Королева вне канона

Размер шрифта: - +

Глава 17. Охота на охотника

 

По возвращению в свою комнату обнаружила безмятежно спящую королеву крыс. После дознания оказалось, эта сводница не рассчитывала на мое появление раньше, чем утром.

— Да ладно тебе, хороший парень. Искренне в тебя влюблен. Ты не видела, как он отказывался идти с лекарями, пока ты на горизонте не промелькнула, бодрая и живая.

— Лучше бы ты свою внимательность на поиски мага пустила, — покачала я головой. — Сама вижу, он милый.

— Так в чём проблема?

— Такие милые парни всегда оказываются сном, а проснувшись, чувствуешь себя дураком.

— Не умеешь ты жизнью наслаждаться, зачем тебе бабой было рождаться, — скороговоркой выдала подруга и перешла на более актуальную тему. — Завтра я и Чхеневитчен отправляемся в деревню вампиров королевства Врикалакас. Справишься без меня?

— Конечно, я же не маленькая. Но от маленьких сереньких слуг не откажусь. Будешь первая в курсе государственного переворота, если что.

Краса помогла наметать план и сделать зелья на разные жизненные ситуации.

— Береги себя. И постарайся подружиться с привидением, пока меня нет. Сама предложила его в качестве парламентера на кладбище кукольника.

— Уж постараюсь, — коронная улыбка.

Чхеневитчен не хотела лететь с Красой, не нравилось ей вечно стремление королевы крыс запихнуть вамп в свои слуги. Уговаривать не стали, просто сунули за пазуху и пообещали придушить, если будет кусаться. Короткое прощание – и подруга улетела. А меня ждало развлечение под названием «охота», и телохранитель, мнущийся у двери.

 

Королевский лес расположен в противоположной стороне от города, в непосредственной близости от дворца.

Принцы, дамы, герцоги, бароны и прочие запрягли коней, отвязали собак и двинулись в путь. Естественно, мне предстояло присутствовать во плоти (соблазн создать иллюзию или посадить на коня чучело был велик) и руководить представлением. Поэтому, я ехала, как полагается – на «верном жеребце», с «охотничьим псом» и телохранителем.

— Что опять не так?

Вергинда и Сема смотрели на Люци, на меня, затем на пса и упорно молчали. Остальные охотники держались в отдалении с застывшим ужасом на лицах. Это их так Люци испугал или моя собачка?

— Это тыква, — господин очевидность вновь сказал очевидное.

— Гав-гав! — пролаяла тыква.

— Просто большая, круглая, рыжая, собачка, — поправила я.

— Болонка, — нервный смешок Семы, — под два метра ростом!

Тыква зарычала на Сему, и конь того понес в неизведанные дали низких ветвей и часто стоящих деревьев. Новый конь короля Сабинского в подметки не годился старому в уме и послушании. А вон и принц Архалиска… без коня и при седле.

— Что это с ним?

— Говорят обострение после проклятия, — Вергинда объезжал моё новое домашнее животное и занимал место справа.

Минутку ехали молча.

— Моя кор… госпожа Милада, — надеюсь, он не о вчерашнем поцелуе в щечку? А то тыква не кормленная.

Кстати, я её Каретой назвала. И она уже знает те же команды что и Люци, а именно – фас и ешь! Вон, как бодро скачет на четырех лапах (копытах, колесах?), виляет листиком на голове и пускает слюни из огромной зубастой пасти.

— Ваш брат смотрит на вас.

Лучше бы он о поцелуе заговорил! Ищу взглядом Нимистрава, нахожу. Лыбится, гад. Показала ему язык.

— Придумал, видать, гадость и радуется, — передергиваю плечами.

— Госпожа Милада, кто на нашей стороне в этом походе?

— Ёжик и Скромница, целая тонна плодово-ягодных культур и они, — оттянула блузку, из-за чего мужчина покраснел до кончиков волос. Наклонилась. Все, уносите тело. — Дурак! Я крыс имела в виду. — Из рубахи вынырнули три крыски. Посмотрели по сторонам и нырнули обратно.

По мере приближения к охотничьему лагерю, Вергинда под насмешливый взгляд чешуйчатого тезки восстанавливал душевное здоровье.

— Могу я спросить?

— Спрашивай.

— Вы придумали для принцев нечто особое? — в ответ я неопределенно пожала плевами. — Учитывая ваш «красноречивый ответ», предполагаю, вы только думаете об этом.



Елена Троицкая

Отредактировано: 10.09.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться