Король Кубков

Размер шрифта: - +

Тур 37. Сара

Воскресенье, 07.05.2006 16:12
В перерыве между таймами Сара и Марк успели перекусить и вскоре снова заняли свои места в комментаторской кабине.
– Фух! Не опоздали? – спросил Марк. Их не было гораздо дольше, чем пятнадцать минут – время, которое обычно длился перерыв.
Сэр Лэнгли покачал головой.
– Нисколько. Я бы даже сказал, вы как раз вовремя, – ответил он. – А то и заранее подошли. Они почему-то никак не могут начать. Вестонцы задержались в раздевалке.
Картер с Домингесом, впрочем, уже стояли в центральном круге, и все было готово к тому, чтобы началась вторая половина матча.
– Хорошо, что дождь закончился, – сказал Марк, – а то игры толком нет. Мы же футбол пришли смотреть, а не плавание.
Ему, похоже, тоже не терпелось увидеть продолжение. Несмотря на то, что он постоянно говорил, будто футбол ему совершенно не интересен, Сара видела, что именно этот матч пробудил в нем необыкновенный азарт.
– Что-то долго тянут… – заметил Лэнгли. – Эберкромби уже сравнял.
– Как сравнял? – в один голос спросили Марк с Сарой. В кафе им успели рассказать, что команда Дэниела пропустила первой.
– Кто? – умоляющим голосом спросила девушка.
– Бартон, чертенок, – усмехнулся Лэнгли. – Головой. Всех перепрыгнул и забил. А потом сердечко какое-то показал и доллар нарисовал в воздухе зачем-то.
– Не доллар это, – с хитрой улыбкой покосился на раскрасневшуюся Сару Марк. – А буква «S».
Комментатор лишь пожал плечами в ответ на такое замечание. Сара закусила губу, стараясь не выказывать излишней радости, но ее распирало от гордости за Дэниела.
Картера показывали крупным планом на огромном мониторе стадиона, и Сара готова была поклясться, что в голове у него был клубок из мыслей, распутать который не под силу было даже ему самому. Он уставился в землю, ожидая свистка, который все никак не звучал. Судья, наверное, ждал, когда секундная стрелка окажется ровно на двенадцати. Картер закрыл глаза и поднял голову, обратившись лицом к небу. В лице форварда что-то изменилось. Словно появился намек на… надежду? Он открыл глаза, устремив взгляд ввысь, и в следующую секунду на газон «Вестон Филд» упал яркий луч света.
Да, дождь действительно закончился, и над полем «Вестон Филд» начало светить солнце. Сара уже была на этом стадионе один раз, когда Картер решил пошутить над Фелиной, и тогда для нее все было новым и чужим, но именно сейчас, в этот важный момент он показался ей каким-то особенно домашним и уютным.
Тучи расходились, а из-за них возникало чистое, голубое небо, и вдалеке, туда, ближе к центру города, было видно радугу. Ей казалось, что даже через стекло комментаторской будки она слышала пение птиц.
– Чудеса какие-то… – прошептал Марк прямо перед тем, как судья со всей силы дунул в свисток.
В самом деле, теперь Вестон могло спасти только чудо.
Домингес отпасовал назад на Расти, и все комментаторы разом загудели, каждый в своем стиле, своими словами, разными эмоциями, даже на разных языках, но одинаково захватывающе принялись передавать происходящее на поле. А происходило то, что Вестон начал какую-то наступательную операцию.
Картер стал оказываться на острие атаки так часто, что фамилия «Льюис» регулярно эхом раздавалась по всему ложе прессы. Сектор местных ультрас затянул песню про Расти Форда.
Сара не знала полностью слова этой песни, которую она уже слышала во время прошлого матча, но про себя напевала мелодию, а одними губами произносила отдельные слова, которые помнила наверняка. К фанатскому сектору вскоре присоединились и главные трибуны.
Вестон, тем временем, полностью захватил инициативу и оккупировал половину поля Кенсингтона. Не успела Сара подумать о том, чем сейчас занимается и о чем думает Колин Бартон, как отец Фелины выскочил к бровке и начал орать на своих игроков, давая им указания.
Такое его поведение казалось довольно странным, ведь команда, которой он руководил, уверенно вела в счете, но Сара понимала, что что-то произошло в перерыве. Что-то заставило Колина Бартона нервничать.
Внезапно раздался какой-то странный гул, хотя на поле была пауза, во время которой Маркос Альбедо надевал слетевшую от излишнего усердия соперников бутсу и завязывал шнурочек. Комментаторы тоже зашевелились.
– Что такое? – нахмурилась Сара. – Что случилось?
– Юнайтед! – рассмеялся Лэнгли. – Юнайтед забили второй. Автогол Лонсбриджа.
Марк с Сарой посмотрели друг на друга с открытыми ртами, да так, наверное, и стояли бы, если бы вдруг стадион не начал постепенно наращивать громкость. Альбедо выдал искуснейший диагональный пас через половину поля на Расти Форда, который умело подключил Домингеса, тот сыграл в стеночку с Картером, сам Картер оказался в выгодной позиции, и…
– Го-о-о-о-о!…
Саре пришлось закрыть уши, чтобы не оглохнуть от криков всех комментаторов разом. Марк схватил ее в цепкие объятья и принялся трясти с криками «да-а-а!», пока сама девушка, еле сдерживая радостные возгласы, пыталась объяснить ему, что один гол еще ничего не значит.
Но Марку было все равно. Он устроил самые настоящие ритуальные танцы. Солнце, тем временем, вовсю заливало трибуны и газон «Вестон Филд», как за несколько минут до этого их заливал дождь. Сара могла сказать наверняка, что становилось гораздо теплее, и болельщики Вестона кислые мины сменили на лица, полные надежды. Один-три звучало уже куда веселее, чем ноль-три, и Сара понимала, что как никогда ждет чуда.
– Колин Бартон, похоже… да, все верно, – вещал комментатор, – Колин Бартон делает тройную замену. Со скамейки выходят Лемар, Джонс и Куимби, а садятся отдыхать Типпин, Торберг и Айрис. Они свою работу на сегодня выполнили, и теперь могут спокойно отдыхать. Я думаю, Колин Бартон безумно доволен собой и приложенными усилиями своей команды. Похоже, он считает, что уже выиграл этот матч. Что ж, через минут пятьдесят мы точно узнаем, так ли это. А пока продолжаем следить за развитием событий и положением команд в турнирной таблице. Эберкромби на одно очко опережают ближайших преследователей, расположившись на семнадцатом месте. Напоминаем, что только при таком раскладе они остаются в премьер-лиге. Ничья их не устраивает. Нужна только победа. И проигрыш конкурентов, конечно.
– Я все пропустила, – неожиданно раздался голос Фелины. – Что произошло?
– Расти и Маркос! – радостно объявил Марк. – Расти и Маркос организовали гол для Картера!
У Фелины загорелись глаза.
– Серьезно? – взволнованно спросила она. – Картер забил?
– Еще как забил! – сообщал Марк. – Я совершенно ничего в вашем футболе не понимаю, но даже мне нравится, когда что-то делают Расти и Маркос!
Фелина радостно рассмеялась, но улыбка ее быстро сменилась на ужас на лице, когда Мерейда вновь упал в штрафной.
– Только не это… – простонала она. – Все так хорошо начиналось…
Тем временем, на поле судья Пристли подбегал к штрафной Вестона. Расти Форд тоже был уже там и пытался что-то доказать рефери, но тот лишь качал головой. Ситуация, казалось, начала выходить из под контроля, как вдруг Пристли достал желтую карточку из кармана, а следом и красную и показал обе…
– И Мерейда получает второй горчичник и вынужден покинуть поле! – объявил комментатор.
На поле и рядом с ним творилось что-то невообразимое. Почти невозмутимый до этого Колин Бартон орал, что было силы, пока его помощники пытались его успокоить. Ранее он просто наблюдал за происходящим, но теперь, когда, казалось, все, что было в его руках, начинало от него ускользать, он опять начинал терять контроль над ситуацией и над собой.
– Это какое-то безумие! – продолжал голосить комментатор. – Жозе Мерейда удален после того, как получил вторую желтую карточку за симуляцию! Составы команд равны по численности! Становится жарко!
Жозе. Тот самый Жозе, который заставил Картера приревновать Фелину. Все начинало плыть перед глазами, Сара была словно в тумане, уже не понимая происходящего. В тот момент, когда Мерейда кричал на линейного судью, решившего, что тот упал очень уж красиво, по стадиону опять началось какое-то шипение.
– А у нас появляется информация, что Эберкромби забили третий гол! – объявлял комментатор. – Джером Лестер становится его автором!
У Сары бешено колотилось сердце. Никогда в жизни она не ощущала такой всплеск адреналина. Ей казалось, что сердце ее вот-вот выскочит из груди. Она не знала, куда ей смотреть и что слушать. Рядом Марк бился в припадке радости, а комментаторы продолжали раздавать эпитеты направо и налево.
Когда Мерейду, наконец, выпроводили в подтрибунное помещение, и игра, похоже, пошла своим чередом, вратарь Вестона выбил мяч в поле. Каким чудом он нашел ногу Маркоса Альбедо, было известно одному небу. Но Альбедо своим коронным пасом перекинул мяч на другой фланг, где бегали лишь Картер и беспечный защитник Кенсингтона, пока четверо в синих футболках пытались ограбить Альбедо. Пас был таким неожиданным, что даже сам Картер казалось, не сразу понял, как мяч оказался прямо у него в ногах. 
– Офсайда нет, что ли? – выпалила Фелина, словно не веря собственным словам.
Пока остальные пытались добежать и остановить Картера, он уже ворвался в штрафную и попытался поразить ворота вратаря Кингс. Но мокрый и грязный от дождя мяч сорвался с ноги и пролетел прямо над перекладиной.
Трибуны ахнули. Весь стадион, включая Марка, Сару и Фелину, схватился за голову.
– Надо было низом! – громко возмутился Марк, за что получил от нескольких комментаторов недовольные взляды и шиканье, но фотографу было уже все равно, так сильно захватила его игра. – Сами вы ш-ш-ш!
Вратарь Кингс выпнул мяч от своих ворот, но не слишком далеко, и защитник, который решил принять пас, поскользнулся на газоне. Быстроногий Картер, который оказался в этот момент рядом с ним, тут же перехватил инициативу и побежал обратно к чужим воротам, но так же быстро и потерял мяч, потому что долго держать у него круглого не выходило, а партнеров, с которыми можно было сыграть, рядом не было.
Но тот Картер, который вышел на поле в первом тайме, и тот, который был на поле сейчас, это были два разных Картера. Тот Картер, который играл до перерыва, и не играл толком, а просто передвигался по полю в надежде, что кто-то из партнеров создаст для него момент. Другой же Картер, который как ураган носился между соперниками сейчас, искал мяч сам, а не ждал милости со стороны Расти ли кого-то еще.
Внезапно Сара заметила, будто он сам начал отдавать указания одноклубникам. Это был их шанс. Картер ожил. О чем бы они с Фелиной ни разговаривали в подтрибунном помещении, это работало. Он снова был Картером – Королем Кубков. Именно эту песню затянули болельщики Вестона, которые на время даже затихли, но будто опомнились, понимая, что их поддержка была нужна команде, как никогда. Солнечные лучи заливали трибуны и газон «Вестон Филд», от туч и дождя не оставалось и следа в памяти людей, которые сидели на стадионе.
Никто не знал, что будет дальше, но у себя в мыслях Сара могла представить только один исход. Справедливый исход, пусть и был он справедливым только в глазах болельщиков Вестона.
Кенсингтон начал рваться к воротам Свенсена, но на скользкой траве мяч почему-то перестал их слушаться, и в какой-то момент защитники Вестона выбили мяч из-под ног у нападающих Кингс, а дальше последовала мощнейшая контратака в исполнении Вестона. Это было похоже на теннисный матч, так сильно команды старались завладеть инициативой, бегая от одного конца поля к другому.
После пушечного удара Расти, который в сумасшедшем кошачьем прыжке отбил обоими кулаками вратарь Кингс, мяч ушел на угловой. Трибуны снова загудели. Болельщики Вестона, сидящие за воротами, завороженно смотрели, как Расти установил мяч на угол и отошел для разбега.
– Расти Форд будет подавать угловой! – объявляли комментаторы. – Сколько мячей Кенсингтон пропускает со стандартов мы знаем…
В этот момент Сара просила небо лишь о том, чтобы никто не сглазил Вестон и Расти. Часы показывали, что до конца матча оставалось десять минут. Расти сделал шаг и выпнул мяч в штарфную Кингс. Несколько секунд во вратарской происходило нечто больше похожее на кашу, чем на борьбу за мяч. Снаряд угодил в грудь одному из рослых защитников Вестона, упал на землю, дальше частоколом из ног его пытались выбить то в одну, то в другую сторону.
Вратарь Кингс схватил мяч и выпнул его подальше от своих ворот.
Марк закрыл лицо руками.
– Я не могу на это смотреть, у меня нет столько нервов, – сказал фотограф. – Расскажешь, как там.
Сара убрала его руки от лица.
– Не бросай их! – говорила она. – Еще чуть-чуть, и у них все получится! Они выиграют! Выиграют!
Марк мотал головой. Часы неумолимо продолжали тикать. Восемь минут до конца тайма.
– До конца основного времени остается совсем немного, – словно вторил мыслям Сары комментатор, рядом с которым они стояли. – Сможет ли Вестон развить свой успех? Смогут ли они победить или хотя бы добиться ничьей? Я уверен, вся страна сейчас прильнула к экранам и радиоприемникам.
Да, наверняка, сейчас на всех девяти остальных стадионах люди точно так же сидели и стояли в наушниках, обращая больше внимания на матч, который проходил на «Вестон Филд», чем на те, которые были прямо у них перед носом.
– Обстановка продолжает накаляться, – говорил комментатор.
В этот момент Картер совершил очередной марш-бросок, оставил обескураженных защитников Кенсингтона в дураках и оформил дубль.
Это было похоже на сказку. Картер подбежал к камере и похлопал себя по груди прямо над сердцем, а затем оттянул воротник и показал всему миру татуировку в виде надписи. Это было всего одно слово, но в нем было больше силы и мощи, чем в любом самом красивом рисунке.



Алекс Лонг

Отредактировано: 14.09.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться