Король ничего не решает (крв7)

7.39.11 История девочек Лиз от Даррена

Даррен замолчал и опять схватился за стакан, допил, она налила ещё. Он кивнул и продолжил:

– В общем, Георг разрешил им учиться. То есть, это и раньше не было запрещено, де-юре, но по факту – никто не позволял женщине даже поступить, её не пускали родственники, профессора валили на экзамене, если даже она была гениальна и могла пройти, несмотря ни на что, её вынуждали уйти потом, массовой травлей, при молчаливом попустительстве преподавателей.

– Были прецеденты? – прохладно уточнила Вера, он кивнул:

– Были, я не буду на этом останавливаться, это разговор не на один час.

– То есть, они пытались, и не раз? – полуутвердительно кивнула Вера, Даррен посмотрел на часы, посмотрел на её записи на столе, сказал:

– Шен рассказывал вам, почему королева… Хм. Кто такая Лизет де'Бишер, он рассказывал?

– Нет. Кто?

– Это женщина-маг, она давно умерла, но дело её… будет жить в веках, – прозвучало иронично, Вера приглашающе улыбнулась, он продолжил: – Она родилась в 864м году, женщин тогда не обучали магии, их обучали сдерживать силу, чтобы она не приносила разрушений. А лучше даже скрывать её, от греха подальше, женщина и так стихийное бедствие, а женщина-маг вообще… Это снижало шансы удачно выйти замуж, поэтому старались скрывать. Но госпожа Лизет нашла учебник и тщательно изучила втайне от всех. К счастью, это был учебник по контролю погоды, всего лишь, иначе последствия могли бы быть куда более ужасающими. Это секретная информация, – он послал ей дружеский взгляд с лёгкой улыбкой, Вера улыбнулась в ответ, он добавил шёпотом: – Шен говорил, вы умеете хранить секреты, так что слушайте и забывайте.

«Как же много он вам говорил, вот это да. Такое ощущение, что он вас лично и тщательно учил правильно улыбаться. Не учёл только, что то, что веками работает у котика, может не сработать у хорька.»

Вера пыталась не представлять, как они сидят вдвоём над планами и схемами по завоеванию расположения госпожи Вероники, кивнула Даррену, он продолжил:

– Госпожа Лизет ощутила в себе силу, достаточную для того, чтобы самой управлять своей жизнью, сбежала из дома и весело провела несколько месяцев в путешествии по графству своего отца. Далеко не ушла, к счастью, но дел натворить успела, и главное её дело состояло в том, что она выбрала себе мужа, сама, что в её положении – чистая фантастика. Отец запретил ей даже думать о таких глупостях, она в ответ пригрозила, что раскроет всему миру правду о своих приключениях – а это страшный позор, им очень повезло, что её инкогнито не раскрыли. Отец с ней немного повоевал, они сошлись на том, что он не будет запирать её в подвале, а она в ответ не будет насылать на его графство ураганы, всё вроде бы устаканилось, но в этот момент объявился её избранник, который оказался ловким и честолюбивым парнем, хоть и низкого происхождения. Далее последовали все ужасы семейной драмы, но в итоге госпожа Лизет зубами выгрызла себе право выйти замуж за этого человека. Но в день свадьбы узнала, что он любил скорее её положение, чем её саму, и в отместку в тот же день постриглась в жрицы Церати. Это карнская богиня плодородия, её жрицы обладают крепким здоровьем и устойчивой психикой, но родить могут только девочек, это особое условие. И ещё одна особенность благословения Церати состоит в том, что оно иногда наследуется. Через время госпожа Лизет разобралась с мужем, построила родственников, и вернулась в отчий дом как хозяйка, сама наняла себе учителей, освоила магию на очень высоком уровне, и вообще получила разностороннее образование, и получала его всю жизнь, её даже мастер Аскольд очень уважал и часто бывал у неё в гостях. Она прожила почти сто лет, родила десять дочерей, и всем им привила чувство собственной безусловной невероятной ценности, тягу к знаниям и умение добиваться своего. Учитывая, что её грехопадение удалось скрыть, а её замужество удалось подать как мистическую духовную связь судеб, предсказанную за сто лет до события – её репутация пострадала не очень сильно. Её мужу потом задним числом откопали родословную, они нашли через время общий язык с родственниками и соседями, и очень выгодно выдали замуж всех своих дочерей. Дочери тоже оказались на диво плодовиты и энергичны, и через время… – он замолчал, Вера видела по его лицу, что он понял, что расслабился, и пытается опять вернуться в официальное состояние души, и найти какие-нибудь другие слова, не похожие на "подмяли под себя пол-Карна и весь королевский дворец, суки охреневшие".

Даррен отпил воды, Вера мягко спросила:

– Они пытались поступить в академии?

– Да. Они много чего пытались сделать, и у них многое из этого получилось. Их всех вместе называют "девочки Лиз", всех дочерей, внучек и так далее, их сейчас очень много, недавно вы одну из них били лицом о Восточную площадь. Потрясающая жестокость, я такого ещё не видел, – он серьёзно посмотрел на Веру, медленно качнул головой: – Мне казалось, я знаю о жестокости всё, и о вас знаю всё, я читал материалы дела об убийстве Тонга, и по месту преступления ходил, и по пятой квартире, которую вы расписали под скотобойню, но принцесса… Чёрт, она же женщина!

Он поднял на неё возмущённый требовательный взгляд, вынуждающий начать срочно оправдываться, отшучиваться, хихикать и сутулиться. Вера подняла бровь и сказала:

– И что? Я тоже.

Он закрыл глаза и отвернулся, отпил ещё воды, Вера добавила:

– Давайте вернёмся к вопросам образования. Георг 15й допустил женщин в академии, дальше?



Остин Марс

Отредактировано: 19.02.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться