Король Кубков

Размер шрифта: - +

Тур 35. Фелина

Воскресенье, 07.05.2006 15:50
После того, как прозвучал свисток, оповещавший о перерыве, Фелина почувствовала, как у нее подкашиваются ноги. Она знала, что сейчас Картер примет окончательное и бесповоротное решение, после которого она уже не сможет ничего поменять. У нее еще был шанс его переубедить, и ей нужно было что-то срочно делать.
– Ли… – начал Марк. – Ты знаешь…
Но Фелина уже выбегала из комментаторской и бежала к выходу, вниз по лестнице и дальше по коридорам стадиона, чтобы успеть. Успеть до того, как игроки Вестона зайдут в домашнюю раздевалку. Ей нужно было всего лишь рассказать ему правду о своих чувствах, и тогда он мог бы решить сам, что ему дальше делать, потому что она знала, что если не скажет того, что хотела, сейчас, то потом будет жалеть об этом всю жизнь.
Она успела к тому моменту, когда Шон Квинн, загнав всех игроков в раздевалку, с каменным лицом тоже собирался зайти внутрь и уже приготовился закрывать за собой дверь.
– Мистер Квинн! – крикнула Фелина. Охранник сделал попытку ее задержать, но Шон Квинн жестом дал понять, что готов разговаривать с девушкой.
– Что такое, Фелина? – спросил он загробным голосом.
– Дайте мне поговорить с Картером, – умоляла девушка. – Прошу вас.
Из раздевалки выглянул Расти Форд. Если у Квинна было каменное лицо, то на Расти лица не было вовсе.
– У вас все в порядке? – спросил он. – Мы тут ждем речь тренера…
Фелина умоляющим взглядом посмотрел на него.
– Расти, прошу тебя, мне нужно поговорить с Картером, – просила девушка. – Это может быть мой последний шанс.
Расти и Квинн переглянулись. Тренер Вестона тяжело вздохнул и кивнул.
– Хорошо, – сказал он. – Расти, позови Льюиса. Даю вам две минуты, мисс Бартон. Попрощаться.
От его слов у нее сжалось сердце. Нет, не прощаться она с ним собиралась.
Картер вышел из раздевалки.
– Привет, – сказал он таким тоном, будто ему было уже все равно.
– Картер, послушай меня, – сходу начала Фелина. – У нас не так много времени. Я хочу кое-что тебе сказать.
– Давай, – кивнул он. – Только быстро. Мне нужно переодеть футболку.
Фелина тоже закивала. Она взяла его за руку.
– Послушай меня, – сказала она. – Я все знаю. Я знаю, что ты ни в чем не виноват. Сара мне все рассказала. Я верю тебе. Она повторила мне все твои слова. Все, чем угрожал тебе отец. Она рассказала, что ты хотел сделать мне предложение. Картер, пожалуйста, не уезжай. Я не смогу жить без тебя. Я люблю тебя.
Картер открыто смотрел на нее, но понять, что он на самом деле думает под личиной безразличия, она не могла.
– Картер, – продолжала Фелина, – я не хочу, чтобы ты куда-то уезжал. Ты нужен мне. Ты нужен мне здесь. Я перееду в Вестон, я буду ходить на твои матчи назло отцу. Я не хочу, чтобы между нами был Колин Бартон. Колин Бартон – это всего лишь мой отец. Ты – Картер Льюис, Король Кубков. Он ничего не сможет с тобой сделать. За тобой будущее. Ты нужен своей команде. Ты нужен мне.
По Картеру было видно, что он пытается что-то ответить, но это давалось ему с трудом.
– Ли, я не знаю, что будет со мной завтра или послезавтра, – сказал он, – но мне нужно двигаться дальше. Мне нужно строить карьеру. Здесь я этого сделать не смогу. Он меня уничтожит.
– Нет! – ткнула ему в грудь пальцем Фелина. – Как же ты не понимаешь, что он ничего не решает? Он умеет только запугивать! Я пойду к директору клуба, я пойду жаловаться тренеру сборной, но Колин Бартон не испортит мне жизнь!
Внезапно Картер побледнел, глядя поверх Фелины. Девушка обернулась и почувствовала, как внутри у нее все сжалось. Перед ними стоял и внимательно слушал их разговор Колин Бартон.
Он смотрел на дочь с пренебрежительной улыбкой. Она никогда еще не видела в его взгляде столько ненависти и радости одновременно. Столко злорадственного триумфа. Он чувствовал себя победителем, это так, но ей было, что ему сказать.
– Что ты тут делаешь? – спросил он. – Мне казалось, девушкам не место на футбольных стадионах.
– Перестань указывать мне, что делать, – сказала Фелина. – Я буду решать, что мне делать, где проводить свободное время и с кем разговаривать.
– Это с ним ты хочешь разговаривать? – Колин кивнул на Картера.
Картер нервно сглотнул.
– Тебя это не касается, – сказала Фелина, – ты уже сделал все, что было в твоих силах, чтобы испортить мне и Дэниелу жизнь.
– Я уберег вас от позора, глупая девчонка, – сказал Колин. – Я не знаю, чем думал твой брат, когда защищал этого выродка, но надеюсь, он сильно об этом жалеет. Кажется, они проигрывают ноль-один? Надеюсь, ему понравится в чемпионшипе.
– Просто скажи мне, – сказала Фелина. – Ты правда все это подстроил? То, что меня не взяли на работу? Все эти трансферы тоже?
Колин перевел взгляд с дочери на Картера и обратно.
– Послушай меня, – сказал он тихим голосом. – Мне стоило огромного труда договориться с руководством этой дыры, чтобы они не болтали лишнего. Если тебе кажется, что ты сейчас борешься со злом во имя справедливости, то подумай еще раз, ради чего это все. У тебя было все, но ты ничего не захотела, потому что твои чувства всегда управляют тобой. Это ненормально.
– Ты испортил мне жизнь, – сквозь зубы сказала Фелина.
– Ты сама не понимаешь, о чем говоришь, – сказал Колин. – Я создал тебя. Я создал твоего брата и этого сопляка. Из ничего создал. Без меня вы все были бы никем, и я могу уничтожить вас одним росчерком пера, причем необязательно моим собственным. Неужели вы еще не поняли, что каждый раз, когда вы будете переходить мне дорогу, я буду втаптывать вас в землю?
– Неужели ты еще не понял, что мы тебя не боимся? – спросила Фелина.
Отец молча смотрел на нее.
– Не надо нас запугивать, – сказала девушка. – Ты ведь всегда завидовал ему. Картеру. Потому что про тебя никогда не пели песню о Короле Кубков.
Похоже, она задела самое больное место. Колин сжал руки в кулаки.
– Мне неважно, пели ее обо мне или нет, – сказал он. – Ее поют о таких полукровках, как этот.
Он даже не стал называть Картера по имени, а просто кивал в его направлении.
– На тебя жалко смотреть, – сказала Фелина. – Жаль, что те, кто верят в команду, верят и тебе. Жаль, что они не видят, какой ты можешь быть на самом деле.
– Пять минут! – раздался голос Квинна.
Колин хитро улыбнулся.
– Какая разница, каким я могу быть? – сказал он. – Я выигрываю. Прямо здесь и сейчас. На самом ужасном стадионе в мире.
Сказав эти слова, он удалился вглубь подтрибунного помещения.
Картер стоял словно истукан, побледнев от макушки до пяток.
– Он не оставит меня в покое, – прошипел он. – Если он захочет, то легко сотрет меня в порошок, как же ты этого не понимаешь? Он сказал, что если я не забуду про тебя, то не поеду на Чемпионат Мира.
– Я знаю одно, Картер, – сказала Фелина. – Если ты хочешь доказать, что ты – чемпион и Король Кубков, то иди и заработай это чертово чемпионство. Не надо бояться того, чего на самом деле нет. Это все у тебя в голове. Я всегда болела за тебя и буду болеть. Даже когда ты проигрываешь, даже когда у тебя что-то не получается, даже когда кажется, что ситуации уже ничем не помочь, я все равно буду за тебя болеть. Я полечу за тобой в Испанию, если нужно будет. Но я знаю, что если сейчас ты поможешь Вестону добыть чемпионство, то этот клуб отплатит тебе сполна. Не бросай их. Не бросай меня. Я люблю тебя, Картер, и я хочу выйти за тебя замуж. Мне все равно, есть ли у тебя кто-то или нет, меня не пугают соперницы. Я хочу быть с тобой, и я буду с тобой, что бы ни говорили люди.
Картер продолжал стоять как истукан, и когда Фелине казалось, что он вот-вот развернется и уйдет, и она уже приготовила ему солидную пощечину, он вдруг схватил ее за плечи, прижал к себе и крепко поцеловал.
Как она могла ненавидеть его? Все, что она делала, она делала, чтобы не думать о нем, потому что всегда любила его, потому что быть вдали от него было самым настоящим мучением. Она была сильной, она была из рода Бартонов, но Картер Льюис был ее слабостью.
Фелина знала, что сейчас его одноклубники наблюдают за ними сквозь щелку в проеме двери, слышала их хихиканье, но ей было все равно.
Внезапно нападающий отпустил ее и бросился внутрь раздевалки. Девушка в недоумении продолжала стоять возле двери, но Картер быстро вернулся. Вернулся с небольшой вельветовой коробочкой в руках. Он встал перед ней на одно колено.
Фелина ахнула.
– Что ты делаешь? – прошептала она. На глазах у нее навернулись слезы.
– То, что должен был сделать девять месяцев назад, – ответил Картер.
Он открыл коробочку, внутри которой было кольцо. То самое, которое лежало у него в кармане в тот злополучный день, но про которое ему тогда пришлось забыть.
– Ли, – сказал он, – я не мастер толкать речи, но я хочу, чтобы ты знала. Я ни на секунду не переставал тебя любить. Я делал это все только ради того, чтобы он не сделал еще хуже. Я не хотел бросать тебя, для меня в жизни нет ничего важнее тебя. Ты нужна мне, Фелина Бартон, и я не полечу в Испанию, если ты прямо сейчас скажешь мне, что не хочешь, чтобы я ехал.
– Я не хочу, чтобы ты ехал в Испанию, – просто ответила Фелина. – Я хочу, чтобы ты остался в Вестоне и защищал цвета этого чертова клуба. Я хочу, чтобы прямо сейчас ты вышел на поле и сделал все для того, чтобы сегодня Вестон стал чемпионом.
Картер широко улыбнулся, на лице его появилась надежда. Он надел кольцо ей на палец, бросив пустую коробочку Домингесу прямо в руки.
– Красная кровь? – спросил он.
Фелина кивнула.
– Красная кровь, – сказала она. – И никакая другая.
Картер поднялся с колена и крепко обнял ее. Затем он повернулся в сторону раздевалки, где его уже ждал Квинн, а затем посмотрел на Фелину.
– Ты обещаешь, что будешь со мной, несмотря ни на что? – спросил он, глядя ей в глаза.
Фелина кивнула без раздумий.
– Обещаю. Я всегда буду твоей королевой. И вместе мы будем править миром.



Алекс Лонг

Отредактировано: 14.09.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться