Королева вне канона

Размер шрифта: - +

Глава 6. Головные боли: один, два, три

Чем я думала, соглашаясь на телохранителя?!

Краса прячется от меня уже неделю. Правильно делает, я так быстро не привыкну к новой занозе и не остыну от злости. Это же надо! Чертов Вергинда решил следовать клятве дословно. Утрировал ее до такой степени, что пробрался в мою спальню и сторожил у кровати. Попробуйте спать, когда некто стоит рядом и смотрит на вас. Волосы дыбом? У меня тоже. Бррр! В ту ночь не смогла заснуть. Ходила с черными кругами под глазами и радовала придворных осатаневшей версией себя.

Если раньше знать еще могла ко мне подойти, то со дня, когда за мной начал ходить по пятам телохранитель, от моего величества шарахались поголовно все. Вон, даже Краса не знаю где. Одна Прекрасна меланхолично уворачивалась от уничтожаемых мной ваз и блюд, каждый день приносила новые объекты для разрушения.

Уф, кажется, потихоньку начало отпускать. По крайней мере, чрез неделю обошлось без битья посуды. И ни одного министра в лягуху не обратила. Травки, что ли, попить?

На самом деле, основной причиной злости являлась временная невозможность заниматься любимыми зельями. Я очень-очень хочу поставить себе новенькую лабораторию, угрохать на нее полказны и тихо-мирно изучать что-нибудь эдакое.

Хотела стать королевой – получите, распишитесь. Вот вам тонна обязательств и проблем. Об отдыхе забудьте.

Причиной отсутствия времени и сил на баловство с пробирками стала банальная усталость от королевских дел. Эти виновники усталости располагались по уровню проблем под номером один, два и три. Имели личности и были еще одной причиной, по которой королева крыс пряталась от меня, как от огня инквизиции.

Помяни черта, и он тут как тут.

Земля задрожала, мой завтрак обломился полу, потолок пошел трещинами, одна из башен рухнула.

«Дежавю», — скажете вы.

— Джованни! — заору я.

Да-да, источник колоссальных разрушений в отдельно взятом дворце вовсе не я, а свихнувшийся гений с манией выращивать овощи-мутанты несоразмерных форм и размеров, к тому же живых. Вы не ослышались! Этот ненормальный решил наладить массовое производство генномодифицированного продукта.

Ну, я сейчас ему задам!

Вскочила с пола, на который упала от тряски. Вытащила из волос яблоневую палочку, мгновенно выросшую в посох и прыгнула на метлу. Мой телохранитель только и успел открыть дверь в комнату, увидеть умопомрачительное зрелище королевы в полном облачении на метле, как я уже вылетела в окно. Во как спешила навести порядок в королевстве.

Как вы думаете, что я увидела при подлете к земле? Ваши предположения даже близко не стояли с реально происходящим абсурдом. Лиловые, скрюченные существа овощной наружности бились об остатки башни своими массивными телами.

— Что это, едят тебя мухи, такое?!!

Ультразвук чуть не опрокинул другую башню.

— Баклажан, — с гордостью изрек мужик преклонного возраста с седыми, дыбом стоящими волосами.

Монстры бились о башню и качались на несоразмерно маленьких ногах, и едва ли напоминали знакомый многим лиловый овощ. Гигантский, ходит и бьет.

— Это для бедных районов пограничья, они там голодают – бедолаги, — Док (а вы бы как его назвали?) пустил слезу. — Поэтому я создал армию баклажанов-убийц, с которыми они сразятся ради добывания корма!

Последовал злой смех гения. Что-то типа: «Буа-ха-ха-ха!» — только безумнее и злее.

Молча перекинула посох в другую руку и улыбнулась. Да-да, своей коронной улыбкой. Следующие полчаса придворная челядь и знать имела честь наблюдать, как я гоняю министра сельского хозяйства по двору посохом. От ударов волшебного орудия на этом психе выросло дерево, на котором висели морковки, огурцы, яблоки, сливы и, черт их возьми, баклажаны!

— Мирно. Транспортировать. Этих уродов. К окраине. Выдать селянам, — глубоко дышу, пытаюсь успокоиться. — Никого из людей не убить и даже не покалечить. Узнаю о бойне – я тебя сама в овощ превращу, и на завтрак с яичницей сожру! Нет, хуже, — поправилась я, не заметив должного ужаса на лице ученого, — запрещу экспериментировать! Отниму все реактивы! И заставлю всю жизнь кормить людей и выращивать обычные овощи для их прокорма!

Эти угрозы возымели действие.

— Нееееет! — взвыл сумасшедший ученый. — Только не людей! Не буду кормить людей! Они этого не заслуживают! Они едят овощи! Которые беззащитны! Дайте овощам защитить себя!

Потерла висок. Когда этот мужик говорил об оживлении трупа, мне и в голову не пришло, что он мог иметь в виду труп помидора. Теперь пожимаю плоды в прямом и переносном смысле слова. Решила проблему с голодом, называется.

Джовани Альдини осчастливил королевство со всех сторон. Люди больше не голодали. Им стало некогда испытывать подобные неудобства, отбиваясь от кровососущей клубники, охотясь на прыгающую из земли морковь и быстро размножающуюся картошку. Плотоядные кусты голубики, ползучая клюква и зубастые помидоры – отдельная песня и моя головная боль под номером один.

Немобильный телохранитель прибыл к окончанию экзекуции над ученым и вновь стоял рядом.

— Моя королева. Не делайте так больше. Вам не пристало изображать из себя ведьму. Народ не одобрит, — выдыхал короткие предложения он, унимая учащенное дыхание, бежал ведь.

— Он уже не одобрил картошку, которая прыгает и кусает.

Тут раздались выстрелы из пушек. Вторая башня пала. У вас новый приступ дежавю? Понимаю. И – нет, это не война началась, и – нет, никто на дворец не нападал.

От моего рыка рыдающий ученый, рвущий на себе волосы, резко успокоился и ретировался подальше, спасая свои бесценные ходячие баклажаны, которые, убегая, снесли своими необъятными лиловыми телами еще пару стен. Баклажаны-тараны. Буду так называть.



Елена Троицкая

Отредактировано: 10.09.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться