Королева-попаданка

Размер шрифта: - +

Глава 14

Настоящая любовь не между телами, а между душами.

Бернард Вербер

 

Ночевали они все в доме родителей Файна, а если быть точнее, то в доме городского старосты. У темной графини губа была не дура. Если уж и уходить к оборотню, то к самому авторитетному.

Дополнительных кроватей аж на пятерых в доме не имелось, поэтому даже королеве пришлось укладываться на полу. Ей, конечно, предлагали лечь на кровать супружеской четы, но девушка категорически отказалась. Потому что к Каину хотела быть поближе. С милым рай и на полу.

Уже завтра предстояло начать серьезную подготовку к открытию портала. Энергия даже четырех магических эссенций, собранных вместе, воистину огромна, и ее вполне хватит для переправки той толики армии, которую готовы были предоставить соседние страны.

Файн вместо настройки отправится в столицу, напоминать своим доверенным лицам об их обещаниях. Скорее всего, новообретенный брат увяжется за ним потому, что уже ходит за близнецом по пятам, как утенок за уткой. Каждый раз, когда эта парочка попадалась на глаза Фредерике, королева не могла не умилиться. Пусть Файн и выглядел малость раздраженным таким положением дел, девушка чувствовала, что в глубине души он все-таки смирился с потерей старшего брата и обретением младшего.

А сама Фредерика полночи не смыкала глаз и не отрывала взгляда от умиротворенного лица спавшего Каина. Осада дворца совсем скоро, а этот герой мог снова переборщить со своими геройствами. До полусмерти. Опять скажет, что долг. Опять скажет, что личные прихоти – дело десятое. И в этот раз Фредерика не станет даже наблюдателем. Она даже не узнает, если с Каином что-то случится, а значит, сгрызет ногти под корень, как только разношерстная свита выступит в направлении Некрополя. Девушку уже ни культура народа темных не волновала, ни сувениры. Лишь бы с мальчишками ее все было в порядке. И история с Казамой не повторилась. Вот если бы только она не валяла дурака, а училась магии как следует. Если бы не создавала впечатление такой взбалмошной девки без тормозов, тогда ее наверняка бы взяли с собой. Наверняка. Но уже поздно, и за пару дней девушка ничего не сможет доказать. Не поверят, что за ночь нерадивая королева вдруг стала серьезной и максимально сосредоточенной, без выкрутасов.

– Эх… – вздохнула Фредерика, перевернулась на спину и устремила взгляд в подгнивавший потолок хижины. – Эй, Конфуций, – громким шепотом позвала она монаха, который только недавно лег. Тренировался.

– Почему ты вечно называешь меня Конфуцием? – отозвался тот, тоже перевернувшись на спину.

– Потому что это самый мудрый человек в моем мире. А еще он монах. Вроде бы. Не помню.

– Можно сказать, что я польщен, – протянул Михаэль, закинул руки за голову и прикрыл глаза. – Чего же вы хотите, Ваше величество Фреди?

– В столицу.

– Исключено.

– Неужели… – девушка едва сдержала всхип, – …я действительно кажусь такой тупой и недалекой?

– Ну… – замялся монах. Как же сложно пацифисту подбирать слова в подобных ситуациях. Чтобы и на путь правильный наставить, и не обидеть ненароком. – Понимаешь… не то чтобы тупой или недалекой. Скорее… несерьезной. Да, несерьезной. Самое правильное слово.

Королева резко перевернулась на живот, подтянула подушку под подбородок и внимательно уставилась на Михаэля.

– Значит, мне нужно стать занудой?

– Ну почему же сразу занудой? – Тон монаха напоминал тон воспитателя детского сада, успокаивающего одного из своих воспитанников. – Тут не помешала бы самодисциплина. Трезво смотреть на ситуацию, не делать поспешных выводов, не позволять эмоциям управлять тобой…

– А если я… пробую так делать, но у меня не получается? Что тогда?

– Тогда и не пытайся прыгнуть выше головы. Слышал я, что все мы взрослеем в какой-то определенный особенно трудный момент своей жизни. Когда переступать через себя приходится. Когда другого выбора нет. Именно тогда мы находим в себе силы, открываем внутренние резервы и становимся такими, какими остаемся до конца наших дней.

– У тебя такой момент был? – пытливо поинтересовалась Фредерика.

Михаэль выдержал небольшую паузу, медленно провел языком по нижней губе.

– Я точно не помню, когда расстался с детством. Должно быть… после смерти родителей. Даже Мастер заметил, что я стал более серьезным и сосредоточенным. Начал тренировать меня лично, а немного погодя решил сделать своим преемником. К тому моменту, когда он сказал об этом, я уже сознавал всю ответственность и готов был принять ее.

– Значит… у меня когда-нибудь наступит тот самый момент?

– Конечно. Рано или поздно, – обнадежил монах. – Рано или поздно. – Зевнул, почесал лысину, перевернулся на бок и уже через несколько минут забылся спокойным сном.

Фредерика вновь углубилась в раздумья. Сколько всего в ее жизни уже произошло, но как же так получилось, что того самого особого момента до сих пор было? Чем ее вообще можно было пронять? Слишком уж толстокожим оказалось ее детство.

А потом Каин во сне как заправский ниндзя бесшумно подполз к королеве поближе, закинул на нее ногу и прижал к себе. Хоть ненадолго девушке стало хорошо и спокойно.

На следующее утро, позавтракав жареной дичью, все разбрелись по своим делам. Шанель, Каин, Михаэль и Фредерика – на настройку портала. Файн с Эшером – в столицу. Кстати, от королевы не скрылось то, с какой заботой Файн докладывал новоиспеченному брату кусочки мяса в тарелку и как доходчиво разъяснял задачи на сегодняшний день.



Аделина Камински

Отредактировано: 04.02.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться