Король Кубков

Размер шрифта: - +

Тур 36. Картер

Воскресенье, 07.05.2006 15:58
Ничего другого ему и слышать не нужно было.
Фелина убежала обратно на трибуны. Когда Картер вошел в раздевалку, его встретил восторженный свист и аплодисменты.
– Вот это да! – смеялся Альбедо. – Ко мне бы так жена приходила!
– Да ты молодец, Льюис! – похлопал его по плечу Расти. – Да еще и на виду у Бартона.
Картер раскраснелся, но улыбнулся.
– Я не поеду в Испанию, – сказал он.
На лицах игроков Вестона появился шок. Расти нахмурился.
– Но ты же собирался…
– Мало ли, что я говорил, – возразил Картер, глядя на своего капитана. – Я не подписывал никаких бумаг. Это все было только на словах. Я не писал никакого письма с просьбой о трансфере в Мадрид. Я хочу остаться здесь. Я хочу жить в этом городе. Я хочу выиграть этот матч и сделать Вестон чемпионом.
На лице Расти Форда расплылась широкая улыбка.
– Вы только посмотрите, как заговорила наша звездочка, – рассмеялся он. – Ты что, нас полюбил?
Картер окинул взглядом своих товарищей по команде и остановился на Квинне.
– Мистер Квинн, – сказал он. – Прошу вас, не надо меня заменять на второй тайм. Я знаю, что вы хотите это сделать, но прошу вас. Не надо. Мне очень стыдно за то, как я вел себя в первом тайме и во время прошлого матча, я не должен позволять эмоциям влиять на мою игру… Но я прошу вас, дайте мне шанс все исправить.
Квинн смотрел на него с приподнятой бровью, словно с недоверием.
– Хочешь все исправить, говоришь? – сказал ирландец. – Может, речь вдохновенную вместо меня толкнешь? Или ты «не мастер толкать речи»?
Картер на секунду замешкался, а затем кивнул.
– Я могу, – с вызовом в голосе сказал он. – Хоть сейчас.
Квинн посмотрел на часы.
– Хорошо, у тебя ровно минута. Мы и так задержались, – и он демонстративно отошел в угол, оставив Картера один на один с игроками Вестона.
– Послушайте, – обратился Картер к соклубникам. – Я в этой команде меньше года, и оказался я здесь не по своей воле…
Игроки в недоумении переглядывались между собой.
– Это долгая история, – продолжал Картер, – и я обязательно вам все объясню потом. Я больше не буду держать ничего в секрете. Но сейчас я хочу, чтобы вы поверили мне. Я не трус и не шпион Кенсингтона, как меня после прошлого матча стали называть наши болельщики. Я говорю «наши», потому что за то время, что я провел в этом клубе, я успел полюбить и вас, и фанатов. Мне все равно, что про меня будут думать болельщики Кингс. Когда я играл за них, мне было все равно, что думают обо мне болельщики других клубов. Но мне было жизненно важно доказывать собственным, что я делаю это все ради них, а не ради себя. И сейчас мне как никогда нужно доказать, что ради своего клуба я сделаю все возможное и невозможное. В моей жизни было много моментов, когда я вел себя не так, как должен был, в том числе и с вами. Я прошу прощения за все те желтые и красные карточки, которые заработали на мне игроки Вестона, прошу прощения за каждый гол… Нет… я не прошу прощения за то, что было в прошлом. Я прошу у вас шанса на будущее. За этой дверью я разговаривал со своей будущей женой. Да, я женюсь на Фелине, и мне все равно, что думает Колин Бартон. Я сделаю все, чтобы сделать счастливой эту девушку, и я сделаю все, чтобы сегодня сделать счастливыми болельщиков Вестона. Потому что и она, и они тоже мне дороги. Я прошу вас мне помочь. Да, мы в меньшинстве, но это не значит, что мы не можем организовывать атаки. Я, Картер Льюис, даю вам обещание, что я останусь Королем Кубков и в клубе под названием Вестон. Для меня честь носить красную футболку и…
Он сделал глубокий вдох и закашлялся, но ему не дали закончить речь, утопив в аплодисментах.
– Сынок, – положил ему руку на плечо вновь подошедший к нему Шон Квинн. – Если ты сейчас выйдешь на поле и будешь играть с таким же рвением, с каким произнес эту речь, то я готов простить тебе этот ужасный первый тайм.
Картер улыбнулся. Поддержка Квинна именно в этот момент была ценна для него как никогда.
Один из работников стадиона поторопил их обратно на поле.
– Ну что, парни, – сказал Форд. – Покажем самозванцам, кто тут хозяин?
Команда откликнулась дружным воинственным возгласом и также дружно направилась из раздевалки в сторону тоннеля, который вел на газон. Картер думал о словах Фелины, о том, что все действительно было в их руках. Он был лучшим игроком в мире, он это знал, и еще он знал, что ему под силу было повернуть ход этого матча на сто восемьдесят градусов, как бы ни мечтал об обратном Колин Бартон.
Это был Вестон, его новый дом, с которым его теперь так многое связывало. Здесь у него были друзья, хорошие и плохие воспоминания, здесь проходила его жизнь, и он был готов сражаться до конца. Король Кубков не должен был сдаваться и бросать тех, кто в него верил. Даже если судьба распорядится иначе, он должен был доиграть этот матч и сделать все возможное и невозможное для того, чтобы выиграть чемпионат.
Не зря говорили, что все познается в сравнении. Именно в Вестоне Картер смог оценить то, что значит на самом деле поддержка болельщиков. То, как фанаты Вестона относились к своим игрокам и к нему в частности, дало ему понять многое. Для фанатов он был не просто машиной для забивания голов и наемником, откуда бы он ни пришел. Для них он был, прежде всего, частью команды, организма, который состоял не из склеенных между собой частей, а из связанных элементов, которые взаимодействовали между собой. Картер был частицей, которая играла важную роль. Частью истории, частью традиций. Он был никем без других десяти человек на поле, но и они нуждались в нем и в его таланте.
Что еще он мог сказать о тех людях, которые так в него верили? Сегодня ему было, что доказывать. Фелина любила его, и это было самое главное. Она знала правду. Она больше ничего не боялась.
Она действительно изменилась. Она заставила его поверить в то, что на самом деле все было вполне возможно, и что ему не нужно было бояться ее отца или кого-то еще. Он даже был готов поверить в то, что и результат игры был неважен, вот только он был действительно важен.
Нет, не деньги и слава интересовали его, а честь. Честь его лично и честь клуба, которую он защищал всем своим естеством. Король Кубков выходил на поле «Вестон Филд» под громкие песни, и в его жилах теперь текла не синяя, а красная кровь, и он должен был доказывать, что нашивка на его груди – это не просто эмблема, а фамильный герб.
Может быть, это звучало слишком пафосно и надуто, может быть, это было больше для кричалок или слоганов, но сейчас он чувствовал себя именно так. Он был частью этой огромной семьи.
Возвращаясь на поле, он заметил, что что-то изменилось. Он встал в центральный круг и посмотрел на трибуны. Где-то там сидела любовь всей его жизни. Если не после ее слов, то после чего еще он мог вырвать эту победу? Он посмотрел на Сантоса, который стоял напротив него, поставив ногу на мяч. Латиноамериканец кратко кивнул, давая понять, что настроен на победу не меньше.
Затем Картер поднял глаза наверх и тут понял, что именно изменилось. Закончился дождь. Небо было по-прежнему затянуто тучами, но где-то вдалеке виднелась радуга. Внезапно сквозь свинцовые облака пробился лучик солнца и осветил поле «Вестон Филд». Это было самое настоящее чудо. Это был знак. Знак, что есть надежда. Что нельзя останавливаться. Нужно идти вперед и добиваться успеха. Ведь если не Королю Кубков, то кому еще вести команду к победе?



Алекс Лонг

Отредактировано: 14.09.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться