Королева Хальдора

Размер шрифта: - +

Часть 26

Эскалион

Это было похоже на то, будто я пытался вырваться из вязкого, утягивающего на дно болота. Мне казалось, что меня хватают за ноги призрачные руки, тянут, словно умоляя не оставлять их. Возможно, кто-то бы испугался, но меня подобное лишь злило. Я порывался что-то сделать и никак не мог понять, что именно не так. Мне хотелось остановиться, оглянуться и... Что «и»? Я никак не мог вспомнить.

Когда я открыл глаза, то сразу не понял, что происходит. Глаза резал свет, но я даже не помышлял о том, чтобы закрыть их, спасаясь от боли. Разве это боль?

Все вокруг меня расплывалось, не желая приобретать четкость. Впрочем, даже то, что я мог видеть, уже меня интересовало. Глубоко внутри шевельнулся интерес. Позабытое, необычное чувство, которое я не испытывал... давно?

Вдохнув, я повернул голову навстречу свету и замер. Я не ощущал никакой тревоги или желания немедленно действовать. Здесь, в этом загадочном месте, пахло очень приятно. Я неожиданно осознал, что хочу дышать этим воздухом вечность.

Прикрыв глаза, я вдохнул запах глубже. Где-то в глубине сознания нарисовался образ чего-то морозного. Мороз? Снег и холод. Видел ли я когда-нибудь снег?

Я медленно осознавал, что мое нынешнее положение кардинально отличается от того, к чему я привык. Раньше кругом была лишь шепчущая о всяких глупостях тьма.

Воспоминания приходили медленно. Даже слишком, как по мне.

Сначала я вспомнил имя. Свое имя. В самые трудные времена, когда терпеть и ждать не оставалось сил, оно спасало меня. Я шептал его, словно пытаясь вколотить в разум намертво. Это был бессмысленный набор звуков. Иногда я просто переставал понимать, что они означают, но всё равно продолжал произносить. И тогда мое имя стало чем-то вроде заклинания.

Приподняв руку, я приблизил ее к глазам и посмотрел на ладонь. Мыслей в голове не было. Мне вдруг показалось, что за годы, проведенные в темноте, я их все передумал, и сейчас этих навязчивых, надоедливых нитей просто не осталось.

Мотнув головой, я медленно откинул с себя одеяло. Вокруг тела клубился черный туман. Я замер, наблюдая за происходящим. Не сразу, но вспомнил, что так проявляется моя сила. Было в этом что-то тревожное. Что-то, о чем мне не хотелось вспоминать, и в то же время что-то, заставляющее ярость в глубине сознания разгораться.

Убрать туман было просто. Мгновение, и он втянулся в мое тело.

Это я? Что я такое? Человек. Эскалион.

Медленно встав, я замер, напряженно вслушиваясь в состояние оболочки, в которой был заперт долгие годы. Сколько раз мне хотелось вырваться, но вместилище крепко держало меня, будто могло мыслить самостоятельно и понимало, что без меня оно всего лишь мертвая плоть.

Оболочка была слаба. Стоило мне встать, как тело задрожало. Меня буквально прошило желание немедленно лечь обратно. В самом деле? Возможно, когда-то я и учитывал желания вместилища, но это время давно закончилось. Ему безразличны мои чаяния, так почему я должен выполнять то, что оно от меня требует?

Сделав шаг, покачнулся. Боль, прокатившаяся по всему телу, заставила лишь сжать зубы. Наступит день, когда я смогу покинуть мое вместилище. Клянусь, после этого я не оставлю от него ни пылинки.

Пару раз вздохнул и ощутил, как боль и слабость отступают. Опустив глаза, увидел, что уже знакомый туман укутывает меня, закрывая от всего мира бледное, тощее и крайне неприглядное тело.

Идти стало намного легче .

Дойдя до стены, которая была закрыта тканью, я остановился. Мгновение подумал, а потом медленно отодвинул штору  и замер, забыв о дыхании. Проклятое тело вскоре, будто в отместку за недавнее пренебрежение его пожеланиями, напомнило о себе – в груди запекло и закололо.

Судорожно вдохнул пахнущий морозом воздух, не отрывая слезящихся глаз от пасмурного, затянутого серыми тяжелыми тучами неба. Это было поистине невероятное зрелище. Наверное, я мог стоять так годами, наблюдая, как ветер (как же мне хотелось ощутить его, немедленно!) гоняет тяжелые тучи.

Почувствовав дрожь нетерпения, я приложил руку к прозрачной преграде. Мгновение – и черный дым снес ее. В лицо пахнуло прохладой, сыростью, мокрой землей, сгнившей травой, дождем и еще тысячами других запахов. Я замер, понимая, что именно об этом мечтал долгие годы.

Чистый, пахнущий миром воздух прикасался к лицу, трепал волосы, ластился к телу, обволакивая прохладным удовольствием.

Нахмурился, осознавая, что без тела всего этого ощутить я бы не смог. Что ж, значит, придется учиться взаимодействовать заново, раз без него невозможно чувствовать окружающий мир в полной мере.

Оглядевшись, попытался понять, где я нахожусь. Узнавание присутствовало, но я не был уверен в том, что помню верно. В конце концов, за долгие годы многое стерлось из моей головы. Правда, я пытался этому всеми силами воспрепятствовать. Особенно поначалу, когда заставлял себя вспоминать любые мелочи, которые хранила моя память. Я проживал свою жизнь раз за разом, стараясь обдумать каждое сказанное мною и другими людьми слово. Каждый миг был прожит мною повторно, были сделаны выводы. Впрочем, прошло столько времени, что некоторые вещи стерлись из памяти, а многое настолько глубоко скрылось во мне, спасаясь от забвения, что вытащить на поверхность все это будет сложно.

Я стоял в тишине, укутанный лишь звуком ветра и непонятным гулом, природу которого даже не пытался сейчас понять, поэтому звук чужих голосов, доносящихся откуда-то из-за стены, заставил меня затаить дыхание. Я даже прикрыл глаза, пытаясь понять, чудятся ли они мне, или же я слышу их на самом деле.

Я не мог разобрать отдельные слова, но сомнений не оставалось: там, за стеной, разговаривают люди. В горле возник горячий комок. Сглотнул, нехотя отвернувшись от окна. Правда, я не сразу сдвинулся с места, вслушиваясь в звуки.

Непонятно почему, но один из голосов отличался от остальных. От его звучания у меня внутри возникало желание немедленно увидеть его обладателя. Почему-то это казалось важным.



Светлана Шёпот

Отредактировано: 03.01.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться