Королева вне канона

Размер шрифта: - +

Глава 35. Маги, ведьмы, королева, рыцарь и бастард.

 

Солнышко светило, лягушки квакали, кувшинки цвели – красота. Портили её лишь разевающие рот Нимистрав и Крысолов. Открывает рыба рот, а не слышно, что поёт. Наконец мужики поняли, что мы над ними нагло издевались. Пришлось снять амулеты, заглушающие звуки. Раз в дудку не дудят, то смысла в них нет.

— …!

Когда первое услышанное тобой является сложной матерной конструкцией, касающейся твоей интимной жизни, стоило разозлиться. Но я прислушалась, возвела глаза к небу, имея в виду дилетантский подход брата к описанным вещам, и пнула покрасневшего Люци, видимо решившего набраться опыта из этих речей. Наконец, Нимистрав сдулся и, тяжело дыша, осмотрел нашу пару гневными глазками. На этом его ораторская роль закончилась, и право слова перешло ко мне. Я, в свою очередь, обратилась к Крысолову.

— Привет, значит ты – Крысолов.

— Привет, значит ты – та самая Милочка.

Морщусь. Краса, типун те на язык! Кстати о ней:

— У тебя кое-кто мой, — кивнула на подругу, которую этот тип нагло обнимал. На королеву крыс при этом старалась не смотреть, уж больно жутко она выглядела. Лицо злое и довольное одновременно, надменное и счастливое. У Агнес, кстати, тоже.

— Твой? Она что ли?

— Ты ею ещё перед носом потряси! … Это фигура речи такая, поставь Красу на место, — возмутилась я.

— Ты действительно забавная, как Крыска и говорила, — заявило чудило с дудкой.

«Демоны и боги, подруга, о чем вы в постели говорили? Обо мне? Ох и будет у нас разговор, когда все утрясётся!» — успокаивала я себя обещаниями хорошего конца.

— Ага, обхохочешься. Давай, присоединяйся. Я трюки буду показывать, ты на дудке играть, он в барабаны бить, а брат мой кукарекать. Назовёмся Бременами и кучу золота загребем! — нагло, знаю, но не могу удержаться.

Напряжение можно было ножом резать, а мои нервы не идеальные. Как сорвусь, начну колдовать направо и налево, друзей-врагов бить, и устрою-таки судный день. Оно мне надо?

— Может, избавишь меня от напряга и объяснишь, в чем суть устроенного представления? — спросила я. — Натравил на нас мага-извращенца, затем некромантов, теперь вот, начал войну. Сложновато для обычного захвата власти, не находишь?

— Давно поняла?

— Почти сразу, — лгать нужно с гордостью. — Ну, так расскажешь или будем пытать?

— Пытать тебя? Спасибо за предложение.

— Пожалуйста! Если говорить не хочешь, давай погадаю.

— Пытка не попытка, попробуй. Пыток три.

— Любишь пытки, да? Хорошо, моё первое предположение – поиск бессмертия, — как можно пафосней произнесла я.

— Как банально. Но так заманчиво. Вторая пытка?

Уф! Я рада, бессмертие отмели, люблю разнообразие.

Нимистрав и Вергинда почувствовали себя лишними, наблюдая наши серьезные рожи и ощущая напряжение, не вмешивались в перепалку. Правильно делали. Мы говорили, а наши силы ощупывали. Этот тип не такой уж сильный. Талантливый, умелый, но запаса магии у него немного. Не считая свирели повиновения (так её в наших кругах назвали) можно считать его заурядностью. В чём его сильные и слабые стороны?

Старалась рассуждать логически, предположила, что он специализируется на защите, а не атаке. Щиты на брате вышли очень мощными, а значит, у него слабые атакующие способности.

 Он также ощупывал меня. Посмотрел на мой посох, заглянул в глаза, ухмыльнулся. Тоже понял – мы равные по силе, одаренные магией и артефактами дети Лель. Интересно, а он в курсе – я ещё и дитя Анку?

— Требую подсказку и помощь зала! Это связано с моим необычным происхождением, так? — спрашивала Крысолова, а сама смотрела на Нимистрава. Тот криво улыбнулся, выдавая этим мысли. — Значит, с кровью. И с неё и ты, и Нимистрав должны иметь выгоду, — задумчиво направилась влево, не спуская глаз с Крысолова. — Моя вторая попытка – переливание крови.

— Почти попала. Третья пытка будет?

Кошусь на Люци, он понял мой маневр и сместился вправо, на нём остались Нимистрав и Агнес, а я увела за собой мага и ведьму. Нужно было отойти подальше, чтобы не зацепить никого шальным заклятием. Особенно моим!

Эх, Краса. Я не знала, как привести её в чувство, и не знала, когда мне представится возможность попробовать это сделать. А потом пусть она сама этому кабелю руки отрывает!

Так, Милада, не отвлекайся!

— Будет, — я медленно двигалась к башне. Пора высказать одно подходящее к ситуации сумасшедшее предположение: — Я слышала об одном ритуале, о запрещенном ритуале, который может как передать магические силы одного человека другому, так и сделать из одного человека другого. И для этого нужен всего лишь кусок человека, а не он живой и лично, — по глазам увидела: я права! — Полагаю, тебе нужна моя скромная магическая сила, а Нимистраву – кровь, что бы его принял браслет. — До башни пару шагов, посох ударился в землю, я остановилась. — Думаешь у такого болвана как ты, хватит сил на столь могущественный ритуал?!

В меня полетело нечто ментальное. Выросший лес деревьев защитил, и превратил болото в непролазную чащу. И почему моя жизнь превратилась в непрекращающиеся догонялки и прятки со смертью?

Резко упала лицом в ряску, место, где была моя голова, взорвалось, осыпало щепками.

— Краса, я впервые не рада тебя видеть! — крикнула, не вылезая из лужи, в которой растянулась. Быстро уползла-уплыла, пока добрая подружка не снесла мне голову.

Краса и Крысолов (сладкая парочка) пытались взять меня в клещи. Как дела у Вергинда не представляла, да и некогда мне мучить воображение, лужу, в которой я недавно была, осушило и превратило в факел. Останься я там, стала бы шашлыком. А вот и башня. Я надеялась, они клюнут на этот фокус.



Елена Троицкая

Отредактировано: 10.09.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться