Королева пандемониума

Размер шрифта: - +

Глава первая. Встреча


  
  
  
  
  
   
  
  
   Наше время
  
   - Ай, детка, поди в магазин к Лариске, купи хлебу, - прохрипел старческий голос.
   - Хорошо, бабушка! - отозвалась я, молодая девушка, играющая с пристарелым ретривером, - Только с Боби доиграю и схожу.
   - Шапку надень, а тось заболеешь! - скрипучим голосом посоветовала старушка.
   - Ладно, ладно, надену! - прокричала я и отправилась а ближайший супермаркет.
   Проходя мимо множества двухэтажных домиков, кареглазая девушка направлялась к палатке, на которой красовалось надпись " ДЕШЕВЛЕ НЕ НАЙДЁШЬ", написанная чёрным маркером по Тёмно-синей плёнке. На прилавке в коробках красовались безделушки, рядом стоял бидон с молоком и три вида булочек. Где-то позади стояла женщина в розовом платочке и платье чуть ниже щиколотки того же цвета. Это и был так называемый, местный "Маркет".
   - Здравствуйте, Лариса Александровна! Дайте пожалуйста батон белого хлеба, - выдохнув произнесла я.
   - Ну, здравствуй, - явно с иронией ответила женщина лет сорока пяти, - А хлеба то и нет, милочка моя... Ой, здравствуйте, Баба Нусь. Как поживает ваша кошка? - к палатке подошла пожилая женщина с тростью.
   - А? Чавось? Лариска дай хлебу мне! - взмахнула рукой с палкой женщина в возрасте.
   - Сею минуту! - Лариса Александровна услышав заказ отошла, нагнулась, и достала батон белого хлеба и протянула женщине. Та, в свою очередь, открыла свой кошелёчек и начала в нём копаться.
   - Слушай, девочка, иди ты отсюда! - сказала Лариса, заметив кареглазую молодую особу, то есть меня.
   - Но....- хотела было возразить я , но меня нагло перебили. А я жуть как не люблю когда меня прерывают.
   - О, как бабка, жива ещё? - хриплым голосом прорычала сквозь два зуба старушка обращаясь видимо ко мне.
   - Бабушка - хорошо, здравствует, - удивлённо прошептала я.
   - Ах тыж старая корга! хэх, хэх! - довольно отозвалась Баба Нуся - Я к вам загляну!
   - Эй, Ларочка, дай ты ей хлебу.
   - Хорошо, Баба Нусь, - ответила крыска - Лариска и небрежно протянула батон белого, - На!
   - Спасибо большое! - воскликнула молодая обладательница тёмных глаз, - До свидание, Баба Нусь.
   - Семёновне привет передай! - вслед той кричала бабка, но я уже умчалась, - Чавойт она весёлая такая? Хахаля шоли нашла? - обратилась бабка к Ларисе
   - Да кому такая нужна то? Смех да и только! - с усмешкой проговорила Ларочка и шепотом добавила, - Баба Нусь, подите что скажу! - Та придвинулась, - Говорят она не человек! Ниночка, моя невестка рассказывала что как-то вышла на улицу, воздухом подыхать, а том она и глазёнки у неё светились как огонь, красным! И даже родители её бросили!
   - Да врёшь ты вусё! - высказала свою точку зрения Нуся Ивановна и удалилась в своё обиталище.
  
   * * *
  
   Пока Баба Нуся и Лара вели секретный диалог, Ай уже была дома, в тёплой избе с большой белой печкой, диваном и плазменным ТВ.
   - Бабуль, я дома!
   - Огонёчек, - так Семёновна называла меня из-за цвета моих волос, - Хлебушка купила? Садись кушать будим!
   Я села и мы начали есть. Еды было не много, да и денег порой не хватало, всё на телик потратили.
   - Милая, всё в порядке? Ты грустная какая-то, - побеспокоилась бабушка.
   - Всё в порядке, - отозвалась я, приподнимая уголки губ.
   - Ну хорошо, - выдохнула она, - Тебе б женишка найти, а то в девках так и останешься!
   - Бабушка! - покраснев, ответила.
   - Шо, бабушка? Я внуков раньше Ивановны хочу повидать! - обозлилась та. Мне нечего было сказать, оставалось лишь смущаться.
   - Золотце, точно всё в порядке? Тебя никто не обидел? Нечего не узнали? Ничего не видели? А то по деревне бродит слушок один! Интересно, кто же проболтался? Неужели Ивановна? ... Нет, она не могла! - сделала вывод старушка.
   - Всё нормально, - выдохнула я, - Меня никто не обижает.
   - Точно?- прищурив левый глаз, хриплым голосом прошептала Бабушка.
   - Точно, точно, - с удивлением смотрела я на неё.
   Спустя нескольких минут, я встала из- за стола, взяла поводок и направилась на прогулку с пристарелым ретривером.
   - Боби, гулять! - позвала я пёсика, напоминающего обжору Гарфилда из Американского мультфильма. Он переваливаться с ноги на ногу,прям как шкаф на спичках, пыхтя подошёл ко мне. И мы удалились на важную прогулку.
  
   * * *
  
   Тем временем, к Семёновне пришла Нуся Ивановна.
   - Агась, не ждали? А я припёрлося !- пнула своей задней частью дверь Нуся Ивановна.
   - Бог ты мой, Ивановна?! Тише, ты! Дверь сшибёшь же! - возмущённо прорычала Бабушка.
   - Ой, да ладно тебе, - махнула рукой баба Нуся, - Семёновна, чаю мне! - потребовала гостя.
   Бабушка лишь удивлённо посмотрела на севшую на стул женщину и пыхтя налила ей чай.
   - Кстати, Семёновна, Иваныч передал письмо.
   - Да? Ну давай посмотрим что там, - ответила моя родственница и протянула руку вперёд.
   - Чё давать? Я не корова, чтоб молоко давать! - возразила та.
   - Письмо давай, - возмутилась её собеседница.
   - Чавойсь? Какой письмо? - недоумевала баба Нуся.
   - Мать твою, Ивановна....- хотела продолжить родственница, но вовремя остановилась, - Письмо.., мне.., от Иваныча... - сдерживая новый порыв эмоций проговорила бабушка.
   - Аааа, письмо то, - ехидно заулыбалась Нуся Ивановна, явно издеваясь над бабушкой, - Так нет письма, та!
   - Ивановна, чтоб тебя... - заорала Семёновна, - Шоб тебя.... склероз замучил! - ударила по столу кулаком, - Как нет письма? Где ж оно?
   Нуся Ивановна лишь хитро блестела своими тёмными глазками
   - Я тебя...... Закопаю....под ближайшим холмиком, корга старая! - продолжала орать моя родственница.
   - Семёновна, тише, тише! - успокаивала баба Нуся подругу, - Письма нет, Иванычу бумаги не хватило!
   - Как не хватило? - поникла её собеседница, и вздохнув, присела на стул.
   - Вот так! Нехватка бумаги - большай проблема, знаешь ль! Не бережёшь ты деревья Антониночка, не бережёшь! - широко улыбаясь говорила бабушкина подруга, - Но он на словцах передать просил, - продолжала успокаивать и одновременно издеваться Нуся Ивановна.
   - Так давай же, не тяни! - воскликнула бабушка.
   - Ладно, ладно. Шо ж тама было? - под свирепым взглядом подруги она продолжала, - Аааа, точнаж, слухай, дорогая:
  
   " Для милой Антонины Семёновны Ольховской, запята,
   Иваныч желает тебе добра, тчка.
   Цалуй, тчка. "
  
   - Всёйсь, вродеб, если не запамятовала, - повествовала наконец она содержимое письма.
   - Иваныч, - уважительно произнесла отчество навязчивого поклонника бабушка, - Нусь, знаешь что?! Тратиться на бумагу я тож не собираюся! Передай-ко посланнице шоль.
  
   "Дорогой Андрей Иванович Хлабышевскай, хотя нет, Иваныч, да так пойдётсь.
   Так, Иваныч, запята, жалаю шоб тебе ложкой в бани можно было прикрытяся! Тчк. Не пяши мне, тчка.
   От Антониночки, тчк!
   И, на прощанье... Смайлик.тчка."
  
   - Может помягча напишешь чёль, а? - пыталась вразумить подругу Баба Нуся.
   - Нет! И так сойдет пожалуйсь! - осветила все свои три зуба бабушка. Да, да, вы не ослышались! Их у неё осталось только три: жёлтый, чёрный и последний поломанный на две части. Остальные она променяла на деньги у других пенсионеров.
   Нависло молчание. Злостная улыбка не слезала с лица Семёновны, пока она не вспомнила недавний обед с со своей внучкой.
   - Это ты про силу Ай всем разбазарила,а? Ну шо, Ивановна, делати та будем? - она прищурив один глаз смотрела на собеседницу. Бабушка всегда любила таким образом допытываться до людей, причём не замечая этого. Помню как-то раз, она пошла за водой к роднику. Он у нас не совсем обычный, из железной трубы бьёт. Так вот пошла она и видит воды то и нет. Так она всю нашу деревню переполошила, оббегала с криками:
   - Кто воду мою стырил? Авось убью нахрен! Крысоеды! Агась! Молчите! Да я вам сейчас покажу Кузькину мать! N!ЗАПРЕЩЁННОЙ ЦЕНЗУРОЙ дважды!N - после чего носилась за каждым встречным с железным ведром и тремя бидонами в руках. После всё-таки пойманную её молодёжь пяти- семи лет, она сверлила своим прищуренным серым глазом. Это продолжалось до самого вечера, пока она не нашёлся родниковый обидчик. Им оказался постой дубовый жёлудь. Видимо чем-то наш родник помешал белочке, поселившейся в дупле рядом стоящего дерева, вот она и поместила в трубу жёлудь.
   - Чавойсь? Семёновна, совсема с дубу рухнула чёли? Не говорила я ни шо! Подумаешь Наденьке прошептала чуть-чуть, - оправдывалась Нуся Ивановна.
   - Трепло окаянное! - одарила её не лестным словом подруга.
   - Но.... - начала возражать Баба Нуся, но её небрежно прервали.
   - Молчи! Рот теперя у зубняка открывати будешь! Пóняла? - вскочила бабушка со стула и начала тереть руку об руку, одну из них сжимая в кулак и изредка постукивая ей, - Теперя твоя Наденька и вся дерёвня наша в курсе об появлении Ай, чтоб тебя, Ивановна!
   - Ну, звиняй меня! - молила Нуся Ивановна.
   - Эх, шось с тебя взяти? Вмести расхлёбывать твою похлёбку будим! - вздохнув сказала Антонина Семёновна.
  
   * * *
  
   Вечерело. Проходя мимо крайних домов деревеньки, Мы подошли к лесу. Через пару минут я и энергичный пёс, были в нём, а ещё спустя минут пять - у речушки, где я спустила Боби с поводка. Тот обрадовавшись свободе вприпрыжку понёсся по усыпленной листвой тропинке вперёд. Он резко остановился, поглядел на меня, прилёг, перевернулся на спину и начал кататься то влево, то вправо. Боби не сильно выделялся на фоне осенней листвы, даже можно было сказать что его сейчас там и не было. Он довольно наскакавшись и накатавшись , и видимо сделав все свои важные дела, откуда-то приволок здоровенную палку и кинул её к ногам хозяйки, всем своим видом показывая чтобы я поиграла с ним. Мне пришлось целых двадцать минут кидать псу эту бедную палку, пока Боби не начал оглядываться по сторонам. Внезапно появившийся лёгкий шорох и холод начали придавать прогулке устрашающие черты.
   - Что это? Боби ты видел? Только что ,что-то белое промелькнуло! - шепотом проговорила я, обращаясь к ретриверу.
   Неподалеку раздался шум и вспышка яркого света. Не смотря на сопротивление Боби, мы поспешили к месту источника беспокойства, чтобы понять происходящее.
   На небольшой полянке находилось два человека. Первый - мужчина лет сорока, в чёрном одеянии и крестом в руках. Он что-то невнятно бормотал себе под нос, наверное молился. Второй, находившийся ближе ко мне -молодой человек, примерно мой ровесник, но может чуть старше. Одет он был в тёмную синюю кофту с небольшим капюшоном, чёрные джинсы и кожаные ботинки в стиле "милитари". Бело - серебристые волосы (притом он не был седым) предавали его виду некую загадку. А глаза то какие! Зелёно- жёлтые радужки делали его взгляд странным. Вроде бы он смотрел на противника или же куда-то вдаль? Бело- жёлтые брови вразлёт словно подчёркивали эту особенность его взгляда. В моём воображении этот парень всё больше походил на кошку, спокойную выдержанную, но в то же время требовательную и властную. Только уши и хвост отсталость прибавить.
   - Да, да он бы выглядел именно так ,и ему бы шли эти серебристы ушки и хвост, - твердила я сама себе, - Стоп. Что? Минутку. У меня галлюцинации или у него на самом деле уши и хвост?!? И что это ещё за голубое пламя у него в руке?
  
   * * *
  
   - Неужели он..... Нет, такого быть не может! Или всё же... - бормотала я, пока тем временем обстоятельства всё сгущались в огромную кучу, превосходно начинавшуюся на букву Д.
   Всё яснея проявлялась негативная аура, предвещающая опасность.
   По одному взгляду серебряноволосого можно было понять, что он намерен победить в этом сражении. Под свирепым взглядом противника, священник округлил глаза и отшатнулся на пару шагов назад. Наверное он испугался. А что ещё оставалось делать? Будь я на его месте, давно бы убежала, но он видимо не собирался отступать. Священник закрыл глаза, выставил правую ногу вперёд, протянул две руки перед собой, держа в них украшенный красными камнями крест и начал читать молитву
   - Господи, избави нас от лукавого, - нараспев заканчивал он своё чтение.
   Тем временем лицо ушастого искривилось в довольной ухмылке.
   - Дурак, чего ухмыляешься? Бояться надо, а он тут в улыбке расплывается видите ли! Чёртов лис... Недоделанный! - думала я.
   И только сейчас заметила, что над его рукой уже не было пламени. Он, не торопясь, поднял её вверх и щёлкнул двумя пальцами. За его спиной появился огненный круг с меня ростом, по середине которого красовалась пятиконечная звезда, а на его границах небольшие точки в виде маленьких блуждающих огоньков. Он что-то произнёс, вроде - "Вперёд или Фасс!"
   - и они непрерывной струёй начали полить по священнику. Тот уклонился и не стал оставаться в долгу, атаковал. Он достал из-под своего подрясника мешочек в котором находилась соль и взяв горсть пустил её прямо в лицо сопернику.
   - Ах ты N!ЗАПРЕЩЁННОЙ ЦЕНЗУРОЙ!N. - заорал белобрысый, освобождая лицо от белоснежных кристаллов соли.
   Не задержав порыва чувств он бросился на обидчика. Подпрыгнув и одновременно разжигая большое синее пламя в руке. Зеленоглазый повалил экзорциста. Да, да, это был именно экзорцист. Тот самый, который борется против всякой нечисти. Так вот, лис повалил его и хотел было пройтись огненным шаром по лицу священника, но заметил меня. Он повернул голову в мою сторону и произнёс:
   - Человек? Что ты..., Чёрт, тебя ещё здесь не хватало! Уби......- не успел он договорить, как получил кулаком в свою симпатичную мордочку.
   - Не справедливо!- выкрикнула я - Это не честно!
   - Да кого твоё мнение интересует! - про шипел мне Лис.
   - Вот нахал! Я видите ли тут за него заступаюсь, жалею, а он..... он....он даже моих оскорблений не достоин! Вот так! - обсуждала я сома с собой эту не благодарную личность.
   Лис, встав на ноги, подлетел ко мне, закинул на одно плечо и подпрыгнул так, что мы оказались на дереве.
   Интересно а в мастера спорта по прыжкам он не пробовал податься? Жаль... Он бы с лёгкостью достиг вершины спорта.
   Не успела я опомниться как мы перескочили через пару, тройку деревьев и оказались на земле, где меня ожидал Боби. Ну как ожидал, он лежал, видя десятый сон и довольно присапывал . А то, что его хозяйки нет незнамо сколько, его совсем не беспокоило. Вот помню как-то раз мы с бабушкой его неделю искали. Дело было так: Во вторник утром, часов в пять, к нам приковыляла баба Нуся. Она начала кричать, и колотить дверь палкой. А мы естественно тем временем, как нормальные люди , спали.
   - Подъём! Подъём! Тута такой случилося , а вы всей спите, да спите. Подъём! - колотя дверь орала Нуся Ивановна. И как наш домик только не развалился на щепки.
   Кряхтя и бормоча себе под нос аморальные слова, бабушка встала со своего ложа и открыла дверь неадекватной подруге.
   - Ивановна, ты с дубу не рухнула? На время погляди шоли а? - прорычала бабушка.
   - Семёновна, тута такое, такое...... - повествовала баба Нуся.
   - Какое такое? - поинтересовалась родственница.
   - Ну, такое.....
   - Что случилось? - спросила юная особа в длинной ночной рубашке, которая только что открыла дверь из своей комнаты.
   - Фто флуфилось, Фто флуфилось? - передразнила меня Нуся Ивановна, - Свадьба случилось, а ты спишь. Така и свое счастие проспишь!
   - Что за свадьба? - решила вмешаться в наш разговор бабушка.
   - Как что за свадьба?..... У тебя и ..... И..... И Иваныча разумеется! Вот я тута, пришла помочь с приготовлением! Щаса тебя накрасим, помоем, причешем. И будешь как настоящая .... Эм, ну эта...., с кривы носом.... Баба Яга! - ответила бабушке женщина с палкой-тростью.
   - Ивановна! - фыркнула на неё моя родственница, - Прекращай!
   - Хе,хе,хе, ладно, хе!
   - Ну так, баба Нусь, что за свадьба то? - не выдержала я.
   - У Еремеевны , у сына еиного! - наконец сказала старушка, - И мы, Семёновна, приглашены первыми гостями!
   - Это как, первыми!? - не поняла я.
   - Это значит, что обязательно прийти надобно! - огрызнулась Ивановна, - Одевайтесь!
   - Хорошо, хорошо, только угомонись, - взяла слово ещё обижавшаяся бабушка.
   Мы разошлись по комнатам и через пару минут стояли готовые к празднованию. Бабушка в чёрной блузке с блёстками и красной юбке ниже колен и я в зелёном платье с золотым подолом, которое кончалось где-то чуть выше моих колен.
   - Всёйсь, кажись, - напоследок сказала бабушка и мы ушли, оставив охрану дома, то есть Боби стеречь нашу двухэтажную недвижимость, но видимо напрасно.
   Натанцевавшись и наевшись, мы вернулись домой. И каково было наше удивление, когда мы не обнаружили ни двери, ведущей в наш дом, ни Боби.
   - Шойто такое? Ай, ты это видишь, али я уже это, того, еле слышно проговорила бабушка, медленно подымая густую бровь.
   Мы вошли в дом. Вроде бы ничего не изменилось. Деньги были на месте, вещи и еда тоже. Не было только пса, напоминающего Гарфилда, ну естественно и двери тоже.
   Немного погодя, обратно вышли на улицу, чтобы ещё раз проверить, всё ли у нас с психикой в порядке или начались групповые галлюцинации. Осознав, что это происходи на самом деле , от такого удивления, шока и немного испуга, мы остолбенели. Простояв так минут пять- десять, хотя нам казалось будто прошла вечность, послышался мужской голосок.
   - Дааааа...не всех Чернобыль стороной обошёл! - удивлённо смотрел на двух особ женского пола, застывших около входного проёма, почему-то без двери, парень, живший по соседству и по сути являющимся внуком Нуси Ивановны. - Чего стоим, кого ждём? - спросил он у нас, - Эээй? - помахал тыльной частью ладони у меня перед лицом.
   - Пропал... - только и удалось мне произнести.
   - Пропал? Кто? - переспросил брюнет.
   - Б... - дрожащим голосом сказала я.
   - Б?! - явно не осознавал ситуацию парень.
   - Б....Бо..Боби! Он пропал и дверь пропала! - указала я пальцем на пустующий дверной проём.
   Наконец бабушка услышала разговор, словно робот медленно повернула на нас голову и проговорила:
   - Шо стоишь? Бегаешь быстро, али у тебя запасная челюсть в кармане есть? А, юнец? - тот горизонтально помотал головой. - Ну, тады марш опрашивать жителей! Пса ищи! - не унималась бабушка - Авось найдём пропажу, - выдохнула и начала Женьку сверлить своим фирменным взглядом. Бедный парень. Он Толи от испуга, Толи понял в чём дело, помчался опрашивать хозяев сначала ближних, потом дальних домов.
   А бабушка тем временем направилась к бабе Нуси с заявлением что теперь у неё будет жить. Ошарашенная баба Нуся хотела было нецензурно выругаться, но увидела меня и промолчала. Мы с бабушкой остались у бабы Нуси на ночлег. Меня временно поселили в комнату Женьки, а бабушка решила спать в комнате бабы Нуси со словами - " у тебя кровать большая и удобная, авось мне хватит. Ох и старая я стала." (Ну, бабка даёт, заявилась по среди ночи, да ещё и права качает.) Не знаю чем там кончился спор подруг, но видимо бабушка отстояла кровать, а баба Нуся спала на диване. Прям семейная пара после небольшой соры.
   Я зашла в Женькину комнату, находившуюся на втором этаже , на противоположной стороне от ванной. Обои в этой комнате были голубого цвета - типичный, мальчишеский. Слева от меня находился белый письменный стол из дерева или пластмассы, на нём стояла чёрная лампа и подставка с ручками и карандашами. На полках, по бокам отходящих вверх от стола, стояли книги и учебники. На той же стене висела картина Шишкина с видом на реку в осеннем лесу, и ещё пару аистов, двух стоящих и одного летящего. - Сколько же она стрит, в ней же метра полтора!- подумала я и мой взгляд устремился вперёд. Прямо передо мной на всю стену располагалось окно с застилающей его всего и тёмно-синие шторы. Слева, перед окном стояла большая двуспальная кровать, заправленная чёрным покрывалом. Справа от окна на пол стены располагался светло- коричневый, даже можно сказать бело-жёлтый шкаф.
   - Дааа, прям гармонично... - я прошла в середину комнаты и мой взгляд устремился дальше.
   На стене, рядом с дверью и перед письменным столом находился плазменный ТВ, самой последней и известной модели LG. Снизу стояла стеклянная тумбочка и по сторонам от неё две длинные колонки. Я опустила глаза на пол. Я стояла на чём-то мягком и напоминающем летнюю траву. Это был большой пушистый белый ковёр, распластавшийся почти по всему паркету в комнате. Изюминкой этой комнаты явились оригинальные светильники в виде виноградной горсти над кроватью и справа от шкафа. Даже плакаты с изображением какой-то рок группы не портили вид этой комнаты.
   Я подошла к кровати, стянула покрывало, пошла в душ и через минут двадцать я наконец взвалилась на кровать.
   В итоге мы все легли спать, хотя никто не мог заснуть, мысли не выходили из головы.
   - Кто же украл Боби? Как он себя чувствует? Всё ли с ним хорошо? Не страшно ли ему? И что с моей любимой дверью? Её то за что? Ладно Гарфилда стащили, но дверь то зачем упёрли? Ох моя дверочка, держись. Ай найдёт тебя! - шепотом говорила я сома с собой.
   Через нескольких часов раздумий, я стала разглядывать плакаты, расклеенные по всей комнате. На них были изображены пять каких-то видимо мужчин с длинными волосами и в масках. А называлась эта группа "ВВЕРХ". Не знаю сколько я на них глядела, потому что всё-таки умудрилась заснуть.
   Под утро, в часа четыре объявился Женька. Он каким-то образом понял что его комната занята и притащил с собой раскладушку, на которой в коридоре и спал.
   Когда я проснулась было уже утро. После напряжённой ночи пыток Бабушка и баба Нуся что-то обсуждали на кухне, а Женька видимо отправился продолжать поиски. Зевая, я подошла ко столу, где мне заявили что сейчас идёт следствие и я, видите ли, мешаю делу. Мол молчи прокурор, сейчас наше время.
   Позавтракав мы отправились на поиски, кто Боби, а кто деревянной двери. А пошла к роднику и опросила пару жителей, но всё бесполезно. У Женьки тоже никаких новостей не было, в прочем как и у бабушек.
   Прошло пять дней. Пропажа не нашлась. Мы даже заявление в полицию написали, а теперь объявления везде клеим. На них была наклеена фотография Боби, лежащего около той самой двери.
  
   "Пропал старый жёлтый пёс и дверь из клёна, нашедшему вознаграждение 5 Рублёв , звонить по телефону +7 (9**)***-**-**"
  
   Гласило сиё послание. Конечно же моя задача состояла в том чтобы его расклеить по всей нашей деревеньке.
   Прошло ещё несколько дней и Боби объявился. Вы спросите как? Он просто взял и начал носиться по двору нашего бетонного дома. Первым кто его обнаружил была баба Нуся.
   - Лови его! Лови! Стой окаянный! - скрипучим голосом кричала и размахивала своей палкой она.
   Естественно все бросились бежать к нашему дому. Изумительная картина, бежит группа людей. Первая баба Нуся, размахивающая тростью и что-то орущая. Вслед за ней на всех порах мчалась бабушка в длинной ночной рубашке, где-то позади плёлся Женька с поднятой вверх дубинкой, а за ним я. Пёс не замечая нас продолжал вприпрыжку носиться по двору. А мы всё бежали, я даже споткнуться успела, хорошо что Женька бежал рядом и поймал меня. Добежав до Боби, наша скромная компания начала гоняться за ним по кругу. В итоге мы пока мы передвигались по окружности, пёсик- Гарфилд вышел из наших гонок и сел в метрах двух от неодыкватных людей, играющих в догонялки. По его взгляду можно было понять сто он удивлён.
   - Что они, ваф, делают? Ваф, догонялки, ваф? - наверное сказал бы он, если бы умел говорить.
   Прошло около минут пятнадцати, а то и больше, а мы всё дружно рисовали популярную в геометрии фигуру. Наконец один из нас опомнился и остановился. Евгений увидел пса, а позади него сарай, дверь в который была отворена.
   - Это вон ту то кленовую дверь вы искали? - указывая пальцем на старый сарай, обратился к нам внук бабы Нуси.
   Я естественно его услышала и остановилась. Бабушки последовали моему примеру.
   Мы все дружно вошли в сарай и ахнули. На деревянном полу лежала моя деревянная возлюбленная.
   На следующий день мы провели ещё одно расследование, то есть Женя посмотрел запись с камеры видеонаблюдения, которую установил на нашем сарайчике ещё прошлой осенью, дабы сберечь хрупкое деревянное здание от врагов. Так вот что же нам показала эта запись, а вот что! Оказывается когда мы с моей родственницей ушли отмечать союз двух сердец, Боби захотелось погулять. Долго он искал выход из дома, но тщетно. Тогда он решил действовать иначе, я имею ввиду просто на просто выбить дверь. Что пёс и заделал. Но на этом его воображение не остановилось. Пёсик решил прихватить с собой на прогулку и дверь. Когда стемнело и стало холодно, он решил пойти в сарай, потому что в доме было холодно. (Ещё бы, дурашка, зачем дверь вышибать было то, я ж её не закрывала!) Боби не только пошёл в сарай, он повёл и дверь, ибо на ней тепло спать. Когда мы вернулись и не обезоружили их, ушли. А боби и дверь в то время находились в царстве самого Морфея. Когда нас не было поблизости он как раз и выходил на прогулку, причём не догадываясь что его там ищут хозяева и полиция, ну и местный патруль в виде бабы Нуси и Жени. Всю неделю он прекрасно обходился и без блудных хозяев. И вот они, точнее мы, объявились. Как-то так всё и было!
   В итоге пропавший Боби не особо обрадовался нашему появлению. Мол припёрлося хозяйское племя, а я и не особо то соскучился. Мы конечно его отругали, Семёновна даже тряпкой пару раз ударила, после чего пёс всем своим виноватым взглядом обещал больше так не делать. Дверь мы естественно вернули на законное место. А Боби прекратил так себя вести. Ну как прекратил.... Иногда всё же бывает.
   Так вот, к чему я это вспомнила. А вот к чему, сейчас был как раз тот случай, когда Боби "очень" уважительно относится к своей хозяйке, ко мне. Этот пёс даже не заметил что меня принёс на плече какой-то хвостатый незнакомец, причём не откуда-то, а с неба!
  
   * * *
  
   Лис наконец-то вернул меня на землю. И конечно одними синяками на спине не отделался, я ещё и поругаться успела.
   - Заткнись ты уже! - прошипел он мне поправляя свою белую чёлку.
   - Я сейчас тебе заткнусь, узнаешь как приличных девушек без просу таскать! - злились ещё больше я.
   - О демон, что ж ты за неугомонная какая-то! - и потом добавил, - Да от тебя за версту дурью несёт!
   - Это у тебя в голове дурь. А всё ты виноват! - выдала я, услышав его предъяву. А, что? Обидно же. Не знаю по какой причине, но с каждой пробивной минутой с ним наедине, он всё больше мая раздражает. Вот вроде бы не знакомы, а успел почти до белого коленья довести, демон кокрукий. Наверняка травкой то увлекается.
   Парень, кротко взглянув на меня, лишь махнул кистью, мол ,молчи, женщина.
   Ещё пару минут мы строили разные гримасы друг другу, как он с безымоциональным выражением лица сказал:
   - Слушай, детка, бери своё зверьё и вали отсюда!
   - Я никуда не пой... - не успела я договорить, как из-за кустов появился священник и набросился на блондина.
   Лис успел увернуться.
   Недавно прерванная драка продолжилась. Стало темнеть. Чистый небосвод накрыло безобразное тёмное облако, и зловещие знамения начинали следовать одно за другим.
   Облако росло и вскоре заполнило всё небо. Не было ни одно просвета, всюду тьма. Послышались первые раскаты грома и появилась устрашающая молния, предвещавшие долгий и сильный ливень.
   Вот послышался очередной раскат грома. Лис закрыл свои изумрудные глаза, будто чтобы приободриться и быть уверенным. -Хотя этого у него хоть отбавляй.- Он резко их распахнул и рывком кинулся на врага. В его глазах появилось пламя.
   - Сегодня ты умрёшь! Попрощайся с жизнью! - прошипел светловолосый и зажёг мерцающий огонь в руке.
   - Боюсь ты, враг мой, ошибаешься! - фыркнул служитель церкви и попятился на пару шагов назад.
   Енот - захотелось мне так назвать ушастого парня, - размахнулся и с его руки слетела огненная сфера синего цвета. Она направлялась прямо к лицу экзорциста. Попала в цель. Его лицо накрыло сильнейшим взрывом. Служитель церкви что-то заорал и отлетел на метров десять, врезавшись в дерево.
   - Эй, ты, а помягче нельзя? - начала кричать я на ушастого.
   - Чёрт! Ты всё ещё тут!? Вали уже! Или жить надоело? - оскалившись, прорычал он мне.
   - Это тебе жить надоело! Я тебе устрою долгую жизнь. Мальчик,готовься к путешествию в ад! - продолжала я. Блин, как же он успел меня достать за эти полчаса.
   Пока Царевна Енотовна бубнила себе под нос, - по-видимому какую-то лекцию по философии, обращённую... нет, нет, не подумайте что ко мне, она предназначалась всему человечеству! - мужчина в подряснике пришёл в себя. Он поднялся на ноги и достал не понятную для меня в тот момент бумажку. Экзорцист лёгким движением руки провёл по листку, поднёс к губам , подул на неё так, чтобы она слетела. Он произнёс вроде бы - "Волна, изгони этого злого духа" - или фразу на подобии этой, но 'Волна' там точно было. И в тот же момент бумажка взмыла вверх, и из неё хлынула вода, постепенно превратившаяся в гигантскую волну шестого или восьмого ранга. Цунами направлялось чётко на меня и на белого козлика. К моему счастью козерог почуял надвигающуюся катастрофу. Он повернулся к нашей проблеме лицом и с его уст послышалось:
   - N!ЗАПРЕЩЁННОЙ ЦЕНЗУРОЙ!N твою мать! - тут взгляд ушастого засёк и меня.
   Он взял меня на руки и подпрыгнул вверх. Встав на самую верхушку дерева ногами, белобрысый стал с неумолимой скорость прыгать с дерева на дерево. Волна нас догоняла. Лис не задавался, но начинал немного замедляться.
  
   Что это он? Устал бежать что ли?
  
   Дура, ещё бы он не устал! Будь благодарна, твою же пятую точку спасает! Несёт прям как принцессу. Вот лапочка! А ты... есть тебе меньше надо!
  
   Надо же какие люди! А не моя ли это совесть проснулась?! И вообще, почему я должна его благодарить? Он сам меня схватил, причём против воли, а я ему спасибо говори? Да сейчас, не дождётесь!
  
   Бестолочь, да он твою задницу спасает, которая причём не из лёгких!
  
   А я его и не просила! Да и... Эй, я не тяжёлая! Всего каких-то пятьдесят килограмм между прочим! Сама такая!
  
   Я вообще-то это ты!
  
   Ну ладно, ладно. Подумаешь ем булочку с молоком на ночь. Это между прочим диета такая. Я так худею.
  
   Ну да, ну да, худеем мы так.
  
   Да заткнись ты уже!
  
   Не очень то и хотелось!
  
   Ну наконец-то, вот привереда, а ещё совесть называется. Это не совесть, а..., а...., ну вы поняли.
  
   Лис прыгал всё медленнее и медленнее. Начал тяжело дышать. Он решил вернуться на землю, что бы побежать, дабы сэкономить оставшиеся силы.
   Енот спрыгнул с очередного дерева, а я начала возмущаться - Эй, ты что...- но к сожалению не смогла продолжить, так как мы врезались в очень толстую ветку. Нас нагнала вона. Бежать было поздно.
   Она как щепку, подхватила меня и лиса и закружилась в водовороте. Енот из-за сильного порыва волны, отпустил меня, и мы разделились.
   Я не умела плавать и по этому барахталась изо всех сил, пытаясь удержаться на поверхности волны, но всё было бесполезно. Меня тянуло вглубь морского великана. Я то и дело погружалась в воду, но я каждый раз упрямо выныривала, чтобы жадно глотнуть воздуха. Приливом, Волна несла меня прямо на дерево, чья макушка каким-то магическим образом выглядывала на поверхность. Я зацепилась за ветку и встала на неё.
   Ощутив под ногами твёрдую почву, я заметила Лиса, стоявшего на другом дереве, сохраняющего спокойствие к данной ситуации. Я наконец перевела дух, но это был ещё не конец, оказалось, что самое трудное ждёт впереди.
   Экзорцисту не понравилось как мы преодолели его преграду и он направил на нас другую волну, но выше и больше в два раза. Она со всей мощью обрушилась на нас сверху, будто пытаясь проглотить. Меня сшибло с ног и поволокло между деревьями. Превозмогая боль от ударов о ветки, я силилась зацепиться хоть за одну из них. К глубочайшему сожалению меня меня начало вертеть так, что я не понимала где верх, а где низ. Волна уносила меня всё дальше от Боби. А кстати, как он? Не захлебнулся ли?
  
   Не переживай, он в порядке.
  
   Ты уверена? Мне аж плакать хочется.
  
   Ээээ..., ну.. Да! Ты же когда на дереве стояла, сама видела, что цунами проходя не оставляет за собой следов. Всё сухо. Так что по крайней мере он жив. Да и вообще, о себе подумай! Я жить хочу!
  
   Да, ты права! Так как бы выбраться отсюда? Блин, как же закрутило. Я так не могу, нужен воздух.
  
   - Ой! - я врезалась в ствол какого-то дерева, и моё тело прекратило меня слушаться.
   - Нет, я не могу выбраться! Что делать? Кто нибудь! - бормотала я сквозь водную гущу и медленно опускалась на дно. Сквозь воду не было ничего видна, наверное из-за того, что я была слишком глубоко. Вокруг было темно как в пещере вампиров.Внезапно чья-то рука схватила мою руку и потащила за собой. Я оказалась на поверхности и жадно вдохнула смесь кислорода с углекислым газом. Наконец-то выбралась.
   Я и мой спаситель стаяли на одной из самых толстых веток дерева, с которым я поцеловалась. Над нами не было уже не облачка. В небе мерцало ярко- оранжевое солнце, проводящее свои последние минуты царствования и отдающее власть в руке красавице луне. Тремя словами, закат был прекрасен! Я повернула голову чтобы полюбоваться на своего спасителя. Слева от меня стоял парень. В его карих глазах отражалось уходящее солнце. Волосы отражались золотым цветом. От него исходило некое свечение, нежность и тепло. Мне хотелось коснуться этого Ангела рукой, прижаться к нему и всегда быть рядом. Но, мечты - мечтами, а реальность - реальностью. Но моему желанию не суждено было продлиться долго. Я заменила на голове моего ангелочка два белых лисьих ушка. Какой же ужас тогда почувствовала я, что не удержалась и оступилась. Я начала падать.
   - Аааааааа, Маамаа, аааааа!
   - Дура! - послышалось в ответ, но я попустила это изречение мимо ушей. Не до этого мне сейчас было.
   - Ааааааа! - продолжала я, - ааааааааа!
   Неужели я так долго падаю? Или погодите я же на земле уже должна быть. Я открыла глаза и увидела господина Лиса, на руках которого я опять таки была.
   - Эм!? Ой! - выдавила я, растворившись в глупой улыбке, которую применяют вход дети перед родителями, когда нашкодят.
   Царевна Енотовна посмотрела на меня, выдохнула и поставила на землю.
   - Батюшки, земля, родимая! - присела я на корточки и начала поглаживать свою лучшею подругу. А что? Между прочим она меня всегда ловит, когда я падаю.
   - Точно, чокнутая! Ты её ещё в пакетик положи, дома в рамочку поставишь, - убирая свою чёлку с лица, сказал мне парень.
   - А я возьму и поставлю!
   - Побоку! - Вот грубиян. Не парень, а инфузория с ушами какая-то!
   - Хватит тут свою мыльную оперу разводить! - прервал нашу наиприятнейшую беседу мужчина в чёрном платье.
   - А тебе что завидно, старче? - сказал Лисик, приподняв уголки губ, явно в язвительном значении. Я хихикнула, а вот экзорцисту такой намёк на возраст не понравился. Должно быть Лис попал прямо в точку, комплекс старичка.
   - Лёлик, схватить их! - фыркнул мужчина, и перед нами возник Огромный белый лев, бросился к нам.
   - Мама родная. Какой лапка!
   - Эта твоя лапка тебя сейчас сожрёт! - проорал на мою скромную персону обладатель ушей и хвоста.
   Лев накинулся сначала на белобрысого, но тот взмыл в воздух. Тогда Лёлик направился ко мне. Только он собрался на меня прыгнуть, как его оседлал не кто иной, как Его Царское Величество, Господин Енот. Он поджёг спину зверю так, что тот заревел и как дракон, начал изрыгать, как вы думаете что?.. Нет, не пламя, он извергал молнию в виде круглых сфер. Лес загорелся.
   - Ой, это то уже лишнее, и без поджога справимся, - махнул рукой экзорцист. Он достал ещё один листик.
   - Что, опять волна? - подумала я, - Ааа, нет.
   Листик поднялся над головой старичка, застыл и растворился в воздухе. Погода опять испортилась, появились тучи и на этот раз, начался дождь. Он и потушил пожар.
   Лёлик облегчённо выдохнул, как будто возрадовавшись своему герою-дождю, тушителю своей белой и пушистой спины. Лис же воспользовался моментом призвал своих или друзей , или слуг, а может и знакомых лис, но уже настоящих, не таких как он сам. Как позже выяснилось, это были его фамильяры.
   Откуда-то хлынул сильный поток ветра. Перед глазами начало всё кружиться. И только мелькали силуэты деревьев и вверху два лиса, несущихся со скоростью света к земле. Лев не понимал происходящего, всё что он видел, это чёрный вихрь, в котором находился. Неожиданно смерч озарил удар молнии. Король Лис разбавил его своим огнём, и воздушный поток окрасился в ярко красный цвет, местами с сверкающей молнией и всё это закружилось в одном устрашающем вихре. Лев аж завизжал, крючась от боли. Лисы- прислужники наносили удар за ударом. Страшное зрелище! В тот момент мне очень захотелось домой, но я не могла покинуть эту пугающую воронку.
   - Нет, остановитесь, прошу, не надо! - во всё горло орала я, но никто не слушал.
   Лисы на мгновение окружили Серебряноволосого. Появилось странное свечение. В руках Лиса оказался чёрный меч, на рукояти которого блистал красный камень. Он с лицом полным безразличия размахнулся и направил своё орудие чётко по середине головы гигантского зверя.
   - Это конец!
   - Неееет, стой! - сквозь слёзы вопила я.
   Меч нёсся всё ближе к голове, но буквально в миллиметре от неё застыл.
   - Слава Богу, он услышал мои слова, - я прошептала, вытирая слёзы, - Слава Богу.
   Подчинение Лиса моим словам, не прошло ему даром. Священник начал читать молитву, и откуда не возьмись на Лиса стремглав понеслись ледяные осколки. Он уклонился, так что в него они не впились, но серьёзно порезали кожу и одежду.
   - Чёрт! - оскалившись прорычал израненный Лис, - Ты за это поплатиться, старик! - он сделал шаг вперёд, прыгнул и тыльной стороной меча врезал экзорцисту.
   Лев, в то время, оклемался и бросился на защиту хозяина. Он раскрыл пасть, чтобы сожрать Лиса, но тот защитился мечом. Тут налетели его фамильяры и начали электрическими зарядами хлестать мужчину. Я закрыла лицо руками. Дрожь пронеслась по моему телу.
   Когда я открыла глаза и убрала руки, то увидела, что Енот стоит в метрах двух от меня и сражается с экзорцистом. Фамильяров уже не было. Лев с ними расправившись, направился к Лису. Он разинул глотку и поднопрягся. В центе его пасти появилось свечение. Лев собирался выстрелить.
   Молниеносный шар направлялся на Лиса. Он не сопротивлялся и даже не уклонялся, он просто стоял и смотрел на окружность, летящую к нему. Я не могла это больше видеть и поэтому закрыла собой своего ушастого сторонника. Даже не знаю как я успела там оказаться. В меня попали.
   Удар, сопровождаемый взрывом, и вот я уже в воздухе, падаю и бьюсь о землю. Последний удар и я лежу на земле, но не понимаю ни что вокруг, ни где я, ни что происходит. Вокруг какие-то фигуры, свет, вопли, но я не понимаю этого ещё секунда и я потеряла сознание. Последнее, что осталось в памяти, это чьи-то слова, и то я их тут же забыла.
   - Хозяин, что нам с ней делать?
   - Отнесите в дупло.
   - Но...
   На этом и закончилось моё прибывание в реальности.
  
   * * *
  
   По-утреннему свежо завывал ветер, донося свою по истине осеннюю прохладу. Солнце освещало комнату, на полу которой рассыпав свои длинные ярко рыжие волосы, спала юная девушка. Она что-то тихо говорила и из её глаз тихонько текли слёзы. Девушка лежала, укутавшись свежесорванной с веток листвой, что делало эту картину ещё более незабываемой, как когда маленький бездомный щенок нашёл себе дом и семью. Склонив голову за спящей красавицей наблюдал молодой человек. Он внимательно всматривался в женское лицо, смахивая рукой только что выступившие на волю слёзы и нежно поглаживал её по голове. Позади дремали два чёрных комочка. Они смирно ждали пробуждения молодой красавицы, смерено защищая её покой. Сильный порыв ветра с каждым разом приносил всё новые и новые листья. Девушка начинала понемногу успокаиваться и уже не бормотала слов, но продолжала давать волю искрящимся на утреннем солнце слезинкам. Её наблюдатель склонил голову чуть ближе к прекрасному личику и аккуратненько что-то прошептал на ушко красноволосому ангелочку. Драгоценности наконец перестать сыпаться из её прекрасный прикрытый глаз. Молодая особа наконец успокоилась. Она напоследок прошептала какое-то слово и потихоньку начала открывать глаза.
   Не знаю сколько прошло времени, и что происходило, но я всё-таки очнулась.
   - Ммм... Ярко, - открыла и тут же закрыла я карий глаз. - Кё... Я скучала... - протянула руки вверх и ухватилась за что-то тёплое и мягкое. Я притянула ЭТО к себе и прижалась, - Ммм... Как тепло, - Глубоко вдохнула аромат, - Приятно...хм, знакомый запах, - я раскрыла глаза и... - Увааааа, - откинула я приятное ЭТО, - Ты...ты.... Маньяк, извращенец,... Шизик!!!
   - Блин, не ори та так, - смахнул серебристую чёлку Лис.
   - Ты, обнимал меня пока я спала!
   - Это ты меня обняла.
   - Ты домогался до меня! Ты лапал... - не успела я дорычать последнюю фразу, как меня самым наглым образом перебили.
   - Да не трогал я тебя! - заорал парень, - Сама же прилипла, и ещё орёт!
   - Ты! - злостно протянула я гласную 'Ы'.
   - Что ты? Ты - это ты, а я это- я, - вознаградил меня раздражённым взглядом светловолосый.
   - ...Обнял меня!
   - Кто обнял тебя?
   - Ты!
   - Я?
   - Ты!
   - Ты!
   - Я!
   - Вот именно! Ты! - усмехнулся Енот, - И ещё каким-то стрёмным именем назвала.
   - Я..... - покраснела.
  
   Вот Опилки мочёные! Как он посмел! А ведь если подумать, то это я его обняла. Чёрт, я краснею. Надеюсь он не заметит, а то стыдно то как будет.
  
   Ещё бы стыдно то не было. Знаешь кто ты? Ты- дура! Как можно было обнять такого милашку и наорать на него! Нет, тебе только одно слово подходит, 'Д.У.Р.А.'! Блин как же обидно что ты- это я.
  
   Тебя забыли спросить! Да и вообще...
  
   - Эй, ты чего? Приём! - помахал рукой перед моим лицом обладатель пушистых ушей, - Приём, приём, стенка, я- кирпич. Как слышно? - он оскалился и склонил голову набок, - Алло гараж! Ты где там?
   - А?
   - Что 'А?'? Я тебя тут битый час зову, хватит в облаках витать!
   - Отстань! - наглядно махнула рукой.
   - А не съесть ли мне тебя? - ещё больше оскалился Лисик.
   - Ага, не забудь ещё с морковкой и лучком потушить, пальчики оближешь. C'est délicieux! Просто "Муо" - я поднесла три соединённых вместе пальца к губам, поцеловала и резко отвела в сторону. Лису этот жест явно не понравился. Он открыл рот чтобы что-то высказать в ответ, но его окликнули.
   - Господин!
   - Господин!
   Одновременно прокричали два чёрных лиса. Не таких как этот - подделка, а нормальных - зверьков, правда чёрных, но самых настоящих. Её царственное Величество Царевна Енотовна соизволили обернуться.
   - Что надо? - спокойно спросил он.
   О, Господи, прям сама сдержанность. Ведь только что орал тут, а теперь спокоен как удав. А может это у него только ко мне такое отношение? Явный мистер Лохматый Лис.
   - Господин, это, ну это... - встал один из прислужников- лисят на задние лапки и склонил мордочку к полу.
   - Она всё видела! - отозвался другой и обратился к своему товарищу- сослуживцу - Меньше заикаться надо, - высунул фиолетовый язычок, - Мама что говорила, а? "Молочка выпей, деточка, полегчает", - и растворился в улыбке. Первый раз вижу как лисы улыбаются. Нет я конечно слышала что звери это глазами делают, но не ртом же! Даже острые зыбки видно, а глаза, глазами он не просто ржёт над братом, он издевается!
   - Фил! - так видимо звали брата-поглумщика.
   - Д...да, Господин, - насмешник прижал уши. Прямо как щеночки напакостивший и ждущий наказания, признавая свою вину, или как маленький голодный котёночек.
   - Ой, как же это мило! Какой он классненький, когда ушки вдоль головы складывает, - подумала я.
   - Перестань дразнить Иво! - он нахмурился и покачал указательным пальцем у носа фамильяра.
   - Иво? Пф, это так хочешь сказать его? - сделала я акцент на букву 'е'.
   - Ты ещё здесь? - прорычал обладатель пушистых ушей.
   - Не рычи на меня! Да и вообще где мне по твоему быть! - обиделась я. А что? Он между прочим со мной разговаривал, и тут на тебе, "ПрОвАЛиВаЙ", ну блин, всё я обиделась!
  
   Ой, ой, ой, обиделась она! Ха! Ты просто дуешься что он тебе внимания не уделяет. Прям как ребёнок.
  
   Да, я обиделась! Он ведь про меня забыл! А я тута, между прочим! И пусть я бываю ребёнком, я этого совсем не стесняюсь. Я из таких людей, которым нужно уделять всё своё время иначе укушу или того хуже, прекращу общаться. К тому же ситуация в которой я сейчас находилась, весьма меня интересовала.
  
   Нда, по правде, мне тоже обидно. Почему он не обращает на нас внимания? БУКА!
  
   - Помолчи! - ох, чёрт. Я это вслух сказала! А всё ты виновата - совесть или как там тебя, вас, называют? А, мысли- головастики.
   - Это ты мне? - выпучил тёмные глаза Ушастик-хвостастик.
   - Естественно тебе! Кому же ещё!? - и зачем я это сказала? Вот же у меня характер. Надо поучиться держать язык за зубами. - Молчи, холоп, научишься, будешь говорить!
   - Что ты этим хочешь сказать? - обозлился тот.
   - Фто фы фетим фотиф фкафать, фто фы фетим фотиф фкафать? - передразнила я его, - Говорить правильно надо!
   - Кто бы говорил, - вздохнул он, взъерошив свои почти белые волосы. Наверняка моё присутствие ему уже весьма надоело.
   - Надо говорить не 'иво', а 'его'! - сделала довольную моську я от того что умная. Не зря же в школу десятый год хожу.
   - Дура, 'Иво' - это его имя, - указал он рукой на заикающегося, по мнению своего брата, лисёнка, - А это Фил, - показал он на другого, - Они мои фамильяры .
   - Кто, кто? - не поняла я, точнее не знала о существовании подобных слов, - Какие такие фавольяры?
   - Не 'фавольяры', а фамильяры. Это дух, служащий ведьмам, магам, демонам, ну, или тем, кто просто практикует магию. В общем тот, кто сильно привязан к хозяину! - повествовал мне Енот. То же мне, всезнайка нашёлся.
   - А ещё он не может ослушаться приказа хозяина.
   - Это не просто слуга, это живое существо, в котором Господин, владеющий волшебной силой, отобразил частичку собственного духа.
   Пропищали и помощники-лисы. А я похлопала глазами и сделала вид, будто всё поняла, хотя после слова 'дух', я прослушала. Ну в общем то смысл и, ясен.
   - Знаю, знаю, просто у тебя такое произношение - фиг поймёшь! - и кто меня за язык тянул, он аж оскалился. Ухты, у него зубки прям как у вампира, два клыка. Я то же такие хочу. Сказать по правде у меня в детстве было два белоснежных зубика-клыка, но бабушке это не нравилось и она их стесала напильником, при этом согнув меня в баранку, чтоб я не брыкалась. Сколько же рёву было. Эх, даже вспоминать больно, не растут ножички, гладкими остались.
   - И к тому же, что за странные имена: Иво, Фил? Сам придумал или дерево помогло? Ну, знаешь, голова дерево любит, - я аж хмыкнула, вот так, съел?
   - Детка, не надо этого, у тебя плохо выходит, - одарил меня холодным взглядом ярких, как сапфиры на снегу, глаз. Стоп, они же только что каштановыми, тьфу ты, художка, карими были. Он что линзы вставил? Но как так быстро, я даже и не заметила. Да и ладно, Бог с ним, чудик.
   - И их мена тебя не касаются, вали уже!
   - Что, ты, меня гонишь? Мне интересно! - воскликнула я.
   - Надо же, это вся благодарность, я её спас, подлечил, а она ещё возмущается! - развёл руками блондинчик, - Крошка, лучше иди домой, вон твоя собака заждалась, - кинул он взгляд куда-то за мою спину.
   - Не называй меня так! - обозлилась я. Какое он право имеет так меня называть! Я кто ему, ребёнок что ли. Ужас, ну просто детский сад, штаны на лямках.
   - Всё, достал ты меня! Ухожу! - я развернулась на сто восемьдесят градусов и сделала несколько шагов вперёд, но тут же остановилась и замерла.
   - Эм, а где это я? - не поворачиваясь спросила я у себя. Будто моё подсознание подскажет мне ответ.
   - А я думал ты уже ушла, - заулыбался Лис, - Это дупло! Моё укрытие.
   - Я тебя не спрашивала! - сказала я, на что получила великое и ужасное 'Хм' и последующее молчание. Вскоре он продолжил свой разговор со своими прислужниками, а я стала внимательно осматривать местность в которой находилась.
   Это была довольно таки просторная комната с кучей листьев и большой дыркой в стене. Если бы эту картину описывал какой-нибудь автор книги, то думаю это бы выглядело примерно так: Ранним осенним утром, когда солнце только начинало свой небесный путь, под его лучами в комнате стояла молодая девушка. Её огненные волосы развивались на лёгком ветерке, уносящимся куда-то вглубь комнаты. Она стояла и порой тихонечко вздрагивала, ежась от мимолётного холода. Тёмное жёлтая курточка и аккуратно обвивающий оранжевый шарф с белоснежной обшивкой по краю придавали её виду некую скромность, а распущенные длинные, светлые джинсы и березовые сапожки на небольшом каблучке помогали создать ей вокруг себя ореол нежности и небольшой воздушности. Её лёгкий макияж создавал изюминку облика девушки, только лишь взгляд, устремившийся в пол не заострял на себе внимания. Девушка смотрела себе под ноги, недоумевая тому на чём она стоит. Барышня находилась посередине просторной комнаты, устеленной ковром из не так давно сорванных листьев. Где-то позади неё виднелся маленький чёрненький столик, рядом с которым придвинулась к стене мягкое тёмное кресло. Стены этой комнаты не имели никаких острых углов, даже потолок не имел особых разделений. Все вместе они напоминали окружность, созданную из дерева, в Нутри которой находилась пустота. Лишь гладкий пол, края которого также загибались, превращал комнату из окружности в дугу, которую обычно после дождя составляет радуга. В помещении небыдло ни обоев, ни картин, даже узоров не было. Только четыре стены, если можно было это назвать стенами, первые три- деревянные и четвёртая- гигантское окно без стекла, которое являлось и входом в эту уютненькую квартирку. Рядом с девушкой, повернувшись к ней спиной и беседуя о чём-то с двумя чёрными зверьками, стоял молодой парень, высокий и стройный, не старше двадцати лет. На лице, как небо в безоблачный августовский день, блестели два ярких голубых глаза. Белоснежные взлохмаченные волосы, самые длинные кончики которых доходили ему почти до плеч, заставляли его излучать то белые, то жёлтые искры. Нежная улыбка, серебрянные ушки и пушистый хвост создавали в нём какую-то по истине кошачью тайну. Даже тёмная одежда не мешала принять паренька за добро принца или даже может быть ангела. Он открыто беседовал со зверятами, что увлёкшись разговором даже не обращал внимания на присутствие девушки. Она тихо, почти на цыпочках, чтобы не сломать ярких детей осени, подошла к окну и глянула вниз. Внезапно прибыл новый порыв ветра и начал играться с красными волосами молодой особы. Она пыталась поправить свои огненные локоны, но ветру хотелось ещё немного поиграть. За девушкой краем глаза решил понаблюдать и парень. Он тепло улыбнулся, увидя тщетные попытки Ай противостоять игре ветра и её волос. Она осторожно сделала шаг, нагнулась и посмотрела на природу, за пределами этой уютной комнатки.
   Я резко отшатнулась назад и начала шепотом мыслить вслух:
   - О, Боже, что это? Это дерево? Я в дереве? Нет. В дупле! Как высоко! - Теперь понятно, почему он назвал это место дуплом. Но как я сюда попала, ведь даже не то, что веточки, ни сучка, ни задоринки нет. Нее, это не дупло, это башня, в которой в древней Руси заключали прекрасных принцесс, а принцы должны были их спасать из-за заточения. Правда в роли моего принца сегодня выступает не кто иной, как Боби. Мой ленивый, вредный и пожилой Гарфилд сидел прямо на земле, у ствола дерева и смотрел на меня обиженными глазами. Мол завела в лес, убежала с каким-то придурком, да ещё и в тепле спала, а меня тут, на улице оставила? Да уж, мне даже стыдно как-то, бедный Боби, бабушка узнает, Ивановне продаст. Да нет, не меня, и не Боби. Она продаст подстилку, на которой пес спит в доме. А она, знаете ли не деловая, бабушке её дядя Саша- её племянник, привёз из Италии. Прими дно как ни как! А раз уж Боби может спать и на улице, то сразу два плюса: первый: лишние деньги не помешают, баба Нуся давно такую подстилку хотела для своего кота Бочки. Да, да, его именно так и звали кот - Бочка. И второй плюс: раз У Боби нет подстилки и он спин на улице в своей будке-нашем старом сарае, то не будет душераздирающего храпа. И можно будет наконец-то выспаться. Так вот, я посмотрела на пёсика и решила прикинуть сколько тут падать, ну а вдруг Лис полетать захочет? Ну метров двадцать думаю будет. Мне аж от одной мысли о падении с такой высоты поплохело и я отошла ещё на пару шагов назад.
   - Эм, ну... - я развернулась, подошла к Лису-коту и аккуратно отдёрнула его за рукав.
   - Что? - обернулся тот.
   - Ну, понимаешь, я не могу уйти.
   - М? Почему? - улыбнулся ушастик. Ох как мне нравится его так называть. Если он услышит, точно взбесится. Может попробовать разок, поиздеваться?
   - Потому что там, нет ступенек, - кивнула я в сторону единственного выхода из этой башни-тюрьмы.
   - Ха-ха-ха-ха... - начал смеяться уже зеленоглазый Лисик. И когда только он линзы сменять успевает? - А, ты, попробуй спрыгни, - сквозь смех протараторить этот дурачина. Ох, как же он меня выводит. Нет, я конечно люблю посмеяться, но не надомной же. Ух как ему расцарапать смазливое личико хочется. Жаль только бабушка запрещает насилия. А кулончик ведь так и чешутся, прям не терпится им с енотовым личиком познакомиться.
   - Идиот! - выдохнула я, меж тем сжимая кулачки, - Хорош ржать! Я - не ты, прыжками технического вида не занимаюсь, - буркнула, едва заметно скорчив злощавую рожицу.
   - Ха-ха, тебе не дано, малыш. Сиди на скамеечке! - Вот же зверье развелось, и куда только местные власти смотрят. Ему не в лесу драться надо, а в армию, будет бой, победит же. Нет, не подумайте неправильно, он не убьёт противников, а засмеёт их, что они сбегут в своё государство и даже носу у нас больше не покажут. Вот и сейчас он свою тактику ЗДС применяет, которая расшифровывается как 'Засмею до смерти'. Ну и говнюк он, даже язык показывает. Хорошо что на меня это не действует.
   Не, я всё же допущу беседу кулачков и морды, может поумнеет. А бабушке скажу мол несчастный случай.
   - Ну и посижу! Зато травм не будет, - на этот раз уже я высунула язык, - Что, съел?
   - Ага, говядину на завтрак, - прекратил он смеяться. Наверное дошло, что ЗДС со мной не прокатит.
   - Спусти меня! - я оскалилась и начала его колотить, а после 'легонечко' пнула чуть ниже коленки.
   - N!ЗАПРЕЩЁННОЙ ЦЕНЗУРОЙ!N, твою мать! Ты что творишь?! - Лисокот отшатнулся и схватился за колено, - Я убью тебя! - заорал тот и начал быстро ко мне приближаться.
  
   Ну ты попала! Подруга, дам тебе умный совет, что делать в подобной ситуации. Бегиии! - Пропищали мои мысли.
  
  
   Гром гремел,
   Земля трещала,
   Я от Лиса убегала.
   Вот и новый поворот,
   Убегаю от хлопот.
  
  
   Началась беготня. Лис вытянул вперёд свои руки и рыча направился ко мне. А я, не растерявшись, начала делать ноги. В итоге, мы начали играть в догонялки, только не обычные, а в которых водящий догнав, съедает других игроков.
   Так вот, пока мы, я вприпрыжку и Енот рыча, развлекались, как вы думаете, чем занимались ноготковый фамильяры? Конечно же ржали, причём самым странным способом. Тот который Фил, катался по полу, тот, который Иво, интересно почему его Ушастый хозяин Иво назвал, подпрыгивал встав на задние лапы и потом обратно приземлялся на пол. Во прикол, прям как лошадь.
   - Так, ты будешь прыгать? - спросил лис, внезапно остановившись.
   - Раз так хочешь, сам прыгай! - сообщила ему я, тоже прекратив бежать, - К тому же у меня ноги не как у тебя, длинные! - еле слышно промолвила я.
   - Да? А по моему как раз наоборот, - осмотрел парень свои две опорные конечности, а потом перевёл свой оценивающий взгляд на меня, - Ох, какие у тебя длинные ноги, - сделал он удивлённое лицо, что я аж не выдержала и чуточку улыбнулась.
   - Правда? Ты так думаешь? - начала и я смотреть на собственные ноги.
   - Ага, думаю, - помотал он головой, от чего я ещё сильней порадовалась, - Особенно левая! - сложил он руки на груди и с серьёзным лицом произнёс, - Да, детка, хирург явно перестарался.
   - Да ну тебя! Дурак! - я ещё хотела сказать парочку его наименований, но смутилась, увидев как он втихаря ржёт. Не, ну точно олух, хотя нет, болван! Вы только посмотрите на него! Ну хотя бы отвернулся и рукой рот закрыл. Он думает я совсем того... Не замечу что надомной насмехаются? Да как же, не дождётесь! - спусти меня уже.
   - Да с радостью, вали, не буду мешать!
   - Блин, как же ты мне надоел! - выдохнула.
   - Какой блин? - светя всеми своими тридцатью двумя, переспросил этот обалдуй.
   - Клинтон! Какой же ещё?! - озлобилась я, - Прекращай и спусти меня! - уже заорала, - Вот же достал!
   - Хм, Клинтон? - задумчивым тоном философа процитировал он всё мной ранее сказанное.
   - Ушастый, не зли меня, мне уже трупы прятать некуда! Хотя, для тебя местечко найдётся! - ворчливо произнесла я.
   - Оу, полегче, дыши глубже, вдох, выдох, - одновременно поднял две руки вверх и за тем опустил плавно вниз. Вот йо моё, на чём этот Лис умеет играть, так это на нервах. Но к моему несчастью я это поняла позднее.
   - Я домой хочу! - заныла я, - Ну, спусти ты меня, а то ты - труп!
   - Да ладно, ладно, - выставил долонь перед моим носом Лисик, - Эй, Фил, Иво, доставьте её до дома, - обратился он к фамильярам. Они, вздохнув, под летели ко мне, и я уже восседала на спине одного из братьев. Как оказалось - Иво.
   - Чао, персик - дозревай! - помахала я ручкой, и мы поднялись в воздух, полетели прочь из этого убежища. А Лис так и остался в своём скромном ДУПЛЕ.
  
   * * *
  
   Мы пролетали над лесом, словно самолёт над тысячами городов. Мелькали зелёные, жёлтые и красные листья на кронах не так давно знакомых мне деревьев, где-то порой показывались неизведанные никем дорожки, кустарники. Вот мы опять ускорились и взмыли ещё выше, с новым порывом ветра.
   - Бррр, зябковато! - поёжилась я, за что была одарена пристальным взглядом соседа, летевшего рядом, с осёдланным мной, приятелем, - Что?
   - Ничего! - отвернулся Фил, - И почему хозяин так просто отпустил эту человеческую женщину? Съесть надо было! - прошептал тёмношёрстый вредина.
   - Прекрати её оскорблять! - разозлилась моя лошадка.
   - А ты не защищай! Я всё маме расскажу, предатель! - прорычал брат на брата. ( Ха, Ха, как смешно, у нас дома по телеку показывают сериал 'брат за брата', а тут наоборот, брат на брата, Ха, ха).
   - Я не предатель! - проорал мой конь-лисёнок, - Фил, ты - дурак! - из его глаз выступили слёзы и он даже шмыгнул носом. (Это из-за ветра он плачет, или из-за этого, своего родственника? Блин, жалко же. Надо что-то делать!)
   - Эй, хватит ссориться! И ты, как там тебя, Фол, Фул, Фин, а неважно! Ты, не обижай его! - обругала я странных зверьков, особенно Фола.
   - Сама ты Фул, я- Фил, Фил! Запомни, женщина! - оскалился обладатель длинного тёмного хвоста и переливающейся голубыми цветами шёрстки. (Как она мне нравимся, особенно этот нежно голубой отблеск, доходящий почти до тёмно-синего, а местами сохраняющий свой натуральный оттенок- чёрный, прямо прелесть. Хочу такого же зверька домой, только молчаливого, а то этот больно уж доставучий, хотя это лучше чем его хозяин- обалдуй.).
   - Ладно, ладно, не дуйся, а то морщины появятся, хотя под шерстью видно будет, - начала вспоминать я уроки биологии, которые всегда посещала. Спросите зачем? А за тем, чтобы поболтать на уроках с Лидкой и Дашкой, (это мои лучшие подруги. Я о них потом расскажу) и вдобавок, изредка, но громко наша биологичка, Марья Игоревна, вещала философские высказывания, которыми увлекалась и даже на специальные лекции, для всех желающих, ходила. Так вот, одно из её тавтологических суждений мне как раз и вспомнилось.
   - А знаешь, как утверждал Марк Твен: 'морщины - это всего лишь указание на то, где располагается улыбка', так что они тебя не испортят, я думаю, - покачивала я головой в знак согласия со словами выше упомянутого мной философа. ( А всё же полезно хоть иногда слушать Марью Игоревну. Ведь не знаешь когда, и что тебе пригодится.).
   Филу явно не понравилось моё всезнайство, он даже на меня цыкнул, но ничего не сказал, лишь отвернулся.
   - Эм, у тебя есть имя? - оглянулся на меня второй лисёнок-переросток на котором я царски восседала. Прямо трон, мягко и удобно.
   - Естественно есть, у каждого человека есть имя, а те, кто утверждают, что у них нет имени - это не люди, это несчастные существа, которые просто забыли своё имя, данное им Господом при рождении, но именно эти существа создают своё имя, всякий раз доказывая правоту называться им. Таким образом они так же остаются людьми, - начала втирать я, не осознавая того, а Иво внимательно меня слушал и не прерывал.
   Когда я наконец закончила своё повествование мудрости, он тихонько произнёс.
   - Могу я узнать как тебя зовут? - произнёс он так тихо и застенчиво, что я не выдержала и вскрикнула.
   - Милашка! - Фил тоже обернулся на меня и начал изумлённо поглядывать то на брата, то на меня. А Иво покраснел и отвернулся.
   Боже, никогда не думала, что лисы умеют смущаться. Блин, всё же какой он милый, как плюшевый мишка. Обожаю таких.
   - Извини, я не хотела тебя смущать.
   - Всё в порядке! - улыбнулся глазами тот.
   - Охохохохо! - по-сантаклаусовски засмеялся слева летевший от меня брат близнец моей плюшевой лошадки.
   Мишка неодобрительно, но без злости взглянул на родственника.
   - Меня Ай зовут, а ты - Иво, правильно? - склонила набок голову.
   - Угу, - только и было слышно.
   - Кстати, а почему вас так странно зовут? Иво и Фол, Фул, Фыл или, а, да, точно, Фил?
   - Фил, я - Фил, запомни ты уже! И это у тебя имя странное, моё - хорошое! И если что Фил - это сокращённо от Филлип! - буркнул обладатель шелковистой шкурки, - Запомни!
   - Хорошо, а тебя почему Иво зовут? - пропустила я факт из уст Филлипа о странности не его царского имени, а моего.
   - Ну, я .....
   - Ну, что ты прям как мямля! Так и скажи, в детстве я упал с дерева, Ивы, и именно по этому меня так и зовут! - прервал один брат другого.
   - Да не так всё было! Ай, не верь ему! Я не падал ни с каких деревьев и не ударялся о них. Просто моя мама... - уверенно начал медвежонок, но Фил перебил его.
   - Давай без просто! - подкальнул с лёгкой, едва заметной улыбочкой.
   - А, давай без давай! - ответил мой Гумми бер.
   - Давай! - улыбка всё нарастала и нарастала, пока не превратилась в одну гигантскую лыбу.
   - Ну, всё, хватит! Меня зовут Иво потому что моя мама очень любила рассказы про плачущую Иву. Как раз на одной из них, они с папой и познакомились, - поведал мне семейную историю лисёнок-плюшевое дерево.
   - А, теперь понятно, - протянула я и без того долгую 'а'.
   - Теперь твоя очередь! - воскликнул недовольно Фил.
   - Моя? - удивилась, - Ну, если честно, я не знаю. Но бабушка рассказывала, что когда она меня нашла, на моей шее висел медальон, на обратной стороне которого было написано 'Ай'. В общем, как-то так! - аккуратно улыбнулась я, с долей некой грусти.
   - Что значит нашла?
   - А как же твои родители?
   Спросили чёрные лисы, скользящие в новом порыве ветра.
   - Я мало что помню о родителях, но всё таки некоторые воспоминания остались. Может я не знаю где они сейчас, как их зовут, чем они занимаются, но зато я помню и верю что они меня до сих пор любят и надеюсь, ищут.
   - Что ты хочешь этим сказать? - спросил медвежонок.
   - Дурень, она же ясно дала понять, что её бросили! - пихнул обладатель королевского имени своего крестьянского древесного товарища по полёту.
   - Нет! - возразила я, - Они не бросили меня! Они не делали этого!
   - Тогда кто? - изумился Фил.
   - Не помню, но точно не они! Тот... Тот, кто это был... Он, он... Не знаю я его! - отпиралась я. Ну не хотелось мне в это верить. Ведь я помню мамин голос, как она пела мне колыбельную, а когда я засыпала, она нежно гладила меня по голове и каждый день целовала на ночь. А папа возил меня на шее, играл и учил меня своей мудрости. Вот как сказ вспомню:
   - Огонёчек, ты знаешь в чём прелесть луны?
   - Нет, в чём, папа?
   - Хм, - он нежно улыбался, смотря на ночное небо, - Луна, как ты и я, она не так проста, какой кажется на первый взгляд. Она прибывает, а затем убывает и исчезает. Она как отражение воды, вроде бы здесь, а дотронешься, пропадёт, убежит.
   - Вааа, - восхитилась я, даже глазки заблестели, - Какая она вофебная, - не выговаривала тогда я звук [л].
   - Точно, волшебная. Она прекрасна. Огонёчек, запомни, луна - наша сила. Она всегда с нами.
   - И днём?
   - И днём, - подтвердил он, - если мы её не видим, это не значит что её нет. Она тут, просто прячется за солнышком. Помни, малыш, помни! - после он взъерошил мои волосы и пошёл в дом.
   Пусть это малость, но зато это то, что осталось мне от родителей. Драгоценные воспоминания. И пусть я многого не помню, но я постараюсь восстановить мои особенные моменты, которые я провела с мамой и папой.
   - Эй, чего притихла? - прервал моё погружение в прошлое Фил.
   - А? - сначала не поняла я, а потом хотела поинтересоваться какого лешего он отрывает меня от дорогих мне мгновений прошлого. Ведь так хочется чтобы повторилось то, что давным давно прошло. Но не тут то было.
   - Мы, кажется, на месте, - окинул взором полянку, с которой началось моё сегодняшнее приключение, Иво.
   - О, это же то место, где я Енота встретила, - открыла я рот от удивленья. Надо же, как быстро время летит. Только что не понятно где были, а вот уже показалась родная дорожка.
   - Да, оно самое. Только не "енота" ты тут встретила, а нашего господина, - склонил вниз голову Фил. (Наверное он не понял, что Енот- это и есть его так называемый 'Господин')
   - Так, ты от сюда сама доберёшься? - поинтересовался горделивый прислужник Господина Енота.
   - Думаю, что да, - не заставила долго ждать я.
   - Тогда, приземляемся! Вперёд! - юркнул вниз Фил, а за ним мы.
   - Берегись! - проорала я в тот момент, когда мы были почти у земли. Причём, головой вниз, - Фух! - облегчённо вздохнула, - Наконец приземлились!
   Лисы переглянулись и едва заметно улыбнулись. Я слезла с удобной спины Иво и почувствовала лёгкий ветерок. Он что-то нежно шептал мне на ухо, но я не расслышала его слов.
   Воздух здесь, на полянке близ дорожки, ведущей в мою родную деревеньку, был очень чистый, очень холодный и ломкий, как лёд.
   - Брр, прохладно тут, - наглядно вздрогнул Фил.
   - У тебя шуба есть, - имел ввиду шерстяной покров на теле брата Иво.
   - Да знаю я! - бросил озлобленно тот, прошептал - Это я чтобы домой быстрее свалить.
   - Не каких манер! - выдохнул мой плюшевый транспорт, - Ладно, Ай, до встречи, - улыбнулся он мне.
   - Ага, пока.
   Лисята взмыли в высь и начали удаляться в дали. А я махала рукой с натянутой улыбкой на лице. И лишь Иво изредка оглядывался в мою сторону.
   - Надеюсь мы больше не встретимся, - едва слышно прошептала я. Ну как я могла знать, что это только начало, и что столько всего ждёт меня в пути?
  
   * * *
  
   Выйдя из леса, я обнаружила верно ждущего меня Боби.
   - Надо же, а ты тут какими судьбами? Ты же у той башни был! Как ты тут оказался? - удивилась я, - А, ну и ладно. Пойдём домой! - я взяла поводок, который странным образом висел на заборчике около входа в лес, и пошла вместе с Боби по направлению к дому.
   К тому времени утро было в самом разгаре. Бледный свет, не такой яркий как летом, озарил всю округу. Но нельзя было бы сказать с уверенностью что уже рассвело. Это было больше похоже на то, когда летом или поздней весной выйдешь на улицу в часов пять, ворде бы светло. Промозглый ветр проносится через листву близ стоящих деревьев, явно беседуя с ними или принося какую-то новую весть. Он очень торопился оповестить всех, а после его ухода тут же становилось грустно и даже зябко. Вот и до меня достиг этот утренний марафонец. Тут же похолодало, и я поёжилась. Слава Богу, ветерок утих и начало приятно пригревать проснувшееся тёплое солнышко. Знаете, это - моё самоё любимое время года - осень. Особенно когда пропекает, ласково касаясь кожи и не обжигая её, небесное светило. И не нужно идти не в какую школу и можно по настоящему насладиться погодой: свежим, чистым и прохладным воздухом,который бодрит и придаёт новых сил; над головой поют свои песни птицы; пригревает солнце. За это я и люблю осень. Хочется вдохнуть её полной грудью!
   Мы шли не особо торопясь, Боби вразвалочку, а я, словно плыла как лебёдушка по озеру, шла медленно, иногда легонько пиная мелкие камушки. Я была в полной уверенности, что всё ещё спят и даже не думала о том, что ночевала не пойми где. Ну как, не пойми где? В дупле каком-то. В общем я думала что никто ничего не узнает и не спросит, но я глубоко ошибалась. Потому что меня не просто спрашивали, мне устроили целый допрос, как в отделении полиции, при допросе у следователя, с фактами. К моему ужасу я этого тогда ещё не знала, а то бы придумала отмашку заранее.
   Вот и показался знакомый мне дом. На против которого, на другой стороне дороги, под деревом сидел человек. Он был одет в рваную в некоторых местах куртку болотного цвета, тёмные джинсы, испачканные в грязи и дешёвые, как видимо когда-то белые, кеды. На его голову был накинут капюшон. Казалось что он уснул, пока кого-то ждал. Сначала я не разглядела лица этого бродяги, но пригляделась и приметила эту скромную личность.
   - Бомжуем? - спросила я у этого люмпена, остановившись напротив него.
   - Где ты была? - поднял на меня свои карие глаза парень.
   - я? Я, ну... Это, ну...в магазин ходила, - не нашла лучшего оправдания.
   - С Боби? - зевнул брюнет. Наверное он недавно проснулся.
   - А почему бы и нет! - стояла я на своем.
   - Хм, - протянул он важно 'М' и потёр глаза, - И что купила?
   - Ну... - задумалась я.
   - Знаешь, я что-то не припомню во сколько ты вчера вернулась? - ухмыльнулся он, - Так где была то? Парня нашла? А предупредить? - склонил он голову набок так, что капюшон спал с головы, и его лицо осветило огромное количество солнечных лучей.
   - Блин, Женька, отстань! - Да, да, это был не кто иной, как Евгений - любимый и единственный внук бабы Нуси. - И вообще, что ты тут забыл, ещё и в таком виде? Ты что, практикуешь свою будующию профессию?
   Кстати говоря мы с Женькой были примерно одного возраста. Он всего лишь на год меня старше. И учимся мы в одной школе.
   - А ты тоже хочешь? Правда занимательно!? - улыбнулся, - Хочешь со мной? - протянул он мне руку.
   - Да, иди ты! - огрызнулась я и наглядно отвернула голову.
   - Мне и тут хорошо! - взъерошил он свои тёмные волосы, - Так где пропадала? М?
   - В лесу уснула! - прошипела я, - Ну всё, отстань. Лучше скажи что ты тут забыл? До дома пять метров не дошёл?
   - Тебя ждал, - с серьёзным видом сказал парень.
   - Меня? Зачем?
   - Скоро узнаешь, - поднялся он и отряхнулся. (Во странный! Зачем отряхиваться если уже по уши в грязи, да в такой одежде!) - Ай, ты поосторожней там, с Семёновной, - предостерег он меня, подошёл к своему забору, открыл кредитку и сказал, - Аривидерчи! - махнул он на прощанье рукой и удалился восвояси.
   - Пока! - еле слышно произнесла я и тоже направилась домой, ближе к тёплой и мягкой кроватке.
   Я подошла к двери, удостоверилась что Боби рядом, выдохнула и повернула ручку. Дверь отворилась. И как вы думаешь что, точнее кого я увидела? Конечно бабушку. Она ждала меня в полутёмной прихожей, одетая в ночнушку и очень недовольная. На кухне горел свет и работал телевизор - негромко раздавался голос ведущей утренних новостей. Кажется, бабы Нуси у нас не было, и хорошо, отчитала бы ещё. Лишь только Боби был неописуемо рад нашей встрече. Он радостно, виляя хвостом, вбежал в гостиную, лёг и уснул. Мне даже показалось, что он вздохнул со словами: "Вуф, наконец-то дома, Вуф".
   А я стояла и смотрела на грозную бабушку. Руки она сложила у груди, подняла бровь и нервно постукивала указательным пальцем по своему плечу. Я вздрогнула, предчувствуя предшествующую огненную бурю. Ох и зададут же мне сейчас трёпку или же съедят, но явно что-то да случится.
   - Пришла? - не слишком любезно поинтересовалась у меня.
   - Пришла. Эм, привет, - включила я в прихожей свет. Бабушка увидев меня ахнула и упёрла руки в боки.
   - Шойта за вид, Ай? Пачаму ты такая грязная, да листья в волосах? Все дороги обтёрла? Да ты с ума сошла! Ай!
   - Случайно упала. Бабуль, всё в порядке, - начала разуваться я и неуверенно улыбнулась. Бабушка это подметила и сощурила глаз так, как только делать она умеет.
   - В порядке? Как в порядке? Приходишь утром, грязная. Ты гдейсь была, милочка моя? Гдейсь ночевала?
   - Дома! Где же ещё! - нагло соврала я. Ох и будет же меня совесть мучать. Ой предчувствую бессонницу.
   - Дома? А откудовась ты вернулась тады? - не поверила она мне.
   - С улицы! - родственница ещё больше разозлилась.
   - Так дома или улицы, опрядкляйсь уже! - воскликнула она, - Шо ты врёшь! Зачем мне лапшу на уши вешаешь? Ась? - сложила опять руки на груди.
   - А я и не вру! - посмотрела я на неё как можно убедительнее.
   - Вижу я как ты не врёшь! Где гуляла то?! Почаму такая грязная?! Немедленно переодевайсь! И чайку с вареньем шоб выпила! Ясно?
   - Ясно, ясно, - я закатила глаза, а где-то внутри меня кипел бульон стыда и злобы.
   - Знаю я твоё "ясно". Нечаго тебе не ясно! Вот шоб прям счаз пошла и переоделося! - указала она пальцем в направление моей комнаты. (Ох уж эта бабушка, отчитывает как малявку какую-то. А мне между прочим семнадцать; Понимаете, семнадцать?! Ладно, спокойствие, только спокойствие. Хорошо хоть Нуся Ивановна не заявилась, а то тут такое было бы! Хотя, нет. Вот же она, собственной персоной.)
   Входная дверь с грохотом отворилась, и из-за неё влетела старушка в ситцевой ночнушке в мелкий голубой горошек, доходившей ей до щиколотки. Это и была баба Нуся.
   - Ну, чёсь тута мы имеем? Ась? - огляделась новоприбывшая, тяжело дыша видимо от скорой пробежки сюда от соседнего дома.
   - Вот блин, Женька, ты говнюк! Настучал всё-таки, - подумала я поросебя.
   Тем временем взгляд бабы Нуси приметил меня - гулёну.
   - Агась! - протянула она долгую 'а', - Пряпёрлася всё же! Ну и гдейсь мы бродим, а? Бабка твоя излучалася, всю ночь не спала, глаза не смыкала, а ты! Чёж ты делаешь то? - покачала головой, - Да и грязная какай!
   - Да упала я, упала! - не выдержала я.
   - Упала значит. И гдейсь Ваше Грязнячество соизволило преземлитяся? - не верила она мне.
   - На остановке... Автобусной! - вспомнила я местонахождения ближайшей кучи грязи вперемешку с листьями.
   - Шойто ты делала не остановке, да ночью, а? - заорала уже бабушка.
   - Как што? Я, это...
   - Шо, это?
   - Чё, это?
   Закричали бабушки-подружки. ( Разрази меня гром, вы бы видели. Когда бабушка злится - это конец света, но когда они вместе- это страх, гром, дом ужасов и самых страшных кошмаров, живущих в отдалённых закоулках вашего подсознания. Короче просто жуть)
   - Гдейсь ты была?- ( господи, этот вопрос сегодня занимает первое место по количеству того, о чём меня спрашивали. Они как будто заговорились все )
   - В библиотеке, - вместо того чтобы смириться что виновата, я улыбнулась, глядя в пол, а потом испугалась и аккуратно прикрыла рот рукой. Как мне сейчас плохо, хочу спать.
   - В библиотеке? - подозрительно спросила бабушка.
   - Да, сидела всю ночь напролёт, готовилась ... К контрольной, - пропела я.
   - Всю ночь? - почти просверлила во мне дырку бабушка.
   - Врёт она всё! - выдала Нуся Ивановна, - Библиотека по субботам до семи работает, а в воскресенье только в десять открываетъс!
   - И в какойсь ты библиотеке сидела? В межпромтранственной, в которой нет рамок времени?
   Это она сериалов насмотрелась. Особенно 'Звёздные воины' и 'Когда цветет папоротник'.
   - Это Ленинская библиотека, там ночное отделение есть. Чтобы за деньги заниматься, - с уверенностью дала отпор я.
   - Хм, Ленинская говоришь, - задумалась родственница.
   - Да, Ленинская. Она при МГУ! - торжественно, предвкушая победу, приподняла уголки губ.
   - Не мычи! - взбесилась бабушка.
   - Я не мычу! - тоже закричала, - МГУ - это институт такой! 'Московский государственный университет'! - заделала я довольное личико.
   - Ай, - сердито посмотрела на меня бабушка, - Живо отвечай, где и с кем ты была!
   - Отвечай! - не стала оставаться в стороне и баба Нуся.
   - Я правда в библиотеке была, - планка моей уверенности в выйгроше начала медленно падать.
   - Ай! - прищурила глаз, подражая бабушке Нуся Ивановна.
   - Да отстаньте вы от неё. Вон, и так уже, бедная, не знает куда деваться, - подал голос Женька, - Я видел её, когда она в библиотеку шла. Мимо с пацанами проходили. ... Ба, ну ты знаешь, у Пашки днюха была. - (Откуда он тут взялся? и почему ему верят?)
   - Да, ну тады....
   - Не каких тады! Зачема тада ей собака в библиотеке? - огрызнулась баба Нуся.
   - Какая собака? - удивился Женька.
   - Какай, какай, эта, какай еще может быть? - приятельница бабушки направила на Боби выставленный вперёд указательный палец.
   Женька удивлённо посмотрел на меня.
   - Что? - спросила я его, - Не смотри на меня своими миндальными глазами, в дырках не нуждаюсь, - скривила я рожицу. А Женька взял и, недолго думая, схватил меня за нос.
   - Ой! - отпрыгнула я, - Больно! Ты совсем с катушек слетел? Твои мозги под дубом просквозило что ли? - выдала я.
   - А ты не кривляйся! Тебе не идёт. Твоя мордочка и так без кривляний на мартышучью похожа, - улыбнулся он.
   - Что ты сказал? Завадский, ты - труп! - я хотела было ударить Женю, но он увернулся ( шустрый, гад). - Ну держись! - сделала я новую попытку врезать этому обалдую. К сожалению тщетно.
   Вместо того чтобы мужественно принять удар, Женька перехватил мои руки. И фиг вырвешься должна сказать. С виду он хиленький, а на деле хлеще любого качка.
   - Ха! - победно улыбнулся он.
   - Идиот, отпусти или попрощайся со своим добром! - ласково намекнула я на главное достоинство мужчины по мнению моих одноклассников.
   Женя посмотрел вниз, потом опять на меня, недовольно, даже я бы сказала с некой обидой, вздохнул и отпустил меня.
   - Тупой Евгешка! - потёрла я свои запястья.
   - Сама такая. И не зови меня так! - возмутился обладатель чёрных волос.
   Пока мы спорили, бабки вели свой разговор и совсем не замечали наших действий и разговоров.
   - Ну шо, поверим? - спросила первая
   - А сабака то, сабака! - возразила её приятельница.
   - Ну, не знаю, Нусь, может он дома был? Я шото не помню был он или нет.
   - Не былос! Он ужин бы не пропустил! - стояла на саоём Нуся Ивановна.
   - Ну, может..., - начала бабушка, но не договорила.
   - Шо ну может , не каких ну может! - начала злится бабушка Жени.
   - Заболеть то он мог! - отпиралась бабушка.
   - Семёновна, ящё один 'вяк' в мою сторону, и твой папа зря потел! - обозлилась ещё дольше баба Нуся.
   - Но..,
   - Да помолчи ты - жертва пьяной акушерки! - огрызнулась, - Эй, молодёжь, где собака ночевала? - неодобрительно посмотрела на меня Женина родственница, - В библиотеке, дась?
   - А почему бы и нет? - начал Жен, - Между прочим в институте к которому относится эта библиотека есть живой уголок. Туда приводишь своего питомца, оставляешь на попечение добрых людей, а потом приходишь и забираешь. Да, Ай?- спросил он меня.
   - А? То есть, да! - улыбнулась я. Ух, Евгеша, хороший ты парень всё-таки!
   - Ну, ладнось, верю, - сдалась Нуся Ивановна.
   Мы с соседом одновременно выдохнули.
   - Семёновна, тебя это, Иваныч звал, - обратилась старушка к моей многоуважаемой бабушке.
   - Опяти? Надоел уже!- упёрла руки в бок моя родственница. И куда-то удалилась вместе с Нусей Ивановной.
   - Ну, бывай! - помахал на прощанье Женька и вышел из моего дома.
   - Жень! - окликнула я его.
   Брюнет обернулся.
   - Спасибо!
   - За что? - спросил он.
   - За то, что помог оправдаться! - объяснила я.
   - Неужели ты думаешь что это за так? - улыбнулся, - Моя помощь за так не продаётся! С тебя домашка по инглишу.
   - Евгений, я тебе потом все конечности поотрываю! Запомни! Слышишь? - не на шутку разочаровалась я в Жене. Вот жмот. Даже помочь бесплатно не может. Тем более девушке.
   - Слушай, я тут одну больничку знаю. Давай тебя туда, на четвёртый этаж определим? Как раз для душевно больных,- засмеялся он, даже нет, заржал.
  
   Блин злости не хватает, на Лиса весь годовой запас исчерпала.
  
   А ты не злись, и всё будет чики-пуки.
  
   Какие чики-пуки? И вообще, я не с тобой разговариваю!
  
   А может тебе и правда в эту больничку наведаться?
  
   Замолчи!
  
   Хотя не, не надо, я не хочу всю оставшуюся жизнь в больнице прожить!
  
   Отстань! Shad up!
  
   Тише, тише, дыши ровней, вдох, выдох, вдох, выдох!
  
   Ррр! Надоела ты мне! Прошу, пожалуйста, помолчи!
  
   Ладно, раз ты так просишь, помолчу. Но знай, я вернусь!
  
   Да, да, всё что хочешь, только молчи.
  
   ...
   Уже можно возвращаться?
  
   Нет! И не переместилась бы ты куда-нибудь на Гаваи!
  
   Заманчиво! Эх, Гаваи, солнце, вода, песок...
  
   Про себя пожалуйста!
  
   Хорошо, хорошо. Гонце, Гагаи, гисок..
  
   И без звуков!
  
   Какая ты вредная! Ладно, я помолчу пожалуй.
  
   Ну наконец-то!
  
   - Знаешь что? - спросила я у парня.
   - Что?
   - А не пошла бы я спать, а ты от меня маленькими шажками! - показала ему язык. Что съел? Ха!
   - Кх, - усмехнулся он, - Лады, я погнал. Пакеда!- парень поднёс свою ладонь к губам, поцеловал и послал мне воздушный поцелуйчик.
   Я скривила лицо и ответила:
   - Пока! - закрыла дверь и направилась к своей комнате.
   Войдя в свою маленькую персиковую комнатку, где находился большой светло-коричневый, пушистый ковёр, письменный столик, шкаф, тёмные каштановые шторы, под которыми пряталась прозрачная тюль, украшенная розами и самое главное- двуспальная кровать мандаринового цвета с жёлтым покрывалом, я плюхнулась на своё ложе, предварительно стянув покрывало на пол. Взяла телефон, который со вчерашнего вечера стоит на зарядке, включила его, сообщений нет. Только лишь один пропущенный от Лидки.
   - Перезвонит! - подумала я. А затем подключила наушники к телефону и включила радио, там как раз играла моя любимая песня.
  
   Пусть ничего нет. В чём бы был уверен.
   Но точно чувство есть в моей груди.
   Что, то мгновенье, что собой венчает,
   Ту череду улыбок, что с тобой прошли,
   Со временами станет нам ценнее.
  
   Я прикрыла глаза и начала тихонечко подпевать.
  
   И чтоб вместе отыскать то будущее, что с тобою видим.
   Мы направляемся в завтрашний день.
   И чтоб отыскать то будущего, где мы всё так же вместе,
   Мы направляемся в завтрашний день.
  
   Я погрузилась в мир Морфея.
  



Анастасия Елькина

Отредактировано: 17.11.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться