Королева Теней

Размер шрифта: - +

Глава 3

Ночь прошла в тёплой постели с относительно полным желудком.

А на утро, стоя посреди торговой улицы, на меня обрушилась жестокая реальность: я – никто.

 

Отвар старухи помог почувствовать себя лучше, жар спал.

Я пыталась найти работу, но меня гнали прочь, как прокаженную. Я была готова опуститься до торговли телом, но от моего лица отворачивались буквально все. Даже мужчины-имари, которые работали в порту.

Весь рабочий класс, был имари. Кроме некоторых торговцев.

Быть бродяжкой – значить быть невидимкой, пока не начнёшь приставать к людям с просьбой о подаянии.

Плавая между апатией и любопытством, я прислушивалась к людям и прочим существам.

Магия здесь была и приравнивалась к чему-то вроде высшего класса. Самые слабые маги не могли помочь Властителю в борьбе против Фраатха Ур - Тьмы, так что им просто позволялось вести своё нехитрое дело без отметок имари и прислуживания высшим, то бишь магам.

Я за месяц скитаний по городу много узнала, если не прерывалась на побеги от стражи, которые грозились выгнать наружу, либо сделать чего похуже. Хотя, куда хуже, я – уродина, живущая на улицах Нижнего города, самого опасного. В верхние ряды идти было опасно, чем выше уровень города, тем больше стражи и меньше людей и имари, одни лишь маги, который щелчком пальцев могли убить.

Порой хотелось подняться туда и покончить со всем этим, но страх побеждал. И некоторое отстраненное любопытство: почему бы не посмотреть, чем всё это закончится?

Порой я жалела, что сбежала. Там было тепло, и была еда. Была Ноэль. Могла ли я вытерпеть тот факт, что её насилуют? Оборачиваясь назад, да. Могла. Сбежала я и что дальше? Её, наверное, наказали за помощь мне, а я  медленно опускаюсь всё ниже и погибаю на улицах каменной столицы.

Если найдут люди Фархана, то убьют, в месть за то, что сделала с их собратом. Я редко думала о факте убийства. Наверное, бродяжнечество выветрило из меня все муки совести.

Порой я ныряла в такую пучину, что опускалась до краж. Но так, чтобы не заметили, не смогла бы убежать. Смогу ли я убить опять? Наверное нет, но не потому что боюсь терзаний морали, в этом жестоком мире её просто нет, так зачем мне следовать? Скорее не смогу, потому что бессмысленно. Моё будущее не стоит чьей-то смерти.

Я даже не думала о том, кем я стала. О том, что жила в канализации, пусть и с чистой водой. Просто был новый день и новая забота, как раздобыть еду и как избежать побоев и стражи.

Как-то раз по городу пронёсся слух страха, будто ещё один город был поглощён тенями. Жители верили, что Тьма жива, населенная тенями прежних жизней погибших в ней солдат и людей. Что население мира привело к этой катастрофе, что Дэадрой – силой природы, надо было пользоваться во благо, а не ради войн и обогащения.

Эти люди верят, что, когда Фаатха Ур поглотит всю землю, возродиться новая жизнь.

А были те, кто верил, будто эта Тьма – детище Азуры, божества, которое когда-то было убито Бхаратом – другим божеством, наделяющим жителей Даэдра. И Азура, решив отомстить, просто поглотит весь мир в облике Фраатха Ур - Дикой Тьмы, не оставляя шанса на возрождение. 

Если правы первые, то всё не так уж и плохо, все знают, что без тьмы не будет света, а если вторые… Что ж, так им и надо.

 

Однажды даже видела Властителя – сильнейшего из магов, который в окружении свиты солдат выезжал на ящеро-лошади – кворке - к тому району, который захватила Тьма последним.

В прошлой жизни я бы назвала его красивым, не смотря ну излишнюю суровость голубых глаз и тонкую линию губ, а сейчас я просто думала, что он тепло одет, а скоро зима, которую я скорее всего не переживу.

 

Месяц спустя в городе разнёсся новый тревожащий местных слух – в городе  появился верхний клан Гильдии Наёмников, все четверо вместе с предводителем Гильдии. Самые опасные исполнители контрактов, за которыми тянулся шлейф трупов длиннее шлейфа моей несвежести. Искали кого-то.

Я их видела, одетых во всё черное под покровом чёрных плащей, они шерстили район порта и Нижний город, в поисках какого-то смельчака, который посмел у них украсть некую реликвию. Они спрашивали о нём всех подряд, запугивая местных жителей до икоты.

Я шла следом по торговым рядам. Просто, когда жизни торговцев угрожали наёмники, которых боялись все в последнем королевстве, никто не обращал внимания на бродяжку, тащившую еду с прилавков в потрёпанный узелок.

Никто, кроме наёмников. Самый высокий из них резво обернулся как раз в тот момент, когда я попыталась стащить кусок вяленого мяса. Синие глаза равнодушно осмотрели меня, а потом он просто пошёл дальше, уводя свою свиту дальше.

- Может, бродяга в курсе? Они глазастые, - спросил синеглазого мужчина с рыжей бородой.

- Она, наверное, своего имени не знает, не говоря уже о том, чтобы дальше еды что-то замечать.

Я знала своё имя. Кадда.

 

Холода обрушились внезапно. Одну ночь с горем пополам я как-то вытерпела, а вторую я бродила от дома к дому, выискавая те строения, где печь находилась во внешней стене, тогда можно было лучше согреться.



Дж. Мас

Отредактировано: 04.01.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться