Королева вне канона

Размер шрифта: - +

Глава 11. Оздоровительный заплыв и последующий марш бросок

Необычная команда, которую героями не поворачивался язык назвать, торопилась по направлению к тюремному блоку. Я-то понятное дело вся из себя, аж молнии летят из глаз. Телохранитель мой тоже эффектен в его магическом образе с рогами и крыльями, если бы ещё он не скулил, прося убрать этакое уродство. Не понимают мужики истинного искусства! Агнес в шутовском наряде добавляла нам колорита, служанка, обсыпанная золой, наперевес с метлой – ненормальности, Сема положение также не улучшал. И все это великолепие верхом на крокодиле.

Те, кто встретил нас по дороге, поклялись бросить пить, купить и озаботились замаливанием грехов в ближайшем храме.

До тюремного блока рукой подать, как и до помоста с петлей, а там нас ждали люди братца. Ох, как же я люблю свою кровную родню, убить готова. Точно убью!

Нас попытались окружить. Я была и без того в не очень хорошем настроении, так что колданула наугад, посылая плохо связанное проклятие. Итого, наш проход провожали полные ужаса глаза химер-куриц размером со страуса.

Пока спускались вниз, Вергинде удалось снести пару голов, что по моим меркам несколько жестковато (не фанат я смертной казни), Люци кого-то съел (против этого ничего не имею, ему нужно кушать), Сема заколол одного ретивого неудачника, Агнес раздавала пинки, служанка наматывала противников на метлу. Одна я ничего не делала, ибо меня затолкали назад. Где справедливость? Где равноправие полов, королей и челяди?

 Сильно похудевшая подружка нашлась в дальней камере, недовольная нашим опозданием. Она мычала в кляп, выражала в полной мере мысли на наш счет. Её приковали цепями к полу в сковывающей пиктограмме. А брат не дурак, все продумал. Я-то, дура, думала, подружка крыс пошлет, если с ней что-то случится. Ага, как же. Такая пентаграмма вообще сил может лишить. Временно, естественно.

Что-то Краса замычала активнее, как только мы в камеру вошли. Наверное, хочет, чтобы ее как можно быстрее освободили. Ну, я посохом ударила, пентаграмму корнями разрушили, повязку со рта подруги сняла Агнес.

— Ловушка! Это ловушка!!!

Поздно!

Пол под нами провалился.

 

— Все живы? — спросила в темноту.

Тишина. Решила зажечь огонек. Раздались вопли ужаса. Что им не понравилось? Ну, перестаралась я с огнем, так зато светлее стало.

Меня заковыристо послали по весьма неприглядному маршруту. Зажгли нормальный свет – Краса постаралась. Я бы с такой голодухи не смогла колдовать – вот она, разница в опыте и крови. Но я вот как умею! Быстренько вырастила плодоносящую яблоньку миниатюрных размеров. Подружка попыталась съесть ее целиком вместе с ветвями и листвой. При попытке остановить – кусалась.

— Итак, где мы?

Хороший вопрос, кстати. Помню, летели всё ниже и ниже, попали в подземную реку, долго барахтались по течению и теперь находимся на её берегу. Ага, под королевством течёт река. Буду иметь в виду.

Люци отрыгнул Сему и служанку. Забавно. Как-то Семиону не везет при этой девке. Вон, очухался и рассматривает её. Хм, а отмытая от золы она довольно-таки милая.

Так, о чем я?

— Где мы, кто знает?

— Под землей, — ответил господин очевидность, он же Сема.

Хорошо, Вергинда уточнил:

— Километрах в пятидесяти ближе к границе Архалиска.

Далеко нас унесло, однако. Нужно возвращаться. Кто его знает, что придумает Нимистрав, пока мы тут прохлаждаемся. Из людей, которым доверяю, в замке остались одни безумцы: сумасшедший ученый и пьяный главнокомандующий. Им только намекни, и соседних государств на картах не останется. Интересно, можно будет откреститься, говоря, что таких кабачков, которые раскатали соседей, на наших огородах не растет?

Есть ещё министр экономики, но дедушка вивисектор вряд ли вклинился бы в затеваемую интригу. Или не успел бы, или не захотел бы, предоставив мне шанс самой разбираться с проблемой. 

Разошлись в поисках выхода. Не нашли. Разозлились. Прибежали крысы, начали грызть почву. Я застучала посохом – корешки разрослись и свод посыпался над головами. Агнес восторженно хлопала, Сема с отмытой служанкой орали, Вергинда молился, Люци прикрыл лапами голову.

Бух! Бах! Та-ра-рах!

Кто же знал, что над нами храм? Свод пещеры обрушился, храм на нас приземлился, мы живы, храмовники в шоке. Святой символ, олицетворяющий отгоняющих демонов знак, прилетел Красе в лобешник. Мне пару раз досталось по горбу тяжёлым томиком святописаний. Вергинда, сколько не орал, что он не с нами, и ему влетело, по самое не балуй. На нем же крылья и рога, не забыли? Гнали нас ещё долго, судя по крикам, три раза отлучили от веры, сослали в подземный мир на сковородки, и призвали на наши головы все возможные проклятия.

Злые, голодные, в нарядах многое повидавших нищих наша команда явилась ко двору на утро следующего дня. Нас не узнали, хотели тоже послать и погонять. Мы психанули. Итого стражу гоняла стая крыс, а в мои слуги прибилась парочка Энтов. Ей богу, не знаю, как так вышло, но я оживила ёлку и клён. Окрестила Ёжиком и Скромницей. Ёжик гонял всех огромными колючими лапами, а Скромница стояла в сторонке, наматывая на ветки ленточки, которые она делала из одежд солдат. Солдаты разбегались, мелькая панталонами и голыми задницами.

Идти пришлось в обход, на утреннее представление ходячих деревьев и голых солдат начинал стекаться народ. Пошли через шатер-кабинет министра сельского хозяйства, который пребывал в экстазе и никак не мог успокоиться: прыгал перед ожившими деревьями и вещал нечто о завоевании мира. Ладно, пусть развлекается, вон, как Ёжик его слушает и согласно кивает. Кажется, эти ребята нашли друг друга.

Шли через конюшню, через жилище слуг. Шокировали своим видом окружающих. Дошли до ванных комнат.

— Девочки налево, мальчики на право, — скомандовала я.



Елена Троицкая

Отредактировано: 10.09.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться