Королевская Академия Магии

Размер шрифта: - +

Сюрприз.

Саймон потребовались две недели, чтобы понять, почему тренировки Марка именно такие. Странные.

У него была своя методика, основанная не на скучном изучении приемов и упражениях, нужных для укрепления мышц. Он пытался сделать обучение веселым, доставляющем удовольствие, и не стеснялся эксперементировать, подключал фантазию. У него хорошо получалось, и вскоре Саймон поняла, что действительно с удовольствием рисует и танцует. Марк немного поменял условия создания рисунка - она могла рисовать все что угодно, просто соединяя линии. А вот с танцами так не получалось. Она могла выбрать только один танец, который нравился ей больше всего, а затем еще один и еще.

Оказывется, Марк хорошо танцует. Когда они зашли в уже знакомый зал искусств, он неожиданно закружил ее в вальсе, пользуясь ее растерянностью. Благо, знать этот танец входило в обязанности герцогини, и Саймон умела вальсировать. И закружила его так, что тот уже пытался сбежать от нее и вновь заставить рисовать.

- Нет, раз уж мы пришли сюда танцевать, значит будет танцевать, - заявила Саймон, впившись в его плечо ногтями.

После вальса они стали изучать балет. Вот это было сложно, и девушка даже несколько раз отказывалась, но тут же, вспоминая, как балерины скачут, как пушинки, по залу, бралась за дело. Марк только улыбался. Такая женщина, упрямая, со слишком хорошей памятью (будет помнить все свои промахи), уж точно не сдастся. На это он и расчитывал, когда соглашался побыть наставником таинственной Саймон Сэлли, сестры известных в Академии Дилана и Китаро.

После танцев они решили, что пора бы позаниматься и с животными. Саймон не знала, но Марк неделю бегал за деканом, вымаливая дать ему доступ к стойлам. Устав от доставучки, мужчина легко дал свое согласие - Марк хоть и нашумел в свое время, но ему можно доверять. И вот, они, наконец-то, выбрались из плена камня и могли свободно во внеурочное время перемещаться на поверхность, к зверью.

Первое знакомство было с недо-грызунами. И если перед вашими глазами предстали мышки или бурундуки, то тут же выбросите их из головы. Первый зверь - как первое свидание, должно запомниться на всю жизнь, думал Марк и уверенно вел Саймон к вольеру с сирхой. Животина, этакий гибрид зайца, крысы и кенгуру, возвышалась над Марком на три, а то и четыре головы и хлопала своими огромными красными глазами, явно не понимая, чего это он так тупо улыбается. А он, вдруг почувствовав себя самым сильным, взял Саймон за руку и попытался вывести из-за своей спины, но девушка вцепилась в него так, что Марк скорее разорвал бы себя надвое. "Что. это. такое?" - убитым голосом спросила Саймон.

Нервная система девушки явно ее подводила. Мозг подкинул картинки сирхи из школьных учебников биологии и ее краткое описание - относится к грызунам, но вообще-то всеядна. Самое главное и самое жуткое.

- Я надеюсь, в этот раз мы не пойдем к подобной Эрике, - так звали сирху.

Если к Марку Эрика отноислась хорошо, то Саймон в вольер вообще не впускала. Клацала огромными зубищами и предупреждающе прыгала к девушке, давая понять - затопчет и даже не моргнет. Так что Сэлли почти две недели налаживала контакт, попутно становясь терпеливее и острожнее. К животным с первого раза целоваться идти нельзя.

- Э-э-э, - почесал затылок парень, - как ты относишься к цепешам?

Саймон остановилась на месте и, расширив глаза, замотала головой.

- Нет. Нет, Марк, я не пойду, и не проси, - умоляюще, она взглянула на него, ожидая, что тот сжалится.

Марк улыбнулся - мило-премило - и схватил ее за руку, на буксире потащив ее к вольеру.

Саймон подняла тихий визг - знала, что в обители зверей нужно вести себя спокойно. Но какое к черту спокойствие, если тебя ведут к вампиру, только в животном обличье. Летающая гигантская тварь, которая была готова в любой момент вцепиться в тебя и высосать все соки, поджидала ее на самом высоком этаже, в огромном вольере, чтобы цепешу было где развернуться.

- В зверинце всего два цепеша - самец и самка. В период спаривания их отпускают на волю, но на лапы крепят браслет с GPS. Они воспитывают в природе свой выводок и, когда все улетают из гнезда, их забирают обратно, - продолжая тащить ее, вещал парень, сжимая ладонь девушки все крепче.

- Ты безжалостный и жестокий, - перешла к оскорблениям Саймон. - Хочешь, я направлю тебя на путь истинный? - с надеждой спросила она и тихо взвыла: - Ты сбился с пути!

Марк отправил ей воздушный поцелуй.

- Мы пришли, - улыбнулся он и повел к вольеру.

Саймон среагировала быстро - вырвалась вперед и обняла Марка, уперевшись ногами в пол.

- Не-е-ет, - громко протянула она, - пошли отсюда, пожалуйста, пошли, пошли, пошли!

- Не-е-ет, - передразнил ее Марк и, не удержав руки при себе, обвил ее талию руками, вздыхая. - Пошли давай, я же рядом, - хмыкнул он. 

- Мне от этого не спокойнее, - зашипела девушка. - Если эта тварь нападет, ты скорее кинешь меня ей на растерзание и убежишь, чем закроешь, - она сделала тон насмешливым, - своей грудью.

Марк не ответил. Поджал губы и отвел взгляд, почувствова себя не в своей тарелке. Девушка почувствовала изменения и отпрянула, заглядывая ему в глаза, которые тот тут же вперил в нее. Так, будто заколол мечом.

- Я так не сделаю. Может, мне и будет страшно, но я не позволю, - он выделил последнее слово, - умерерть тебе в столь бесславном бою, - хмыкнул.

Саймон хотела бы вновь воспротивиться, но не двинулась с места. Уголки ее губ опустились, и она молча протянула Марку руку. Парень принял ее и повел в вольер и, прежде чем он завел ее, сказал:

- Ах да, то была шутка.

Саймон, не совсем поняв, о чем речь и даже успев испугаться, открыла рот от изумления. На нее, чуть хлопая перистыми крыльями, смотрело самое красивое животное, что доводилось видеть Саймон вживую.



Дарья Клим

Отредактировано: 09.06.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться