбнулась Сара. – Когда смотришь впервые, все кажется очень увлекательным.
– Сегодня повезло с погодой, – указал на безоблачное небо Форд. – На вторую половину недели обещают ливни.
– Вы завтра играете на выезде? – спросила Фелина.
– Да, против Кловерли, – ответил Расти. – Надеюсь, выиграем.
– Я даже не сомневаюсь! – обнадежил футболиста Марк. – Вам ведь нужно завтра выиграть, и тогда вы станете чемпионами?
Сара и Фелина переглянулись с ухмылкой. Марк, похоже, подготовился к встрече с капитаном Вестона.
– Верно, – кивнул Расти. – Очень хотелось бы.
В этот момент к ним присоединился Картер.
– Я готов, – сказал он. – Прости, Расти, но я вынужден их увести. В конце концов, это я – звезда.
Расти рассмеялся и похлопал нападающего по плечу.
– А мне обязательно идти? – насупился Марк. – Уверен, вы умеете нажимать на кнопку у фотоаппарата.
– Да, пойдем, – сказала Фелина. – Мы еще вернемся сюда.
Они отправились на экскурсию по базе. То, что с виду показалось Саре сарайчиками, внутри оказалось экипированными по последнему слову техники тренажерными залами, бассейнами, раздевалками, саунами и кафетериями.
– Вот тут мы и тренируемся, – сказал Картер. – Все очень прилично, чисто, аккуратно. Кормят вкусно. Вы будете с нами кушать в столовой? Правда, до обеда еще часа два, но я могу попросить что-нибудь для вас приготовить… Вы только попробуйте эти фрикадельки…
Марк фыркнул.
– Представляю, чем вас тут кормят, – сказал он. – Был у меня как-то раз парень культурист, так он ел раз в десять больше, чем я вешу.
– У нас есть овощи и фрукты, – улыбнулся Картер. – Пойдемте внутрь, я покажу вам бассейн и раздевалки.
При слове «раздевалки» Марк сразу же приосанился.
Картер провел их из одного высокотехнологичного сарайчика в другой. На стенах коридоров висели портреты мужчин и женщин, а также фото, сделанные во время игр. Сара внимательно посмотрела на одно фото. Почему-то молодой человек, который был на нем изображен, показался ей знакомым. Она даже остановилась, разглядывая его.
Курносый, с серыми глазами и самодовольной ухмылкой. Не сразу, но она узнала его. Достаточно молодой, чтобы играть за Вестон, но еще не подозревающий, что в будущем ему предстоит тренировать собственных заклятых врагов…
– Это Грэй, – предвосхищая ее вопрос, сказала Фелина.
Сара удивленно посмотрела на подругу.
– Правда? – спросила она. – Я так и подумала. Он здесь такой молодой.
– И симпатичный, – заметил Марк. Девушки дружно согласились.
– Его тоже называли предателем, – сказал Картер и тяжело вздохнул. – Он много сделал для обоих клубов, и я считаю, это глупо так клеймить человека. Он помог развитию футбола в стране, благодаря нему построили два стадиона, а академия Вестона получила мощный импульс к развитию. Сейчас нам не хватает таких людей, преданных делу.
Картер замолчал. Было видно, что ему тяжело говорить. Все уже слышали печальную новость.
– Он всегда гордился тобой, – сказала Фелина, положив руку Картеру на плечо. – И он понимал тебя, как никто другой. Мы будем чтить память о нем, и никто и никогда не посмеет назвать его плохим словом. Это великий человек, и память о нем останется на века.
В ответ на это Картер улыбнулся.
– Он всегда был одним из моих героев, – сказал он. – Когда он приходил на игры… когда ему еще позволяло здоровье… он всегда старался поговорить с нами перед игрой, как-то подбодрить… Это странно звучит, учитывая, что я тогда играл за Кенсингтон, а мы сейчас находимся в Меррингтоне… Но я уверен, что его никогда не забудут ни те, ни другие.
Он сделал глубокий вдох, затем резко выдохнул и улыбнулся, посмотрев на Фелину.
– Ну ладно, – сказал он. – Давайте узнаем, что у вас там за вопросы на десять тысяч.



Алекс Лонг

Отредактировано: 14.09.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться