Королевская семья

Размер шрифта: - +

Глава 23. "Маскарад"

      Слабые сумерки спускались на город. Для темноты ещё было рано, ведь летние дни становились всё дольше и дольше. На улицах было не протолкнуться. Казалось, не осталось ни одного человека, который бы на них не вышел. Дети и старики, молодые люди, девушки, мужчины и женщины бродили и гуляли по дорогам и тротуарам. Транспорту проехать было негде, и если лошади ещё протискивались по редким свободным булыжным тропам, то кареты и экипажи оставлялись на въезде в столицу. Дворяне и простолюдины, бедняки и богачи были поставлены на одну ступеньку, все одинаково ходили мимо лавочек торговцев, магазинчиков, небольших помостов, на которых, пользуясь случаям, выступали фокусники, факиры, бродячие артисты или ораторы-самоучки, которые читали свои стихи или просто привлекали к себе внимание запутанными речами. Веселье длилось не первый день, но усталости ни в ком не ощущалось. Даже самые ленивые, загоревшись какой-нибудь идеей, стремились в толчею, где другие уже вовсю развлекались и пиршествовали. Чем ближе было к площади Фонтанов, тем становилось теснее, но это никого не смущало, ведь из них сегодня лилась не вода, а вина, шампанское и лимонады. На благотворительных фестивалях раздавали сладости, разнообразные угощенья и подарки. В соревнованиях и конкурсах, проводившихся там и тут, можно было что-нибудь выиграть и даже подзаработать неплохие деньги. Специально расчищенные площадки заполнялись парами, которые кружились и танцевали до упада, там выстраивались в очередь, чтобы продемонстрировать и своё мастерство грации и изящества. Но и в такой прекрасный день нельзя было до конца расслабляться, потому что воришки и жулики спешили не упустить свой шанс, забравшись в карман зазевавшегося или срезав его кошелёк.

       Беллона до сих пор не могла поверить, что ей всё удалось. Она была в Риджейсити, не узнанная и не пойманная, радостная и взволнованная. Протискиваясь сквозь толпу, девушка переживала не за свою безопасность или репутацию, а за то, что все были с закрытыми лицами, и людей было так много, что она могла пропустить мимо себя любимого человека. Глаза жадно высматривали чёрный плащ и красную маску. Как можно в такой пестроте что-либо различить? И это уже сейчас, когда ещё светит солнце, клонящееся к горизонту. Что же будет, когда зажгутся фонари, и повсюду будут мигать огни, гореть факелы и мелькать бенгальские искры? Оставалось надеяться, что они сумеют добраться до королевского дворца до того, как начнётся полуночный фейерверк, когда король с королевой выйдут на балкон и Робин Третий будет принимать поздравления от народа в виде ликующих криков. Тогда можно будет и не думать найти там кого-либо.

       Принцесса посмотрела на виконтессу. Она не обманулась в том, что такое рисковое и захватывающее предприятие отвлечёт ту от всех её мыслей и ненужных фантазий. Габриэль, как заколдованная, останавливалась у каждого киоска и либо что-то приобретала, либо просто подолгу разглядывала. Иногда её приходилось подталкивать к тому, чтобы идти дальше, иначе она задерживала всю компанию, возглавляла которую Энжел. На той были ярко-розовые шаровары, широкие, как юбка, такая же блуза с неизменно откровенным декольте, интересные золотистые туфли с длинными носами, а сверху на это всё набрасывалась сиреневая прозрачная накидка. Беллона, как всегда, была в замешательстве от экстравагантности принцессы Гиганта, так как в этом костюме полностью оставалась открытой спина и талия. Но она бы ничего не сказала, если бы накануне не оказалось, что им с Габи и Марией придётся довольствоваться нарядами того же фасона. Долго упираясь от столь дерзкого поступка, как одевание таких вещей, принцесса всё же решилась на это. «Всё ради Дерека» - убеждала она себя и, как обычно, черпала уверенность из оптимизма и беззаботности виконтессы. Тем более, среди прохожих дам и леди наблюдались платья и повульгарнее, чем у девушек.

        «Как чудно, что никто даже не догадывается о том, что среди них идёт её высочество Феирская» - думал Бернардо, шедший за подопечной след в след. Ему очень хотелось, чтобы это скорее закончилось, а его с маркизом план оказался успешным. Как жаль, что это зависело не от них! А тревога за принцессу была настолько сильной, что виконт даже не чувствовал самого праздника. Его взор ни на секунду не отвлекался от стройной фигурки в алых полупрозрачных тканях и чёрной маске на лице. Она казалась такой хрупкой и ранимой, что не хотелось верить в то, что она сама всегда создаёт себе неприятности, из которых потом выходит с таким трудом. Если бы с ней рядом всегда не оказывался кто-то сильный и умелый, её тяга к приключениям давно бы уже плачевно завершилась. Мария в этом полностью согласилась с Бернардо, и теперь шла по другую руку от принцессы, чтобы тоже, если что вдруг, оказаться рядом. Позади всех шли амазонки-телохранительницы Энжел, со спрятанными под маскарадные костюмы кинжалами. Они всегда носили их с собой, поэтому в этот раз это ничего не обозначало, для них всё было, как всегда. Ничто и никто не могли заставить их ослабить внимание и отвлечься от своей госпожи. Несмотря на кажущуюся рабскую преданность девушек, они с наследницей Гиганта были отличными подругами. Просто для жительниц Амазонки дружба значила гораздо больше, чем для остальных представительниц прекрасного пола. Для них это было самоотречение, полное доверие, верность и способность пожертвовать всем ради другой. Нередко это напоминало настоящую любовь, но, разумеется, чисто платоническую. Такую духовную связь практически ничего не могло разрушить, даже интерес к мужчине…

        - Посторонись, посторонись! – послышалось за спиной. Какие-то наглые всадники, наплевав на правила и обычаи, или, скорее, на простую вежливость, расталкивали пешеходов и ехали прямо по направлению к центру города. Люди начали возмущаться, а, успевшие хорошенько выпить мужчины, громко браниться. Дворянин, ехавший в кавалькаде вторым, резко притормозил и спрыгнул с коня. Он внезапно вынул шпагу и начал угрожать ею посмевшему открыть рот бездельнику.



AlmaZa

Отредактировано: 17.11.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться