Королева Теней

Размер шрифта: - +

Глава 15

Каддамах

Ушла от них не оборачиваясь, глотая слёзы боли и унижения. Как-то раз, ещё в Сейда Нин, мне больше двух суток не удавалось достать никакой еды. Голова постоянно кружилась, мучили рвущиеся позывы тошноты, оставляя горький след желчи во рту. Тогда я бродила по закоулкам Нижнего Города, прячась по аллеям, между рядами каменных домов, что стояли спиной друг к другу от стражи. Тогда они прочёсывали город в поиске каких-то воров, что обокрали ночью таверну, но также могли взять и меня в заключение, особо не церемонясь.

Тогда я наткнулась на ящики с корнеплодами, теми самыми, что в своё время сложила в мою сумку Ноэль перед побегом. Ящики выставил, по всей видимости, торговец со стороны чёрного входа своего магазина. От не прекращаемого чувства голода я, ослепленная легкодоступной пищей, начала набивать карманы этими корнеплодами. Даже несколько секунд не прошло, как вылетел хозяин товара и начал бить по спине палкой.

От слабости я сразу же рухнула на колени. Он забрал всё назад, вынудив от побоев уползать из той подворотни на коленях.

Тогда я не чувствовала унижения.

А сейчас оно желчной волной проносилось внутри, вызывая всё больше дурацких слёз.

Рид ломал мне кости, пока Шейн и Зейд молча смотрели. Никто не шелохнулся. Даже не дёрнулся.

Я не хотела быть самой по себе, но Лор ведь предупреждал, дуру, что я с ними, но не одна из них.

Машинально, даже не замечая своего пути, дошла до того самого грота и рухнула на колени перед кромкой воды.

Наконец, дав волю эмоциям, расплакалась навзрыд. Плакала по дому, где остались мама с папой и тёплая постель, по робкой улыбке красавицы Ноэль, по жизни, без ежедневной боли. Плакала о месяцах на улицах, о мечте стать хоть кем-то здесь, которую так быстро растоптали эти кретины.

Дурацкий амулет. Какого чёрта он попался мне? Не было бы этой призрачной надежды на нормальную жизнь в кругу приятелей и друзей, которую с такой жестокостью вырвали у меня из сердца.

Я была одна и всё также осталась сама наедине среди сильных магов, которые и пальцем не пошевелят ради моей защиты здесь.

Со всей злостью швырнула проклятый амулет в самый центр озера. Всё равно вернётся.

После моей истерики нашла какая-то безликая апатия, и я просто сидела, глядя в никуда, в ожидании, когда хоть какая-то эмоция прорежется.

Надо умыться.

Зашла в воду, даже не раздеваясь, и окунулась с головой, задерживая дыхание, пока лёгкие не обожгло.

Мокрая насквозь, всё так же опустошённая, пошлёпала босыми ногами к себе, оставляя мокрые следы.

В моей норе, прямо у порога, стояли две пары сапог из мягкой кожи, из одной из них торчал свёрнутый пергамент.

Всё тот же список дел, вот только Шейн пририсовал почти к каждому иероглифу схематические рисунки, изображающие их значения.

Равнодушно пробежалась глазами, параллельно наматывая одной рукой на ноги куски чистой ткани и натягивая на них сапоги.

Из-за бездействующей второй руки не смогла надеть маску на нижнюю часть лица, да и плащ накинула кое как.

Я прониклась к своему состоянию апатии – в нём нет боли.

Сжав в кулаке инструкцию, пошла на кухню исполнять свои обязанности.

Второй раз готовлю и второй раз практически одной рукой. Кретин Рид не могу сломать мне левое плечо? Я правша, левой рукой делать всё кошмарно неудобно.

Посрезала большие куски мяса с первой попавшейся туши, развела огонь под металлической плитой лишь с пятого раза, натёрла солью куски и побросала на раскалённый металл.

Пыталась почистить овощи одной рукой, не вышло, плюнула и побросала с кожурой в ёмкость, туда же кинула кусок чего-то, похожего на сливочное масло. Без понятия, что это. Да и всё равно.

От сырой одежды начало колотить, осталась стоять у огня, бездумно таращась на жадные языки пламени, пожирающие с голодным азартом дрова. Я даже не удивилась, когда здоровой рукой нащупала Амулет Грёз у себя за поясом. Не глядя на него, вытащила и швырнула в пламя.

Золотистый металл тут же заволокло чёрной копотью. Завороженно наблюдала, как края начали подтаивать. Неужели он расплавится в пламени?

В огне я что-то начала слышать. Нечто похожее на плачь ребёнка из сна.

Нахмурившись, подошла ближе, присев на корточки. Медальон плавился в огне на уровне глаз. Каким-то образом мир начал исчезать, оставляя лишь меня и пламя. И этот голос – он мне не чудился.

Голосов было много, повсюду, крики людей будто приближались издалека. Я не слышала, о чём кричали они, лишь один голос выбивался, женский. Её крик был пропитан болью, отчаянием. Казалось, будто я видела её в пламени. Она умоляла кого-то остановиться. Неужели меня?

Как загипнотизированная, не отдавая себе отчёта, я сунула руку в пламя, хватая амулет.

- Идиотка! – Зейд рывком поднял меня за плечи, ставя на ноги.

Сломанное плечо пронзила адская боль. Как и руку, в которой я зажимала расплавленный амулет.



Дж. Мас

Отредактировано: 04.01.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться