Королева Шабаша

Размер шрифта: - +

Глава 5

      Тёмное помещение библиотеки не способствовало моему спокойствию, мысленно я костерила себя, как умела. Следовало бы остаться в зале, не идти за призраком и вообще проявить больше благоразумия, тогда бы не лежала на полу в комнате, где находился преступник.
      — Не стоит меня бояться, тебе ничего не грозит, — чернокнижник встал на ноги и протянул мне руку.
      Поразмыслив всего мгновение, я приняла эту помощь и поднялась с пола. Загадочный преступник был на голову выше меня и одет в неприметные тёмные джинсы и белую футболку, сверху накинута кожаная куртка, а на ногах похожие на Кирины тяжёлые ботинки. Его внешность была непримечательной — довольно симпатичный, но взгляду не за что зацепиться, кроме, конечно, белесых глаз.
      — Как твоё имя? — чернокнижник пытался глядеть на меня, но его голова всё равно поворачивалась боком, когда я делала шаг в сторону. Он не видел меня, но слышал и не было никакой уверенности в том, что он не сможет поймать меня, если я вдруг захочу сбежать.
      — Алиса.
      — Ммм… Алиса. Красивое имя, а назвали в честь?..
      — Бабушки, — я подозрительно сощурилась, хотя он видеть этого не мог, разумеется.
      — Любопытно, — с полуулыбкой сказал чернокнижник. — Моё имя Бальтазар.
      — Странное имя.
      — С инквизиторами ты, видимо, ещё плохо знакома, — хмыкнул Бальтазар. — У некоторых, такие имена, что не выговоришь.
      Из открытого под самым потолком окна подул холодный ветер, принёсший с собой запах пожухлой листвы, и Бальтазар отвлёкся на зашелестевшие листы, оставленные кем-то на столе. Это шанс! Я рванула к выходу так быстро, как только была способна в длинном платье и на каблуках, но всё было зря: я остановилась, не добежав. Стена, где полагалось быть двери, оказалась пуста. Никакого проёма или даже намёка, что когда-то здесь находился проход.
      — Нет, нет, мы ведь не закончили, — чернокнижник стоял прямо за мной чуть нагнувшись, от его дыхания у моего уха по телу пошли мурашки.
      — Что ты хочешь? — резко развернулась я, делая сразу же шаг назад.
      — Прошу тебя молчать, Алиса, но, разумеется, не за просто так, — улыбнулся Бальтазар. — Скоро у тебя появится куратор, который сможет следить за тобой в любой момент времени… Конечно, избавить тебя от его присутствия я не могу — это вызовет не нужные ни тебе, ни мне подозрения. Однако, могу тебе предложить, за твоё молчание, дар: ты будешь чувствовать, в какой именно момент инквизитор смотрит твоими глазами и слышит твоими ушами.
      Белые глаза чернокнижника смотрели поверх моей головы, лицо его сохраняло доброжелательный вид, а я не верила своим ушам. Наверняка никому совершенно не хотелось, чтобы кто-то следил за ним, тем более, когда даже не знаешь, в какую минуту это происходит. Предложение чернокнижника было очень заманчивым, но кто знает, вдруг он сделает что-то. Что-то плохое. И всё же, соблазн был велик.
      — Согласна.
Бальтазар ухмыльнулся, сделал шаг вперёд, хватая мою руку. Его движения были настолько точны, что я начинала уже сомневаться в слепоте чернокнижника. Он притянул меня к себе так, что я уткнулась носом ему в грудь, ощущая запах дыма. Бальтазар что-то шепнул нараспев и его губы прижались к моему лбу, и в месте поцелуя неприятно защипало.
      — Будет больно, — чернокнижник отпустил меня, отступая, — когда тебя свяжут с инквизитором. Будет больнее, чем положено, имей в виду. А теперь тебе пора.
      Бальтазар снова пошёл рябью и превратился в белёсый сгусток, отдалённо напоминающий человека. После того, как он вышел из библиотеки через стену, я обернулась, чтобы удостовериться — дверь на месте. Расслабленно выдохнув, побрела по коридору обратно.
      Я не успела толком обдумать случившееся, как меня окликнула Кира. Ворча о любителях пошляться абы где в неподходящее время, она потянула меня в нашу комнату, чтобы переодеться. Платье для церемоний оказалось обычной длинной рубахой, которое подпоясывалось тёмной лентой, похожей завязывали волосы, собранные в хвост, а обувью служили форменные чёрные балетки.
      Меня потряхивало от осознания происходящего: ещё две недели назад я и подумать не могла, что уеду куда-то из дома, а уж тем более, что стану ведьмой. Из комнаты я вышла первой, пока Кира подвязывала пояс, и сразу же наткнулась на Еву. Она выглядела грустной и призналась, что успела за вечер забыть о предстоящем событии. Колдуны умеют пудрить мозги молодым девушкам — истина, которую, пожалуй, следует запомнить. Вышла Лора и ободряюще улыбнулась нам с Евой, крепко обнимая. Я была ей благодарна за это, ведь сейчас я чувствовала себя потерянной, и поддержка была мне просто жизненно необходима. Кира недовольно фыркнула, когда увидела это, но ничего не сказала, лишь померилась взглядами с Лорой. После этого прошла вперед, скрываясь за поворотом, а мы втроём последовали за ней.
      На этот раз мы вошли в другой зал: он был гораздо меньше бального, но не менее величественный. Здесь уже стояли несколько девушек, в том числе и Кира, а также директриса, которая, против своего обыкновения, не курила. В зале царила мёртвая тишина. Некоторое время спустя в комнату зашли инквизиторы, снявшие пиджаки и бабочки, последним вошёл Давид Адамович, закрывший дверь. Парни отошли к противоположному краю комнаты и деловито начали расстёгивать пуговицы на рукавах и самой рубашке. Мы с Евой в ужасе переглянулись. Для остальных семи это не было сюрпризом, они всё так же стояли с непроницаемыми лицами, а Кира поморщилась. Давид Адамович отставил свою трость и, хромая, подошел к директрисе.
      — Девочки, что застыли? — она обратилась к нам. — В круги!
      Мне уже начинало казаться, что все всё знают, это мне ничего не сообщили, чтобы выставить идиоткой. Успокаивало лишь то, что Ева имела вид, схожий с моим — непонимающий. Похоже, даже она, пробыв здесь год, всё так же оставалась новенькой в некоторых вещах. Остальные девушки прошли к стене, рядом с которой на полу были начертаны круги, едва заметно светившиеся. Каждый примерно в метр диаметром, между стоящими в них сохранялось значительное расстояние.
      От волнения кровь стучала в висках, где-то в горле завис ком, а ладони мгновенно вспотели. Я с замиранием сердца глядела, как инквизиторы, в числе которых и Стас, стягивали свои рубашки. У всех на спинах были одинаковые татуировки в виде кругов, в которые были заключены какие-то геометрические фигуры и надписи. Надо признать, все они были в форме, даже мой «братик». Помню, когда с ним познакомилась, Стас показался мне милым, я даже любила его, пока не узнала, какая он сволочь… Живот сжался, а дыхание сбилось, пока я следила за тем, как инквизиторы подходят к кругам. Стас тоже инквизитор… Он знал, кто я… И… Он может стать моим куратором. Я зажмурилась, сжав кулаки. Нет. Только не он. Только не он!
      Я почувствовала, что ко мне кто-то подошёл; он стоял совсем близко и от него приятно веяло можжевельником и чем-то пряным. Осторожно открыла глаза и увидела лишь голую грудь. Я стыдливо покраснела, опуская взгляд, но тут же его подняла, чтобы увидеть кто станет моим куратором. Да, он будет следить за мной. Да, он инквизитор, а я ведьма. Да, он не так красив, как, например, тот чёрненький, доставшийся Кире, но… Кажется, я влюбилась. Напротив меня стоял уже знакомый мне блондин, на этот раз без очков; он смотрел в стену, делая вид, будто интереснее ничего не видел, а я смотрела на него и позорно таяла, словно мармелад под июльским солнцем.
      — Начинаем! — гаркнул Давид Адамович своим хриплым голосом и заставляя меня вынырнуть из ванильных облаков и вернуться на бренную землю.
      Блондин протянул мне руки ладонями вверх и я, подражая другим девушкам, положила свои руки на его. Он тут же сжал их, словно клещами, и начал что-то шептать; его тихий голос сливался с другими, я ничего не понимала из того, что говорили инквизиторы, зато ясно услышала наши имена в середине и в конце. Затем парни замолкли и им ответили девушки:
      — Принимаю.
      Я запоздало повторила и от рук блондина по моему телу прошел довольно мощный разряд тока. Он держал меня крепко, так что мой рывок не сработал. Он стиснул зубы и поморщился, его тоже тряхнуло. И тут, когда я думала, что всё позади, меня пронзила боль. Она обрушилась на меня каменной глыбой, едва не сломав позвоночник. Я даже кричать не могла. Судорожно глотнула воздух, меня выгнуло дугой, и небольшое место на лбу будто проткнули раскалённой спицей. Боль ушла мгновенно, так же, как и появилась, а я осела на пол, пытаясь отдышаться. Меня заметно потряхивало, а окружение казалось мне невообразимо далёким, так что я не сразу заметила, как на меня все смотрят, будто увидели призрак своей почившей стервозной бабули. Во взгляде Стаса читался ужас и ненависть вперемешку. Давид Адамович и директриса смотрели на меня настороженно, а остальные просто удивлённо.
      — Ты в порядке? — обеспокоенно спросил блондин, склоняясь надо мной.
      Я кивнула, чувствуя дежавю: сегодня уже было такое — я на полу и парень рядом. К нам подошёл Давид Адамович и сказал, адресовав блондину:
      — Проверь.
      Тот молча подчинился, закусил губу и сосредоточенно посмотрел вдаль. Место, куда недавно поцеловал меня чернокнижник, которое совсем недавно нестерпимо жгло, сейчас несильно защипало. Это было не больно, но неприятно.
      — Всё нормально, Давид Адамович, — сказал блондин, расслабленно выдыхая. — Работает. Что это было?
      — Не знаю, — хмуро ответил мужчина. — Я видел один подобный случай. И ничем хорошим он не закончился, но раз всё действует… Однако…
      — Понял, — кивнул блондин.
      Давид Адамович удалился, а мне любезно протянули руку (ощущение дежавю всё возрастало). Я поднялась с пола, мелко подрагивая и не решаясь отпустить блондина.
      — Алиса? — в его устах моё имя звучало как-то по-особенному, мне нравилось.
      — Всё нормально, просто не ожидала, что будет больно, — призналась я, освобождая парня из своей хватки.
      — Ладно. Если вдруг что-то случится, можешь обращаться ко мне. Теперь у тебя появился куратор, — блондин усмехнулся. — Меня, кстати, зовут Мельхиор.
      Ха! А Бальтазар не врал про имена.
      — Странное имя, — улыбнулась я, — но красивое.
      — Традиции, — сморщился блондин.
      — Ну всё, потом поболтаете, времени у вас навалом, — директриса вытащила знакомый портсигар, — а у нас с девочками ещё дело осталось.
      Все парни мигом испарились, спешным шагом устремляясь к своим рубашкам. Девушки стянули ленты с волос и пояса, я повторила за ними. Нет, ну ведь могли же они хоть немного рассказать о том, что нас ждёт? Или им говорили? Вон, даже Ева стала увереннее действовать. Балетки тоже пришлось снять, на них я и оставила две ленты, оставаясь только в широком платье. Директриса ждала, куря сигарету. Она пристально следила за странными часами, имевшими дополнительный круг с двенадцатью знаками зодиака. Когда раздался гулкий звон, женщина сильно затянулась, отбросила сигарету и поторопилась к двери, за ней гуськом двинулись и мы, забавно шлёпая по полу босыми ногами.
      — Куда ведет эта дверь? — спросила я у оказавшейся рядом Лоры.
      — В лес, — улыбнулась девушка.
      — Что? Но там же холодно, а мы в тонких платьях и босиком!
      — Мы идём за фамильярами, — счастливо улыбаясь, вклинилась Ева.
      Мне хотелось ещё немного поговорить, чтобы узнать подробности, но директриса уже открыла дверь, перед этим покрутив круглую ручку в разные стороны. Глаза мои расширились от удивления, а рот приоткрылся. В дверном проёме виднелась одна, но большая, чуть ли не на пол неба, луна, кроме того, оттуда несло летней прохладой и цветочным запахом. Мы вышли на небольшую полянку, где стояла Таша со своим фамильяром и некая старушка, опиравшаяся на посох, у её ног лежал волк, похожий на Фаргоса.
      — Приветствую, сёстры, — директриса подошла к ним, а я наконец заметила ещё одно действующее лицо — большой змей, притаился в траве.
      — А, Эдита, — ухмыльнулась пожилая женщина. — Ты могла бы почаще меня навещать.
      — Ха! Вальпурга, не говорите, что общества моей дочери Вам не достаточно, — директриса села на ствол дерева, лежащий поблизости.
      — Светлой ночи, наставница, — кивнула Кира, кривя лицо, что заставило старуху довольно засмеяться.
      — Алиса, — позвала Таша, — иди-ка сюда.
      Я послушно подошла к ней, косясь на знакомого змея, который сейчас устроил голову на коленях директрисы. Последняя гладила его чешуйки, одной рукой доставая сигарету. Рядом с ней садилась старая ведьма, придерживая посох.
      — Мы уже год рассказывали девочкам все подробности про лес и фамильяров, но ты новенькая и тебе придётся действовать без наших нравоучений. Не могу сказать, что ты многое упускаешь. В общем, знай, фамильяры — это духи, не ты выбираешь их, но они тебя. Не лезь на рожон, наслаждайся ночью и жди, пока тебе предложат честь стать чьей-то ведьмой. Ясно?
      — Да… то есть нет! Что мне делать?
      Таша закатила глаза:
      — Боги, просто гуляй по лесу.
      Директриса хлопнула в ладоши и крикнула: «Проваливайте!». Девушки быстро разбежались, скрываясь за тенью деревьев. Я побежала за ними, чтобы по возможности отыскать Еву, Лору или Киру — бродить одной по ночному лесу совсем не хотелось. Однако, их и след простыл, а за моей спиной уже не было никакой полянки — только лес. Густой, непроходимый лес.
      Деревья стояли близко друг другу, низко нависали ветви, которые задевали мои волосы. И кусты, как на подбор, все были колючими, а если не колючими, то всё же цепляли своими тонкими ветками моё платье-рубаху. Луна хорошо освещала лишь ту поляну, а вот в самом лесу было темно, приходилось осторожно ступать вперёд, чтобы не поранить ещё и ноги. Ко всему прочему моё воображение играло со мной злую шутку: я глядела и видела ужасного монстра, но позже, обойдя то место десятой стороной и изодрав руки до крови, понимала, что это всего лишь кривая коряга. Это случалось со мной так часто, что примерно через час «прогулки» я решила идти по прямой, а не проходить в колючие кусты, чтобы потом понять — это было не чудище.
      Когда увидела очередную тёмную тень, я утихомирила рвущееся наружу сердце и пошла вперёд. Это очередная коряга, чего бояться? Моя уверенность испарилась, когда «коряга» повернулась ко мне и уставилась светящимися алыми глазами. Сердце таких издевательств не выдержало и гулко ухнуло, заставив меня дышать ртом, но воздух категорически отказывался поступать в лёгкие и я чувствовала, как задыхаюсь, а монстр раскрыл свою чёрную пасть с блестящими металлом клыками. Нет, не может так всё произойти. Кто-то спасёт меня. Но на помощь никто не спешил и чудище прыгнуло на меня, заглатывая целиком. Ужас мой длился недолго, после него пришла спасительная тьма.
      Честно говоря, я была уверена, что умерла, тем удивительнее было пробуждение. Неужели это всего лишь сон? Всё сон? И ведьмы, и инквизиторы, и Эвелина со Стасом… Н-да… я слишком многое просила. Надо мной было тёмное звёздное небо, царапины на руках исчезли, даже та, которую я получила, упав в библиотеке. Что же это было?
      — Очнулась? — голос мне кого-то напоминал, но я не могла вспомнить кого. У кого такой высокий язвительный голос? Я бы сказала, что у Киры, но этот был явно мужской.
      — Поднимайся давай, неумёха! — ехидно звал голос. Ну конечно! Фаргос! Он точно так же «говорил» прямо в мою голову.
      Мне стоило усилий приподняться на локтях. Неподалёку стоял большой рыжий лис, и я готова поклясться — он ухмылялся!
      — Ты ведьма?
      — Вроде того, — я поднялась. Как будто чувствую себя неплохо, но голова кружится.
      — «Вроде»?
      — О том, что ведьма, узнала неделю назад, — вздохнула я, приваливаясь к дереву. Похоже, у меня эмоциональное истощение: удивляться уже ничему не могу, слишком много событий для одного вечера.
      — Значит, я — тот, кто тебе нужен! — воскликнул лис, подходя ближе, чтобы поластиться.
      — Будешь моим фамильяром? — устало спросила я, гладя его по мягкой шёрстке.
      — А ты думаешь, я тут просто так? Дурёха!
      — Ну вот, уже оскорбления, — фыркнула я.
      — Это ж любя, — лис потёрся о мои ноги, словно кот.
      — Как тебя зовут?
      — Да, ты совсем ничего не знаешь. Чтобы я стал твоим фамильяром, ты должна дать мне имя.
      — Любое? Может Фокс? — ухмыльнулась я.
      — Воображения у тебя, похоже, так себе…
      — Тогда будешь Рейко, кажется, в аниме каком-то слышала это имя, — задумчиво ответила я.
      — Ну, хоть что-то. Давай, назови меня!
      — Эм… Нарекаю тебя Рейко, теперь ты мой фамильяр!
      На самом деле эта патетичная речь была произнесена наобум, но она сработала. Лис засиял и потух. Я удивлённо глазела на это.
      — Ладно, пошли давай! Тебя-то как звать?
      — Алиса, — пробормотала я, следуя за Рейко.
      Лес уже не казался таким жутким, да и деревья расступились, а под ногами была мягкая трава. Лис рыжим пятном выделялся среди зелени, на него я и ориентировалась. Когда показалась знакомая поляна, вдохнула с облегчением — никаких больше монстров.
Три ведьмы сидели на поваленном дереве и что-то негромко обсуждали, заметив меня, они одарили меня изумлёнными взглядами. Рейко гордо прошествовал вперёд, но наткнулся на недружелюбно настроенного змея, вынырнувшего из травы. Лис ощерился и утробно зарычал, в ответ змей красноречиво зашипел и раскрыл рот, демонстрируя два длинных ядовитых клыка.
      — Полоз, — строго одёрнула своего фамильяра директриса.
      Рейко же и сам прекратил рычать, напряжённо следя за змеем, окутывающем ногу своей хозяйки. Та тем временем таки закурила, обдавая меня ментоловым дымом. Начинаю привыкать к нему.
      — Думаю, они подружатся, — директриса фривольно усмехнулась.
      — Что-то ты быстро, — Таша настороженно подалась вперёд. — Только ушла ведь.
      — Я там часа два была! — оскорблённо воскликнула я. — Лес этот непроходимый, с колючими кустами! И чудище какое-то!
      — Непроходимый? — прокряхтела старушка. — И кусты колючие… Неужто тебя в демонский лес перекинуло?
      — Откуда мне знать? — раздражённо поинтересовалась я.
      Ведьмы не на шутку всполошились, требуя изложить всё, как было. Рассказывала я недолго, ибо все мои возмущения прерывались, во внимания брали факты, а не мои страдания. После того, как закончилась моя история, женщины накинулись на лиса, который сказал, что нашёл меня поблизости, ничего не знает, ничего не видел.
      — Не доверяю лисам, — прокряхтела старуха. — Ой, не доверяю!
      Рейко оскорблённо фыркнул и отвернулся. Я утешающе почесала его за ухом, лис отнёсся к ласке благосклонно и привалился у моих ног.
      — Кто мог открыть портал? Здесь ведь никого нет, — Таша обратилась к директрисе.
      — Может, она сама от волнения и открыла. В прошлый раз, помнится, из-за кошмара на дно реки себя поместила!
      — Может, может, — согласилась пожилая женщина. — А может и кто-то постарался. Просто сделал с условием, мол, как окажется в том-то месте, переместится туда-то.
      — Бросьте, Вальпурга, — отмахнулась директриса. — Кому это надо?
      В голову закрались сомнения. Ясно вспомнился Бальтазар. Что, если это он сделал, заставив меня оказаться в том жутком месте? Но вот зачем?..
      — Мало ли кому… Помню последнюю Королеву Шабаша… она тоже там оказалась.
      — Сплюньте! — в священном ужасе воскликнула директриса.
      — Успокойся, Эдита, ни твоего инквизитора, ни другого здесь нет. Никто не запретит мне говорить о Королеве Шабаша!
      — А кто такая эта королева? — спросила я, опускаясь рядом с лисом на траву. Земля была на удивление тёплая, да и Рейко грел меня своим боком.
      — Королева Шабаша — наш свет, который нужен только в тёмное время, — туманно ответила Вальпурга. — Она приходит тогда, когда мы в ней нуждаемся, и уходит, когда мы того не хотим. 
      — Тебе это не нужно, — резко прервала директриса. — Ты не должна произносить сочетание этих слов! Никогда! Если инквизитор услышит… Всё закончится очень плохо для тебя, девочка.
      — Скажи-ка, — вклинилась старуха вновь. — Тебе было очень больно, когда привязывали к куратору?
      — Да. Очень.
      — Вот! — Вальпурга важно подняла палец вверх и ехидно продолжила: — Случайности не случайны.
      — Чжуан-Цзы, — директриса откинула окурок.
      — Да? — удивлённо спросила Таша. — А я думала, черепаха из «Кунг-фу Панды»…
      — А мне казалось, что я… — добавила старушка.
      Ведьмы облегчённо засмеялись, обстановка разрядилась. Рейко положил свою мордочку мне на колено, и я активно наглаживала его, от чего лис чуть ли не урчал, словно кошка. Из леса вышла вполне довольная Кира, но с ней никого. Хотела было спросить, где её фамильяр, но тут сверху спланировал большущий ворон, приземлившись прямо на змея. Тот на появление птицы отреагировал гораздо спокойнее, чем на лиса, и просто зашипел, убирая свой хвост из-под лап наглого ворона. Птица каркнула и умостилась на посох Вальпурги, которая не стала сгонять новоиспечённого фамильяра своей ученицы. Кира плюхнулась рядом со мной.
      — Мы первые?
      — Да, — ответила директриса. — Слышала, ты уже успела нагрубить своему куратору.
      — Вселенная, помоги, — пробормотала Кира, подкатив глаза. — Что, уже нажаловался?
      — Нет. Давид услышал. Позволишь дать тебе совет от мудрой ведьмы?
      — Мне же от него всё равно не отделаться, — вздохнула Кира, вытягивая ноги. — Давай свой совет.
      — Учись на чужих промахах. Постарайся избежать ошибок, что допустила я, — грустно улыбнулась директриса, иронично добавляя: — У тебя должны быть свои.
      Киру усмехнулась и кивнула, принимая это к сведению. В это время из леса вышла Лора, держа на руках очаровательного белого зайчика, который, как позже оказалось, был зайчихой. Рейко недовольно смотрел на меня, когда я тискала милого фамильяра Лоры, и обещал сожрать этот помпон. Кира заявила, что уже обожает моего лиса, и тот, видимо, решил вызвать ревность во мне, подставляясь под руки девушки. Ворон такого терпеть не стал и спланировал на лиса. Их прервал Полоз, злобно сверкнув глазами. Спустя несколько минут из леса начали выходить и остальные. У Евы фамильяром оказалась сова, которую та назвала Минервой, в честь богини.
      После того, как все собрались на поляне, ведьмы попрощались с Вальпургой и пошли к двери, которая выросла прямо перед ними. Мы снова оказались в зале. Оттуда поплелись в свои комнаты. Более резвая Кира первой заняла душевую, а её ворон, Нуар, уже спрятал голову под крыло. Я же после душа решила провернуть ещё одно дельце и затащила тяжеленного дремлющего лиса под струю воды. Он вырывался, рычал, но ничто не могло остановить меня. В итоге он то ли смирился с неизбежным, то ли ему начало нравится, но стоял спокойно, ожидая, пока я смою с него пену шампуня.
      — Блох вроде нет, — заметила я, накрывая Рейко полотенцем.
      — У себя поищи, — мстительно ответил он, скрываясь в комнате.
      Спать я легла через час, почти сразу почувствовав, что на мою кровать кто-то забрался. Этот кто-то нагло залез под моё одеяло и подпёр меня сырым боком. Сгонять лиса я не стала: улыбнулась и быстро заснула, утомленная этим длинным вечером.
      Утро встретило меня необычно ярким для этого времени года солнцем и всколоченной Кирой. Она сидела на своей кровати и тупо пялилась на одеяло, а Нуар, гордо вздёрнув голову, сидел на спинке кровати.
      — Что случилось? — сонно спросила я, зевая.
      — Нуар принёс нам барахлишко, — довольно отозвался лис с пола.
      Кира страдальчески посмотрела на меня и приподняла одеяло, чтобы я увидела. Там лежала куча украшений: в основном золотых, с разными камнями, кристаллами, так же были несколько амулетов и оберегов. Я захохотала.
      — Придётся искать тех, у кого он это спёр, — печально ответила Кира.
      — Или можем это продать, — предложил Рейко.
      Всё ещё смеясь, я треснула этого бизнесмена подушкой. Утро было многообещающим.



Рина Грин

Отредактировано: 31.10.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться