Королева. Выжить и не свихнуться

Размер шрифта: - +

Глава 10

Глава 10

 

В Лондон пришла весна, растеклась по улицам талым снегом, тут же превратившись в непролазную грязь. Казалось, все разом посерело, так как на город опустился влажный, пропитанный запахом нечистот туман. Мне расхотелось выезжать за пределы дворца. Ну и пусть я передвигалась верхом или в закрытой карете, но видела, как ходят по улицам, утопая чуть ли не по щиколотки в черной жиже.

 Может, раздать гражданам ходули? Говорят, в Париже они пользуются большой популярностью…

Вместо ходуль потребовала у мэра не щадить средства на поддержание чистоты. В то же время понимала, что это бесполезно. Что он сделает? Исправить ситуацию могла городская канализация вкупе с асфальтированными тротуарами и стоками для дождевой воды. До этого счастливого момента еще как минимум пара сотен лет, я уж точно не доживу. Пока же все нечистоты стекали в Темзу, откуда и брали и питьевую воду. Шикарно, одним словом!

Но на долгие размышления над кружкой с водой у меня попросту не хватало времени. Из Парижа пришли обнадеживающие вести. В конце марта мы собирались подписать с ними мирный договор. Правда, порт Кале, потерянный еще в правление Марии, так и остался за французами. Прежняя королева, кажется, сильно переживала из-за этого, утверждала, что, вскрой ей грудь, люди увидели бы на ее сердце надпись «Кале».

Поэтому я заявила Совету, что воевать мы будем лишь в крайнем случае. Чтобы, не дай бог, подобные надписи не появились и на моем.

После договора с французами пришло время провести Акт о Верховенстве и Единстве, сделавший бы меня главой Английской церкви. Но с Парламентом все было не так уж просто. Тайный Совет опасался, что Палата Лордов встретит новый закон в штыки, потому что в нем заседало слишком уж много рьяных католиков. А Палата Общин так вообще может потребовать от меня взамен письменное обещание выйти замуж в скорейшем времени.

Англии нужен наследник, и все тут!

С Парламентом все же пришлось повременить, так как прибыли шведы. В Колчестер делегацию отправились встречать граф Оксфорд и лорд Дадли, а их приезда в Лондон ждали со дня на день. Шведскому кронпринцу Эрику и его брату Юхану, герцогу Финляндскому, уже приготовили дворец епископа Винчестерского, который становился их резиденцией на время пребывания в нашей столице.

Я ожидала с замиранием сердца не только жениха, но и возвращения Роберта. Первые дни после его отъезда вздохнула свободно, затем почему-то заскучала. Мне не хватало его присутствия, поддержки в Совете, улыбки, шуток и комплиментов; наших теннисных турниров, вольты после обеда, верховых прогулок за город, когда, казалось, мы оставались лишь вдвоем и могли говорить обо всем на свете. Ну, если не обращать внимания на пару дюжин гвардейцев за спиной из охраны.

Нет, у меня точно с головой не все в порядке! Ведь обещала же себе, что никогда в жизни с женатым…

Пока ждали шведов, ко двору, как назло, прибыли послы из Дании. Я встретила их в приемном зале, давящем на голову показной роскошью, в тяжелом платье, которое тоже давило, но уже на плечи, а узкий лиф так вообще мешал дышать. В обычной жизни я носила скромные наряды, избавилась от огромных клоунских воротников и длинных, до пола, рукавов. Уменьшила количество нижних юбок и стала надевать полосатые шерстяные чулки, которые привозили мне из Франции, так как во дворце было холодно.Но на официальных приемах приходилось соответствовать.

Поэтому и сидела вся в золоте и драгоценных камнях, словно Хозяйка Медной горы.

Послы приехали по важному делу, а именно сватать за меня принца Фредерика. Пока что еще принца, но он в скором времени должен получить корону Дании и Норвегии, так как его отец Кристиан III не пережил этой зимы. После обмена официальными любезностями мне вручили личное письмо и портрет будущего короля, на который я взглянула лишь мельком.

Фредерик, кстати, показался мне довольно симпатичным. Темноволосый, с волевым подбородком и высоким лбом и строго сжатыми губами, но, казалось, исключительно для того, чтобы не улыбнуться ненароком.

Затем принесли дары. Кажется, у Фредерика неплохие осведомители при английском дворе. Как по-другому будущий король узнал о моем увлечении теннисом? Вряд ли божественное провидение ему подсказало прислать мне две бочки мячей и несколько ракеток...

– Мячи шиты из белой кожи и доставлены прямиком из Парижа, – торжественно возвестил племянник короля, герцог Голштейн. – Ракетки от лучших европейских мастеров.

Отличный подарок! Мне тут же захотелось его испробовать, но Роберта не было, а когда появится сам даритель – неизвестно. На этом приятные сюрпризы не закончились. Принц, прознав о моем интересе к медицине, сбился с ног, но отыскал книги Парацельса, знаменитого швейцарского врача. Мне вручили целую стопу, в кожаных переплетах, инкрустированных драгоценными камнями. Красными рубинами сияли мои инициалы – ER – Елизавета Regina.

Я растерялась.  А уж как обрадуется Нонниус, частенько твердивший об этом великолепном враче и не менее гениальном алхимике! Признательно улыбнувшись, заверила герцога Голштейна, что все подарки пришлись мне по душе. Затем объявила, что будущий король Дании – желанный гость в нашей стране, а ответ на брачное предложение дам ему лично…

Наконец, отсидев официальную часть, ушла на дневную мессу, во время которой читала письмо Фредерика, по привычке спрятав его в молитвослове. Будущий король оказался красноречив и забавен. Пробежав официальное начало, улыбнулась комплиментам и заверениям в любви.



Оксана Гринберга

Отредактировано: 15.12.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться