Королева-попаданка

Размер шрифта: - +

Глава 9

Красота – это страшная сила!

Семен Надсон

 

Отряду надлежало явиться ко дворцу владыки, расположенному, по словам дракона, в самом центре Эйи. Вели туда дорожки из мелкой каменной мозаики, местами стеклянной. Но вряд ли это стекло было таким же хрупким, как привычное. Скорее всего, тот же перламутровый материал, из которого остроухие воздвигали свои строения.

Вдоль главной улицы – магазинчики с аккуратными ажурными вывесками. Некоторые украшены цветами. Конечно, уж цветочного-то добра у них навалом. И ни одной палатки, ни лавки под навесом. Торговля велась исключительно в магазинах. Помои жители Эйи на улицу не выливали, в отличие от верноподданных королевы, которые, похоже, считали своим долгом гадить там, где живут. Нет, отсутствием водопровода Фредерика это не объясняла. У них были в наличии и другие системы избавления от всего… накопившегося. Система специальных колодцев с подземными туннелями, например, что служило превосходным аналогом канализации. Но жителей дела канализационные волновали в последнюю очередь. Особенно трущобников – вот уж где земля обетованная антисанитарии.

Вслушивалась королева и в эльфийскую речь. Как гномья, она была малоразборчива, но имела свои особенности… неразборчивости. Вот зачем смягчать каждый звук, если не горишь желанием вывихнуть себе челюсть в каком-нибудь жарком споре? А ведь им еще и на человеческом языке говорить трудно.

Мода-то какая… легкие платья из газовой ткани, даже… у мужчин. Гендерная интрига это называется. Подкатишь в таверне к миловидной барышне, коктейльчиком угостишь, в уголок поведешь, а там раз!.. и мужик. И как они узнают, кто есть кто? Сразу спрашивают, чтобы уж наверняка, или после второй стопки?

А Каин про себя усмехался, втихаря почитывая ее первые впечатления. Опять она все преувеличивает. Если мужик носит юбку, это еще не значит, что у него в придачу должны быть и…

– Каин! – дернула его вдруг Фредерика за рукав. – Ты ж говорил, что тебе эльфийки пышногрудые нравятся.

– И? – вскинул парень брови.

– Смотри, их тут сколько.

Пожалуй, единственный атрибут, позволяющий различать эльфов по половому признаку.

– Ну, я вижу, – расплылся в улыбке Каин, не сводя с королевы насмешливый взгляд.

– Смотри, смотри… – проводила девушка глазами очередной бюст, вываливающийся из декольте. – Не ёкнуло? Совсем у тебя не ёкнуло? Ни капельки?

– Фреди… – Не успела Фредерика опомниться, как светлый быстро чмокнул ее в висок, скользнул кончиком языка до мочки уха и оторвался. – Дурочка.

Она деланно надулась, фыркнула, но, отвернувшись, расцвела и зарумянилась. Да, ревнует. Да, переживает. Да, сильно. Учитывая прошлое своего избранника. Можно ли так кардинально измениться за какой-то год? Но со служанками-то он обижимался из-за нее. Тоже чтобы приревновала. Ох, как же сложно любить! А еще сложнее, когда обоих друг к другу тянет, но тупите. Со стороны кто-нибудь глянет, затяжечку сделает, выдохнет дымок и по-простому спросит: «Что ж вам неймется-то?» А не имелось им постоянно.

Когда на горизонте нарисовалась свободная карета, да еще и с откидным верхом, Шанель предложил проехаться в ней, потому что пешком до центра эльфийского муравейника чесать еще долго. Не отказался никто, а особенно не отказалась королева. Тесновато, правда, но никто в обиде не остался. Даже Файн, на колени которого девушка ножки уставшие закинула под утробное рычание дракона.

Расположение Эйенских улиц очень напоминало Фредерике расположение Латинских. Может потому, что дворец владыки, как и магическая академия, вырос на пути главной улицы без всяких лишних поворотов, крюков. Вот что такое настоящая педантичность архитекторов.

– Знаете что? – нарушила вдруг молчание королева, когда карета уже подъезжала к самому большому мыльному пузырю в столице. – Надо бы в Долах начать штрафовать за свинарник на улицах.

– Первая реформа, Ваше величество? – съехидничал Каин.

– Фигичество. Моя первая реформа была дворцовой и звучала так: «Ни одного аристократа не подпускать к столовой, пока королева Фредерика Виктория де Фабьер не завершит трапезу. Пожалуйста».

Светлый прыснул.

– А что? – возмутилась в ответ на такую реакцию Фредерика и принялась бить его кулачками по плечу. – У меня от одного их взгляда аппетит пропадал. Вот покуковали бы они без своих золотых гор, посмотрела бы, сколько еще надменности на их физиономиях останется.

Цок-цок-цок. И карета остановилась.

Перламутровые соты, со стороны кажущиеся прозрачными как стекла, на самом деле сильно искажали происходившее внутри помещения. Разобрать, чьи силуэты мелькали за чудными стеклами из неизвестного технической науке материала, было невозможно.

Шанель оплатил поездку на эльфийском такси, и пассажиры спустились на землю. Хотя Фредерика с большой радостью покаталась бы на лошадках еще.

– Голову выше, – сильная лапища дракона подтолкнула девушку к широкой «стеклянной» лестнице. – Не горбись, руки вдоль туловища. Все как учили.

Эх, все-таки она пообещала. Шутки в сторону. Пора ей побыть настоящей поддельной королевой. Подбородок задрать, грудь выпятить, постараться состроить серьезную и почтительную физиономию. С последним пунктом, кстати, сложнее всего. И не упасть, не споткнуться, не поскользнуться, как это обычно бывает. Надерем им аристократические эльфийские задницы своим этикетом.

Лестница вела на такую же хрустальную площадку перед входом, наконец, в обитель владыки. Но девушка успела сделать лишь пару тройку шагов, прежде чем прямо перед ней возник один из представителей остроухой расы. Тот упер руки в боки и уставился на нее, как на отщепенца какого-то.



Аделина Камински

Отредактировано: 04.02.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться