Королева вне канона

Размер шрифта: - +

Глава 24. Кукольник кладбища роз

 

Мы отдыхали.

Удивлены? Думали точим пики войны? Ничего подобного. Отзеркалились верховной ведьме, озадачили её проблемой противостояния сильному магу и спрятались. Кита пришлось уменьшить, что не уменьшало его аппетит.

Пока народ лазал, ловил червячков-паучков для мини-кита, Краса бегала за мной с пером и бумагой, фиксируя всё интересное. Я устала повторять, что фей не существует. Решила предполагать под феей мое состояние, как заклятой.

Выяснялись следующие особенности нахождения в форме с крыльями. Первое, и основное – моя магия игнорировала искривления, создаваемые кровью Анку. Но все магически созданные предметы носили временный характер. Максимум полдня. Так что пришлось подновлять магию уменьшения кита каждый час, так как для крупных объектов уменьшение находится в прямой зависимости от их веса и размера. Следующее, моя магия стала слабой и действует очень медленно, а без палочки я и вовсе не могу колдовать. Подобная беспомощность пугала, согласитесь.

Краса ещё тыкала носом в книжку, говоря что-то о лечащем свойстве крыльев фей, но я отмахивалась. Сказки всё это, даже проверять не хотела, да и крыльев жалко.

Так же интересным фактом, сильно озадачившим Красу, стало ощущение моей магии.

— Теперь я верю в существование материального морока, — подчеркнула своё непонимание подруга, почесывая нос. — Что дальше?

— А что по зеркалу?

— Маг сбежал с приспешниками. Его сын сел на трон и оказался в окружении молоденьких ведьм. Все его хотят и делят…

— Отвлекаешься, ближе к теме.

— Куда ближе-то? Пропал убийца. Где он – неизвестно. Но ближайшие дни он не высунется, слишком велика концентрация колдовского населения в округе. Опять заляжет на дно. Зато у него появилась легко узнаваемая черта, — подруга указала на правый глаз, — дырка от каблука.

— Он будет мстить.

— Определенно будет.

Как тяжко жить. Прибыла в гости – нажила смертельно врага. 

Снова на ките, снова качка и вновь жизнь не мила. В этот раз отпустило быстрее, и мужики затеяли шашлык. Шашлык поймал Люци, половину съел. Карету вновь сделала сумочкой – так она меньше кушает. Довольно забавно жарить шашлык на корабле. Пролетающие мимо птицы смотрели на это удивленными глазами.

В этот раз наш путь получился недолгим. Постепенно лес сменился полями, а деревень становилось всё меньше и меньше. Взгляд цеплялся за холмики и памятники. Что говорило о достижении первого пункта нашего пути – кладбища кукольника.

— Мда, я не этого ожидал! — выразил всеобщее мнение Семион.

— Это даже на кладбище не похоже, — смутилась Элла-замарашка, у которой на груди висело опасное оружие – хрустальная туфля! Единственное, что не обратилось обратно от моей странной фее-магии. Знать бы почему.

 — Скелеты и розы, у некромантов всех такой вкус? — интересовался Игнасио.

— Вылитый розарий императрицы востока, — внёс лепту в наше образование  Вергинда.

— И где ты видел её розарий? — удивилась я.

— Рядом с её дворцом, когда проходил путь паломника.

— Богатая у тебя жизнь, ничего не скажешь, — усмехнулась я, представляя паломником себя.

— Скелеты поливают розы, вкус как у нашего отца, — высмотрел новый объект Руслан.

Все тут же вновь опустили взгляды и тоже увидели скелетов, бегающих с лейками по саду. Даже пару волочащих ноги зомбей нашлись. Элла замечает одну собаку. А я долго смотрела на ворону, севшую на борт кита.

До темноты ещё с пару часов, поэтому мы остановили кита и спустились в камбуз, где в ящике с наполнителем лежала проклятая картина с призраком Марии. Вскрыли ящик. Повесили картину и спокойно продолжили заниматься своими делами в ожидании ночи. Дружеский визит, как-никак. Вот если дружить не получится, можно будет поиграть в «сравняй сад с землей». Краса вообще предлагала начать переговоры с этой игры. Её поддерживали.

Наверное, стоило её послушать...

Ночь опустилась, шаловливо раскидывая черные юбки. Настало время стучаться в картину. Нас сонно просили подождать две минутки. Послушно подождали, постучали еще раз, из картины вылезла сонная девочка. Призрак зевнул, потянулся и икнул, встретившись с нашими добрыми улыбчивыми лицами.

На мою палочку это дитя смотрело в начале боязливо, зато, после превращения, не сдерживая восторга. А друзья – крика ужаса.

 — Договорись о встрече, — напутствовали мы призрака. — Не буянь! Буянить будем, если не добьемся мира миром.

Ребенок, превращенный в монстра, вздохнул, без веры в успех мирных переговоров, и спрыгнул с корабля-кита навстречу приключениям. А мы остались ждать сигнала. В середине ночи, его не получив, забеспокоились, а ближе к утру уже паниковали. Проклятие Марии таково: если не возвращается в картину на ночь, она погибнет.

Пришлось голосовать: идти за призраком или нет. Вергинда голосовал в начале против, но увидал мой голос «за», сменил свой. За это получил по коленке пинок. 

— Извини, Милочка, я против, — Краса терла лоб размышляя. — Она мертва, причем давно. Умрет окончательно, вот и все дела. А мы ещё живы, и глупо подыхать ради уже неживого. — К её голосу присоединились Руслан и Элла, которую пугала перспектива общения с трупами. Она не выходила из укрытия, пока призрак не улетела на дело.

— Даже уже мертвое хочет жить. Я не хочу быть той, кто лишит эту малышку самой возможности и дальше пугать людей по ночам. Как там призраки говорят? До вознесения мы о себе напоминаем! Оставить её там я не могу. — Меня поддержали Люциус Вергинда, дракон Люци и Карета. Единственный, кто не участвовал в голосовании, это Игнасио Кавальетти, но у того душевная травма из-за превращения в коня. Сидел в сторонке, бил по полу сапогом и жевал сено, изредка выражая протесты ржанием… 



Елена Троицкая

Отредактировано: 10.09.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться