Королева. Выжить и не свихнуться

Размер шрифта: - +

Глава 6

.Глава 6

 

Я разглядывала теннисное поле через овальную арку галереи на втором этаже. Мысли разбегались, сердце заполошно стучало, и я едва сдерживалась, чтобы не подпрыгивать ему в такт. Скорее бы уже! Я и представить не могла, что все будет настолько похожим на  привычные мне корты – и сетка высотой в метр посреди поля, и разметка, и будоражащий кровь привкус адреналина, пробегающего по крови в ожидании партии.

Мне все время казалось, что это я должна стоять внизу, дожидаясь начала игры. Но вместо этого чинно сидела на втором этаже, разглядывая приготовления к началу игры. Судьи на линии отсутствовали, зато зрителей набралось порядком. Не только моя свита, но, кажется, еще и полдвора толпилось на затянутом сеткой втором этаже – меры безопасности, чтобы случайно не получить травму от тяжелого кожаного мяча сантиметров шесть в диаметре, набитого шерстью. Ракетки тоже отличались от современных – деревянные, узкие, с натянутыми воловьими жилами. Я отняла одну у лорда Дадли и детально ее осмотрела. Конечно, до моей любимой «Willson» далеко, но… Я держала ее в руке и думала, что, пожалуй, смогу защитить честь родного клуба и сразиться со средневековой теннисной элитой.

Элита, как оказалось, пришла сюда не только для того, чтобы заниматься спортом, но и поразить сердца присутствующих дам элегантным видом. Оба игрока были одеты в белоснежные рубашки с кружевами на воротниках и манжетах и белые штаны до колена наподобие наших шаровар. На ногах – кожаные сапоги. Два демона-соблазнителя – светловолосый Уильям Пиккеринг и темноволосый Роберт Дадли - подошли ко мне, чтобы получить благословение королевы на спортивные подвиги.

– Вы подарите танец победителю, моя королева? – принялся допытываться Роберт, подозреваю, все еще обиженный за отказ станцевать с ним вольту. – Мысль о призе придаст силы для борьбы с достойным противником!

Короткий кивок в сторону Уильяма. Я протянула Роберту руку для поцелуя, заранее решив, что перебьется. Не умею я танцевать, и все тут! Но поцелуй снова затянулся – его губы вели себя слишком уж вольготно вели на моей коже, разжигая пожар в местах, которых касались.

- Прекратите, Роберт! – возмутилась я. – Что вы себе позволяете?

Он улыбнулся и промолчал.

- Не могу вам ничего обещать! – заявила ему. - Все зависит от того, насколько хорошо будете играть.

Сама уже смотрела на его противника, чье имя упоминалось в списке женихов, одобренных Советом. А ведь хорош, зараза! Зараза потому, что улыбается слишком уж заразительно...

Уильям тут же просил, чтобы я пожелала ему удачи. Это я исполнила с легкостью, такого добра у меня много. Затем выпросил мою тонкую шаль, которую держала Бесси. Я пожала плечами и кивнула фрейлине. Девушка протянула ему кусок голубой органзы. Несмотря на сквозняки, гуляющие по галерее, мне становились жарко при одном взгляде на теннисное поле.

А еще, мне очень-очень хотелось сыграть самой, но я уговорила себя не спешить. Сперва стоило разобраться в местных правилах. Интересно, как быстро летят тяжелые мячи? Смогу ли я принять подачу, и не снесет ли вместе с ней?

Прежде чем началась игра, я все же не выдержала и подозвала Роджера. Он вкратце объяснил мне правила, которые почти совсем не изменились за четыреста с лишним лет. Даже подсчет очков в геймах был один и тот же. Игра началась с резкого возгласа Роберта «Exite!», когда он подавал мяч. Причем подавал сбоку, а не через верх, в этом и было основное отличие.

И я замерла, приготовившись насладиться игрой.

Скорости, правда, оказались значительно меньше, чем те, к которым я привыкла на теннисных кортах. Мяч был тяжелее и от этого не столь прыгуч. Мужчины ловко перекидывали его через сетку, но кровожадного азарта и желания «порвать» противника в них я не заметила. Игра походила на шоу, в котором возгласы восторга и аплодисменты доставались тому, кто красивее отразит удар.

Внутри зрела уверенность, что я тоже так смогу. Вернее, тоже так хочу!

Моя голубая шаль не спасла Уильяма от проигрыша в трех сетах подряд. Правда, я болела за Роберта – он был совершенно неотразим в белой одежде. Треугольный вырез на тонкой белой рубашке открывал участок смуглой груди и… Я поймала себя на мысли о том, о чем думать совсем не следовало. Нет, так дело не пойдет! Он женат, а я по странному стечению обстоятельств – королева Англии.

Заставила себя сосредоточиться на игре. Роберт оказался искуснее соперника, ему досталось больше аплодисментов и восхищенных женских возгласов. Наконец, противники обменялись поклонами, затем лорд Дадли поспешил ко мне. Подозреваю, за призом. Но вместо танца, о котором он так просил, я сняла кольцо с указательного пальца.  Пусть жене подарит!

- Вы восхитительно играли, Роберт. Я в восторге…

- Елизавета, – поклонился он, принимая кольцо. – Я бы с радостью променял его на танец с вами. 

- Хорошо, – решилась я. – Будет вам танец, но при одном условии… Вы обыграете меня в следующем матче!

- Вас? – поразился он. Кажется, я удивила не только его, но и сидящих по обе стороны фрейлин и толкущийся позади народ. А что такого я сказала?! Или думают, женщины рождены не для того, чтобы играть в теннис?



Оксана Гринберга

Отредактировано: 15.12.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться