Королева вне канона

Размер шрифта: - +

Глава 14. Сказки и принцы

Прятаться пришлось под кроватью в окружении недоумевающих крыс. Ну как, пряталась? Делом занималась – перебирала документы. Всё как в дурацком анекдоте: под кроватью хоронился один любовник, а в шкафу второй. Кто в шкафу? Там сидит мой отважный телохранитель.

Признаться, мне жутковато вылезать. Призраки призраками, а от полтергейста может и стул в голову прилететь. Самое поганое – мелкую нечисть нельзя прибить обычным мечом и моей магией, которая кривит и косит. Магия посоха в борьбе с призраком мало чем помогла. Одно спасение – ждать рассвета. Когда поднимется солнце, это недоразумение в платье аки вампир уползет к себе в картину, отсыпаться до ночи.

Потому – ждала, возилась с бумажками и строила планы на день. Что на детей обижаться? На вид полтергейсту лет девять – побесится и успокоится.

Итак, осталось около двадцатки всяких королей, принцев и князей, которых не распугало мое шоу и заскоки придворных. С ними свита, телохранители и пару женщин, развлекательных дел мастериц. Встал вопрос, что с ними со всеми делать? Причём, пока буду решать вопрос с женихами, стоило попутно решить вопрос с проклятыми землями. Нельзя пускать подобное на самотёк.

Об стену сломался стул, полетел в окно малевальный столик, по комнате закружились всякие мелочи. Помнится, и я так шалила. При попытке поднять кровать, полтергейст чуть не надорвалась. Кровать-то я прирастила к полу, а вокруг создала щит, что бы полет вещей не мешал писать и читать. Призрак посмотрел на шкаф, из которого шли упреки на одну симпатичную ведьму. Вергинда не хотел прятаться в шкаф, потому он там оказался не совсем по своей воле.  А нечего было махать мечом и рубить мебель в попытке меня защитить! Храбрый больно, призраков не боится!

Судя по внезапной тишине, полтергейст улетела в картину.

Комната наполнилась ещё слабым предрассветным светом, едва рассеивающим мрак. Вылезаю из-под кровати, попутно освобождая Люциуса. Выглядим мы колоритно. Оба встрепаны, у обоих мешки под глазами, одежда в беспорядке (ленточки распущены, бусины осыпались, корсет порван) – сидим, пьем кофе.

— Оу! Ребята, какой у вас художественный вид.

Молча отставили чашки и обратили хмурые лица на вошедшую Красу. С ней пришла моя служанка Прекрасна, но её сразу вытолкнули обратно в коридор.

— Вы чем занимались? — осторожно интересуется королева крыс, рассматривая учинённый в комнате разгром. Всмотрелась в наши лица, не обнаружила и следа стыда, нашла море раздражения и задала наводящий вопрос, — вы не… это самое?

В ответ Вергинда едва уловимо покраснел, осознал намек, покраснел сильнее. Бросила на «томат» вопросительный взгляд, вспомнила, что он рыцарь, почесала нос и задала свой вопрос:

— Почему из всех проклятых, ты приволокла в замок ребенка?

— А? Ага. Понятно. Прости. Выбор был не велик: висельник с виселицей, библиотекарь с книжкой или эта малявка с картины.

— И почему ты выбрала её?

— Она безобидная, в отличие от остальных. А то один всё время кого-нибудь бы вешал, другой проламывал бы головы, а малявка лишь пугает. — Цыкнула, указала на погром и дополнила рассказ: — Иногда увлекается.

Глубокий вздох.

— Прекрасна! — не то зову служанку, не то смиряюсь с бессонной ночью.

В любом случае явилась моя служанка. Помогла мне переодеться в новое платье. Пока одевалась, слышала, как Краса подтрунивала над отвернувшимся к стене телохранителем, у которого горели уши от описания одного шабаша.

Когда меня упаковали, крысы уже нашли Грофта, Сему и вернувшегося не пойми откуда Руслана (серьезно, где он был? Шпионил?) и привели их в совещательную комнату.

— Итак, господа! Что делать будем?

— Ты о принцах или о проклятых землях? — вопрос в лоб от его величества шпиона.

— И о том, и о том. Вначале о землях. — разворачиваю карту, выкладываю на стол записи с планами. — Вот тут, — сверяясь с бумагой, втыкаю флажок в центр королевства Гровус, — деревня в которой пропадают люди. Иногда их находят высушенными, обескровленными.

— Вампиры?

— Да, целая деревня вампиров, и у меня есть решение проблемы. Чхеневитчен, сюда, живо! — летучая мышка  явилась через пятнадцать минут. — Королевой быть хочешь?

Недовольство как рукой сняло, стойка на запах власти.

Идея мышке понравилась, кто бы сомневался. Одно плохо, придется её с Красой отправлять — «Я, конечно, девочка большая, но пропасть могу». Тоже мне половозрелая самостоятельная вампирша!

— Вот, сюда и сюда нужно самой наведаться, а вот на кладбище кукольника можно заслать наше приведение. Правда, в начале, с ним нужно подружиться. — бормотала я. — Ага, смотри Краса, это что?

— Проклятая башня?

— Я имела в виду, что в ней особого? По документам, там вообще пустырь.

— Вы не знаете? — удивляется король Семион. — Спящая красавица.

Семион сказал это, как само собой разумеющееся. Краса поняла, о чём говорят, и хлопнула в ладоши. А я вот не в курсе о башне с красавицами.

— Ты не знаешь этой сказки? — удивилась Краса.

— Мне сказки о золотых яблочках хватило, — угрюмо заметила я.

— Да, конечно. Но неужели ты не слышала о проклятой красавице, которую посадили в башню, окружили колючками и поселили к ней дракона, — негодовала Краса.

За моим просветлением в сказочном мире наблюдал Руслан, на лице которого отразилась тень идеи. Он явно что-то задумал и собирался нам об этом сказать.

— Неа, не знаю никаких красавиц, – пожала плечами я. — Меня больше трактаты по зельеварению увлекали, чем сказки. 



Елена Троицкая

Отредактировано: 10.09.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться