Королева-попаданка

Размер шрифта: - +

Глава 18

Тем, кто не оглядывается назад, не заглянуть вперед.

Эдмунд Бёрк

 

– Я больше не собираюсь носить эту дрянь, эту тряпку! – форменная одежда служанки темного дворца полетела восседавшему на троне парню в лицо. – Как мерзко, как отвратительно! Носи сам!

– Понял, понял… – поспешно пробубнил Эжен, стаскивая с головы черное платьице.

– Если понял, то прекрати подсовывать мне это под дверь!

Девушка, стоявшая перед троном и скрестившая руки на груди, напоминала королеву лишь некоторыми чертами лица. Волосы ее были собраны в тугой пучок на затылке, потому что вечно торчавшие в разные стороны рыжие патлы бесили. Черное, по шею закрытое платье уходило в пол, а корсет приходилось затягивать потуже, чтобы держался как следует.

– Я забираю графа на время, – безапелляционно заявила Фредерика, бросив на князя испепеляющий взгляд, а затем развернулась и, громко выстукивая ровный ритм каблуками, направилась к дверям.

Поклонившись своему нерадивому князю, Корбей, сложив руки за спиной, отправился следом за королевой.

– Граф, – обратилась к мужчине Фредерика, когда двери в тронный зал за обоими захлопнулись. – Не напомните ли вы, о чем мы с вами беседовали накануне?

– Вчера мы с вами не беседовали, – мотнул головой Корбей. – Вчера вы спрашивали у меня то же, что и сейчас.

Приложив ладонь ко лбу, королева облокотилась на стену. Она и не думала, что проблемы с памятью станут настолько серьезными. Причем что-то из давнего она помнила до сих пор, а что-то из вчерашнего умудрялась забывать, как только голова касалась подушки.

На свой внешний вид ей уже давно было плевать, лишь бы изнутри так скоро не развалиться.

– А за день до этого? – с надеждой подняла она взгляд на мужчину.

– То же самое.

Девушка взвыла, закрыла лицо руками, а от тыльной стороны ладони оторвался очередной кусочек кожи, обгорев по краям раньше, чем приземлиться на каменный пол.

– Но за недели две до сегодняшнего дня вы просили провести вас в темницу, – все-таки соизволил напомнить граф.

– Зачем? – уставилась на него Фредерика увлажнившимися глазами. Даже Корбей смотрел на нее в последнее время с содроганием.

– Зачем – не знаю, потому что на следующий день Ваше величество забыли о своей просьбе. Но осмелюсь предположить, что хотели поговорить с заключенными.

– Зачем? – тупо повторила королева.

– Может, один раз туда все же спуститесь, чтобы каждый день не заваливать меня одинаковыми вопросами?

– Мне стоит посоветоваться с Эженом перед этим?

– Нет, – тихо, но твердо произнес Корбей. – Меньше знает – крепче спит.

С этими словами он бодрым шагом прошел по центральному коридору и завернул в правый. Один из таких темных и сырых, в которые королева старалась не соваться. Только по очень вескому поводу. Например, если в течение дня никак не удавалась сбросить Эжена, бродившего за ней по дворцу хвостиком.

Вот полчаса или час он еще продержится, развалившись на троне. Потешит свое эго, а потом за задницу покусают одиночество, грусть и скука. Самое время настанет заняться поисками Фредерики.

Восставшие к девушке интереса уже не проявляли. Возможно, потому что она и сама уже наполовину мертва. Или настолько стала мерзкой с виду и по запаху, что даже ходячие мертвецы носом воротят.

Тем не менее многого Фредерика себе не позволяла. Ей казалось, что она все сильнее привязывается к молодому князю. Аура тьмы, видимая теперь невооруженным глазом, опутывавшая все его тело сиянием черного жемчуга, манила ее, как костер мотылька.

Сначала королева размышляла о том, не ауре ли своей был обязан Каин во времена своей популярности при темном дворе? При каждом удобном и неудобном случае упоминал, что женщины вились вокруг него ужами благодаря огромному запасу тьмы.

Потом Фредерика забыла, кто такой Каин. Сначала из головы вылетел его образ. Осталось лишь имя. Каин. А затем исчезло и оно. Конечно, ее начали терзать бесконечные сомнения, не забыла ли она о чем-то важном? Для чего она здесь? Зачем? Но тьма, по мере заполнения извилин, оставляла все больше вопросов и все меньше ответов.

У нее был Эжен, которого королева любила какой-то странной больной любовью. За всё и одновременно ни за что. Могла чихвостить его на чем свет стоит, а могла и к груди прижать трепетно. Тогда ее отпускало. Вероятно, Его темнейшество знал о том, кто такая Фредерика, но молчал. Боялся потерять свою иномирскую игрушку? Может быть. Или настолько привязался, что впервые за столько лет сердце ёкнуло. Они не понимали ни друг друга, ни самих себя.

Из мыслей королева вынырнула уже в подземном помещении, куда спустилась за графом дар Раккастом по винтовой лестнице.

Дворцовая тюрьма. Здесь девушка не была ни разу. Запрещал князь сюда спускаться или нет? Амнезия проглотила ответ и на этот вопрос.

Стук каблуков бил по барабанным перепонкам. Нога поскользнулась на влажном камне, но граф тут же подхватил королеву под локоток.

– Осторожнее, Ваше величество.

Сухой кашель раздался откуда-то из глубины помещения, а потом поразительно знакомое и одновременно бросающее в жар:

– Фреди?..

Королева вздрогнула и снова чуть не поскользнулась.

– Здесь кто-то есть? – вопрос показался бы мужчине риторическим, если бы не был задан дрожавшим голосом с такой серьезностью. – Малис же отравил всех заключенных.

– Эти заключенные появились здесь позже.

Словно во сне, Фредерика медленно пошла вперед. Редкие зарешеченные окна в камерах пропускали солнечный свет. Девушка казалась сияющим белым пятном, чем-то лишним среди царящего здесь полумрака. Нет, Эжен однозначно просил ее не спускаться сюда, однако ноги настойчиво вели ее к источнику голоса.



Аделина Камински

Отредактировано: 04.02.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться