Королева Хальдора

Размер шрифта: - +

Часть 14

Отца искать не пришлось – он сам меня перехватил. К тому же он был не один, а с моими братьями. Все четверо выглядели сосредоточенными и хмурыми.

– Идем, ваше величество, – позвал меня отец, улыбнувшись. Он кинул взгляд на корону, и улыбка его медленно увяла, а потом он и вовсе тяжело вздохнул и отвернулся.

– Что-то случилось? – спросила, встревожившись. Отец с братьями выглядели странно. – И куда мы идем?

– Я покажу тебе твой кабинет.

Я даже слегка приостановилась, растерявшись.

– Кабинет? Разве королевам нужны кабинеты? – я окончательно перестала понимать, что происходит. – Это как-то связано с непонятной коронацией?

– Амелия, – отец резко остановился и повернулся ко мне. – Давай поговорим в кабинете. Я расскажу все, что нам удалось узнать. И поверь, узнали мы многое. И не все из этого мне нравится. Вернее, не нравится ничего.

Дальше мы шли в полном молчании. Герберт постоянно оглядывался, ежился и старался ближе придвинуться к Берхарту, самому старшему из братьев. Берхарт даже не думал возмущаться, наоборот, он в какой-то момент и вовсе положил руку на плечо Герберту, перед этим шутливо растрепав ему волосы.

– Спасибо, – выдохнул Герберт. – В этом замке мне не по себе, – прошептал он, заметив, что я посмотрела на него вопросительно. – Здесь кругом чужая сила. Все камни пропитаны ею. Я не представляю, почему остальные не ощущают ее, ведь она почти материальна, настолько ее много. Мне страшно представить колдуна, которому все это принадлежит. Вряд ли на подобное способен простой человек.

Я нахмурилась от слов брата, переводя взгляд на стену. В отличие от Герберта мне тут было, наоборот, весьма уютно. Да, чужую силу я ощущала, но она не давила на плечи, а словно укутывала в теплый бархат, убаюкивая и даря ощущение безопасности и надежности.

– Мне кажется, ты сгущаешь краски, – фыркнул Олларт. – Да, странный замок, мрачноватый. Когда бродишь один, становится слегка жутковато, но в принципе ничего особенного. Просто древний громадный замок, и только.

– Это просто ты совершенно невосприимчив к магической силе, братишка, – вместо младшего брата сказал Берхарт. – И даже при этом ты все равно ощущаешь нечто мрачное, темное и жуткое. А теперь представь, каково Герберту с его повышенной чувствительностью к магическим эманациям?

Вместо ответа Олларт просто пожал плечами. Ну да, средний брат у нас был тем еще чурбаном. Его нечувствительность к магической энергии распространялась и на эмоции. Он просто не понимал, почему его слова и поступки кого-то задевают. Особенно его всегда удивляло, когда люди обижались на правду.

Отец не обращал внимания на тихий разговор братьев, упорно ведя нас куда-то в сторону левого крыла замка. Нужно будет потом обследовать замок более тщательно, все-таки он на самом деле очень большой. Правда, что-то подсказывало мне, что я не смогу в нем заблудиться, даже если захочу.

Ключ от кабинета оказался у отца. После того как мы прошли внутрь, он отдал его мне.

Стоило только свечам осветить комнату, как я тут же принялась осматриваться.

В принципе, ничего необычного. Вся мебель темного цвета, включая диван, стоящий около одной из стен. На этой стене висели ветвистые рога, и это явно указывало на то, что кабинет раньше принадлежал мужчине.

Кроме дивана тут был стол, несколько удобных кресел, шкафы, битком набитые книгами и какими-то свитками. Кресло хозяина кабинета своим видом напоминало малый трон. Я успела ужаснуться, подумав, что мне придется часами сидеть на чем-то подобном – это же неудобно! Но все вышло не так страшно. Кресло оказалось вполне комфортным.

Закончив осмотр, мы все расселись и выжидающе поглядели на отца.

– Итак, – начал он, устраиваясь удобнее, сразу давая понять, что разговор будет долгим. – За эти дни я узнал довольно много. Даже успел пожалеть, что бывал в замке короля так редко. С чего же начать?..

– Начни с церемонии, отец, – предложила я. – Ты ведь что-то знаешь о том, почему меня короновали столь странным образом.

– Знаю. Церемония не была неправильной. Это сложно объяснить, я и сам не сразу понял. Думаю, чтобы было понятнее, нужно вспомнить историю. В прошлом такое уже случалось. Обычно королева является опорой своему супругу. В основном она занимается замком, балами, пирами и прочими приятными для многих женщин вещами. Но в истории бывали моменты, когда Хальдор по какой-то причине лишался короля и бразды правления в свои руки брала именно королева. Стоит вспомнить Нимийский период. Мор, война с Каледасконией, голод, долгая засуха. И трон в самый трудный момент перешел королеве Нимийе. Это был один из тех периодов, когда Хальдор мог потерять свою независимость, но королева Нимийя изменила ситуацию, правя довольно жестко, но эффективно. Да, официально она была лишь регентом при своем несовершеннолетнем сыне и правила как бы от его имени, но если мы вспомним, то король Этерн был возведен на престол только после смерти своей матери. И надо сказать, что правление его было недолгим и принесло Хальдору много бед. Полагаю, что королева прекрасно осознавала, что ее сын не способен быть правителем, поэтому не отдавала ему власть до самого своего конца.

– Но ведь в Хальдоре сейчас есть король, – сказала я с недоумением.

Отец на это как-то странно качнул головой, то ли соглашаясь со мной, то ли отрицая.

– И вот тут мы подбираемся к самому интересному. Гордон – одновременно и король, и НЕ король.

– Подожди, подожди, как такое возможно? – спросил Берхарт, сосредоточенно постукивая пальцем по подлокотнику кресла – отцовский жест, передавшийся всем нам.

– Все очень просто. Как оказалось, после рождения наследника король с королевой представляют своего ребенка магии. Подробностей не знаю, так как на эту церемонию не пускают посторонних. То ли там обряд какой-то нужно проводить, то ли еще что-то, не могу сказать. И как оказалось, королевская магия не дала Гордону своего благословения. Надеюсь, пояснять, что из этого следует, мне не стоит?



Светлана Шёпот

Отредактировано: 03.01.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться