Королевство Акара 3. Выкуп за Волка

Размер шрифта: - +

Глава 16.

Лагерь встретил новоприбывших громкой руганью.

–Чё прителепались-то среди ночи? Пошто дома не сиживали? - мелкий плешивый мужичонка подкинул в огромный костёр ещё одну охапку сушняка и, обтерев руки о замызганный ватник, соизволил таки заметить раненых: - Ба, да вы ополоумели что ль?! Куды вы их прёте?!

Молчаливые амазонки, не вступая в споры, резво разложили едва живых ребят вокруг костра, всё так же безмолвно распределили роли и занялись их укусами. Больше всех досталось Ковану — зубы мегинна едва не добрались до коленного сустава, но и без того рваная рана выглядела ужасно. От зарёванной Кайрины толку не было, её просто-напросто оттеснили от бледного как полотно парня, в шесть рук промыли рану, напоили чем-то крепким, сунули в рот кожаный кляп и зашили. В абсолютной тишине хрипы друга рвали сердце на части, одуревшую от происходящего Кайрину держали вдвоём, но лесные девы явно знали, что делают. Кован вырубился уже в самом конце, провалявшись без памяти минут пятнадцать. Разлепив мутные глаза, нашарил холодные пальцы Кайрины. Та снова зашлась слезами.

Дункана и Атона тоже потрепало, но оба остались на ногах, ограничившись болеутоляющим из волшебной сумки карелианца. Сам Картер с трудом шевелил пальцами левой руки — выбитое и вправленное плечо зверски болело. Но это не имело никакого значения — ко второму плечу прижималась лбом плачущая Аврора. –Не надо, пожалуйста, - уговаривал он, обнимая девушку здоровой рукой. - Всё уже, любимая, слышишь?...

От волос её так знакомо дурманяще пахло костром...

Всё как-то само собой получилось. Она даже не подумала отстраниться — горячие, солёные от слёз губы встретились с его губами.

–Ну наконец-то, - прошептал Атон, кивая на них Дункану. Тот устало улыбнулся.

 

Кован оживал на глазах. Всего какой-то час после заката, и он уже мог сидеть, с подозрением рассматривая забинтованное колено.

–И не болит почти, надо же, - попытка согнуть и разогнуть ногу на увенчалась успехом, но скорее из-за бинтов. - Так, щиплет слегка и всё. Что за дрянь они прилепили?

Из-под повязки выглядывали мятые листочки, которые целительницы приложили к ране. От их сока на коже оставались чёрные потёки.

–Карт, ты такое раньше видел?

–Нет, - король напряжённо всматривался в темноту. Хозяйки лагеря увели Аврору в одну из хижин, раскиданных вокруг поляны с костром. За всё время они не проронили ни слова. Возраст колебался от юных девушек, до столетних старух, но мужчина на весь лагерь был всего один — тот самый неприятного вида мужик, назвавшийся Яцком.

–Куда они её дели? - окликнул его карелианец.

–Хто ж их поймёт, - равнодушно пожал плечами Яцк и оскалил кривые зубы: - Да не трясись, не съедят они твою девку.

–А кто они? - решилась спросить Кайрина.

–Девы лесные. Неужто не слыхали?

–Мы не местные.., - призналась девушка. Дункан и Атон, подсев к друзьям на поваленное дерево, навострили уши.

–Мда? А по-нашенски хорошо баете. Девы эти испокон веков в лесах обитают. Людям на глаза лишний раз не попадаются, охотой промышляют, мегиннов гоняют. Пращи ихние уж больно хороши в этом деле, да вы и сами видали.

–А почему они молчат? - нахмурился Атон. - Глухо-немые?

–Дуры потому что, - отмахнулся мужик. – Дуры как есть. У нас ведь как заведено: баба, поскольку своего ума не имеет, во всем мужа должна слушаться. Или отца там, брата... Лет эдак сто назад одна такая идиотина выискалась, поперёк батькиного слова вышла. Ну он выдрал её как следовало, а она вместо того, чтоб за печку залезть да помалкивать, в лес решила податься с хахалем своим. А соседка возьми да скажи отцу еёному: куда пошла, как и почему. Поймали их быстро, бабу, знамо дело, вздёрнули на суку, мужика пожурили, всё как водится. Только остальные бабы наутро всем косяком в лес подались. Не понравилось им, вишь ты, как с их товаркой обошлись. Мужики за подол держать не стали – сами явятся, как дурь повыветрится. Токо они не явилися. Осели в лесах, охотой занялись и пообещали, что слова больше не скажут. Что б, значит, на ту, что на соседку донесла, не быть похожими. И детей своих говорить не учили... Вот и мычат как коровы...

–Погоди, а дети-то откуда у них берутся? - не понял Кован. - Ты один столько не сдюжишь.

–Колы б! Они к себе не подпускают, хоть ты кто будь! - Яцк злобно сплюнул в костёр сквозь щель в зубах. - Детёв по деревням воруют, раз в год на какой-то там праздник свой. Тока девок хватають.

–Сам-то ты откуда тут взялся? - с нарастающим раздражением поинтересовался Ден. Мужик вызывал в нём стойкое чувство брезгливости.

Яцк сморщил обезьянье личико и неубедительно отмахнулся:

–Да я так, прибился к ним пару лет назад. А чо? Без мужской руки бабе не выжить!

Тот факт, что племя лесных дев выживало без него ни одно поколение, мужика, видимо, не волновало. Спорить с ним не стали — разговор оставил гадливый осадок, хотелось поскорее избавиться от такого собеседника. К счастью, он сам переключился на что-то, оставив гостей у костра.

–Вот навозник, - прошипел ему в спину Атон. - Небось гарем хотел себе устроить, а ему не обломилось...

–Картер, ты об этих девах слышал когда-нибудь? Чего от них ждать? - повернулся к другу Дункан.

–Я не понял ни слова из того, что он сказал. Футонийский мне почти не знаком.

–Блин, - стушевался Ден. - Ну, если в паре слов...

Из темноты выступила новая дева. Несмело подошла к старухе, что устроилась неподалёку, что-то ей сказала. Старуха улыбнулась, кивнула и шустро скрылась в ближайшей хижине.

–Э, да это ж Аврора! - присвистнул Атон, разглядывая «говорящую» деву. - А ей идёт...



Ливадия Любовь

Отредактировано: 20.12.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться