Королева вне канона

Размер шрифта: - +

Глава 18. Привидение из картины и деревня вампиров

 

Брат был очень рад видеть меня. Чуть пеной не подавился и ядом пол не заляпал. Принцы – в мыле (принц Игнасио не с ними, спит в конюшне), каждый поймал по зайцу, прилепил к нему крылышки и покрасил в золотой цвет. Смотрели на меня одинаково зло, так как в клетке у трона сидел оригинал золотого зайца и бил лапами, обогащая казну.

— Незачёт! — пусть моя улыбка будет им наградой. Кажется, меня начали ненавидеть.

После рыцарского турнира и охоты способных продолжать крысиную гонку осталось пять принцев, не считая моего брата, Люциуса, Семы и бывшего коня. Остальные, кто с травмами разной тяжести, кто с нервными потрясениями отправились по домам. Оставшиеся рассосались зализывать раны и ждать новой идеи определения пригодности мужа. Неужели ещё не поняли: замуж я не выйду ни за одного из них?!   

Ладно, пора заняться полтергейстом!

 

Ночь первая. Сняла картину со стены, подошла к окну, нацепила картинку на окно лицом наружу, создала небольшой ураган. Застыла в ожидании результата.

В начале слышала завывания должные нагнетать обстановку и приводить в ужас людей, затем удивленное «ой» и испуганное «А!». Смотрела на аналог карусели, попивая чаи. А дальше играла в прятки с разозленным призраком.

Ночь вторая. Сняла картину, на которой нарисованы плавающие в аквариуме с рыбками часы, и прилепила к картине с призраком. Картинка к картинке. Ждала результата. Судя по бульканью – фокус удался.

Ночь третья.  Отправила призрака в круиз на картину с извергающимся вулканом. Детские крики ужаса – девочка в восторге от бесплатного путешествия.

Ночь четвертая. Оттащила картину в отхожее место и повесила там. В ту ночь призрак своим появлением вылечил кого-то от запора и вывесил белый флаг.

На пятую это маленькое покойное недоразумение предстало пред наши ясные очи, готовая к диалогу.

— Я Мария, — представилась девочка в белом.

— Приятно познакомиться, живой пугач пригодного мужского населения. Я Милада, королева тутошняя, а это Люциус, мой телохранитель. Мы хотим использовать тебя в качестве парламентера на кладбище кукольника, — сразу раскладываю все карты. А что тянуть?

Девочка похлопала глазками и почему-то обратилась к Вергинде:

— Она в смоем уме?

Не поняла?

— Я тут стою, вообще-то! – злюсь.

— Кукольник – мастер призраков,  — доходчиво принялась за объяснения Мария. — Призрак. Мастер. Некромант. Кто ему не нравится, он убивает или прикрепляет к вещам. Это он меня в картину определил.

— Ситуация ясна, ты не хочешь его злить, — улыбка сама растянула губы. — Но ты же хочешь отомстить? Верно?

Вначале девочка щурила глазки не понимая, затем прикидывала в уме возможности, складывала наши силы, затем улыбнулась в ответ, да ещё и пострашнее, чем я.

Люциус прочувствовал, как табун мурашек убегал с его спины в далекие дали с котомками наперевес.

 

Скоро в путь. Скоро в бой. А пока мы ещё во дворце. Полтергейст отрабатывал план… на ком? Правильно – на принцах!

— Люци, храпи потише, — просила я у телохранителя, стаявшего на стреме. Как он может вовремя среагировать на нападение, если спит? Понимаю, придираться не стоит, уже видела, как он реагирует, когда навестила среди ночи. Просто не понимаю, откуда такие умения.

— Зачем, моя королева? — опять королевой назвал, но ладно, во сне же – прощаю.

— Затем, что из-за твоего храпа я не могу насладиться криками ужаса перепуганных принцев.

***

Над кроватью особы королевских кровей зависло белое марево, по форме напоминающее девочку в белом платье.  Раздался визг, больше подошедший барышне, чем бравому юноше. Затем перепуганный принц, в чём есть, выскакивал за дверь и подключался к марафону уже бегающих по этажам запуганных женихов. Седина – тренд сезона. С первого этажа на третий, с третьего на первый и так до утра…

***

Краса вернулась довольная настолько, что ее сумку аж распирало. Сумку она вручила Люциусу и тот туда заглянул. Зря он это. По лицу вижу, он и сам это понял.

— Ты с вампиров, что ли скальпы снимала? — в сумку заглядываю и я.

— Что ты, мы ведьмы цивилизованные, — напевала она, скидывая с себя связку осиновых колов и выкладывая из карманов чеснок.



Елена Троицкая

Отредактировано: 10.09.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться