Королевская семья

Размер шрифта: - +

Глава 3. "Ночь"

Последние отблески солнца уже давно спрятались за горизонт. На небе мерцали жёлто-белым светом звёзды. Их ледяное сияние не достигало земли, поэтому в городе было темно, там, где не были зажжены фонари. Местами, на тротуар и дорогу падал свет из ещё не погашенных окон. Повсюду царила тишина. Звуки доносились только из работающих допоздна ларьков и шумных игровых домов и ресторанов. Они находились в центре города и к ним подъезжали, от них отъезжали, почти до самого рассвета.         

      Однако нас будет интересовать немного другой район, окраинный. В нём всё было совершенно по-другому. Развлекательных заведений здесь почти не было, а точнее было всего одно. Таверна «Чёрный кот» стояла между двумя жилыми домами, но её окна и двери были столь глухими, что внутри проходящие постоянные пирушки, посиделки и мальчишники, не беспокоили местных жителей. Всё было шито-крыто и под пологом ночи, происходящее внутри было совершенно недоступно для внешнего мира.

      Хозяйка сей пивной свято хранила секреты своих постоянных посетителей и завсегдатаев. Пытаясь сохранить репутацию своей таверны, как самой безотказной и угождающей любым желаниям клиентов, вдова Пароне изощрялась всё в новых и новых услугах. В конце концов, второй этаж помещения был занят под место, которое принято называть публичным домом, или просто – борделем.

      Чтобы не привлекать внимания посторонних и непосвящённых во все тонкости «Чёрного кота», над входом не горело множество свечей или какой-либо другой иллюминации, а присутствовала одна единственная лампа, с зелёными закоптившимися стёклами, висевшая над вывеской с названием таверны. На ней так же был изображён сам герой названия, чёрный гладкий кот с красными глазами и длинным хвостом, закрученным колесом.        

      Это было не самое плохое место. Оно было комфортабельным и своеобразно элегантным. И сюда, скорее всего, сбежалась бы туча людей, если бы знали, кто здесь бывает. Но известно это было только работающему в таверне персоналу: вдове, официанткам и труженицам второго этажа.

     Сегодня залы тут тоже не пустовали от персон, которые предпочитали сохранять своё инкогнито. Из-за них за столами имелось много свободных стульев, так как они щедро платили, чтобы лишние не допускались в их избранное общество. Простому человеку в такую ночь лучше было бы поискать другой приют для отдыха. Расслаблялись в эти часы присутствующие мужчины по полной программе, и не хотели, чтоб покой, и возникнувшая идиллия, были нарушены.       

      Самым откровенно развлекающимся был князь Сториан Мак Джойн. Его громкие изречения раздавались по всему помещению, достигали потолка и возвращались эхом обратно. Сыпля шутками, непристойными замечаниями, сальными словечками, он находился в центре внимания. В «Чёрном коте» его боготворили, и души в нём не чаяли. Бесценный гость и желанный любимчик собирающейся публики. Из всех двадцатипятилетних, он, пожалуй, был самым развитым и развратным, когда-либо жившим на свете молодым человеком. Глаза его были замутнены похотью, а каждый жест выдавал страстность, затаившуюся в глубине сознания и регулярно вырывавшуюся наружу. Изгиб бровей показывал тщеславность и высокомерие. Не признающий отказов и ненавидящий тех, кто вставал на его пути, он имел много власти и могущества, по большому счёту не только благодаря своему уму, ловкости и титулу, но этому немало способствовала и дружба с принцем. Сториан был его лучшим другом. Они почти всегда были вместе. Даже сейчас.

        Робин-младший сидел рядом с князем и получал удовольствие от его компании. Ему безумно нравились выходки своего товарища. Циничность и высокомерность приводили в дикий восторг принца. Хотя внешне они и были полной противоположностью – Сториан был брюнетом с тёмными карими глазами, а принц светловолосым и голубоглазым, вся их внутренняя сторона гармонировала как нельзя лучше. И если по лицу и чертам Мак Джойна  сразу бросалась в глаза вся его сущность, то по Робину никогда в жизни было бы невозможно догадаться, что он собой представляет и чем дышит, настолько облик его был наивен и ребячлив. Только после некоторого времени общения, картина прояснялась…

         С ними вместе так же забавлялись брат князя, Рикардо Мак Джойн, маркиз о’Лермон, барон Сантьяго Эливерсон и ещё пара представителей молодого дворянства. Все они находились под покровительством принца и являлись его близкими друзьями.

        Младший Мак Джойн не многим отличался от старшего, разве что был на четыре года моложе и на полголовы ниже. В остальном он был его копией, хоть и менее удачной, чем оригинал. Слегка крупноватый нос и отсутствие бесноватого огня в глазах, который был у Сториана, снижал шарм Рикардо. Собственно, он и не претендовал на первое место, а всегда довольствовался задним планом, всего лишь оттеняя брата.

        Сантьяго Эливерсон был самым непритягательным снаружи, но притязаний на славу и восхищение у него было, хоть отбавляй. В нём был и отличавший его от других плюс – бесконечная храбрость и благородное сердце, которое редко давало о себе знать, в связи с попытками соответствовать товарищам. Безжалостности Мак Джойнов в нём также не наблюдалось.

        Сержио о’Лермон, о котором уже можно было немного узнать из утренней прогулки принцессы, маркиз не похожий на других из-за пристрастия к романтике. Он был совсем иного склада, нежели его спутники. Хотя общение с ними в определённой мере оставило свой след. Особенно оно повлияло на то, как он распоряжался свободными часами и проводил досуг; вместо прежних сочинения любовных поэм и интеллектуальных бесед с просвещёнными, выдающимися умами эпохи – пьяные песнопения и вакханалии с самыми опустившимися слоями рода человеческого. Однако было то, что не давало ему сбиться с верного пути и помогало оставаться верным своим убеждениям. Сержио состоял в ордене «Стеллы Нордмунской», а его кавалерам вменялись некоторые обязательства.



AlmaZa

Отредактировано: 17.11.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться