Королевство бессонных ночей

Размер шрифта: - +

Глава первая

Если и существовал идеальный магнит для взгляда, то это была яркая неоновая вывеска, толстой верёвкой привязанная к дереву прямо посреди парка. Скособоченная, надщербленная, но всё равно красивая, она так и дразнила всех, от случайных прохожих до работников парка, своей цветастостью и неуместностью.

- Странно, что её никто ещё не снял, - удивлённо протянула Яра, останавливаясь напротив. - И кто сюда поцепил?

- Какое тебе дело? - буркнул Виктор. - Мы пришли гулять в парк или смотреть на вывески?

- А смотреть на вывески нельзя, прогуливаясь в парке?

И всё же, хотя Виктор явно порывался просто пройти мимо, Яра чувствовала, как её буквально притягивало к этим цветастым неоновым буквам, украшенным странными узорами. Если бы она разбиралась в этом, могла бы сказать, что вензеля - будто не из их столетия, да и не из прошлого тоже, но познаний не хватало. Совершенно дикое сочетание цветов казалось наследнием девяностых, сейчас, в двадцать первом веке, выглядевшим как минимум странно, а слова - словно выдранные из какой-то загадочной фэнтези-книги, что их когда-то, когда ещё было свободное время, читала Яра.

- Пойдём, ну чего ты стоишь? - дёрнул её за руку Виктор. - Мы гуляем или как?

- Или как, - буркнула Яра.

- Если ты собираешься просто так испортить наше первое свидание, то можешь продолжать в том же духе.

- Если ты, - огрызнулась Яра, - собираешься просто так испортить то, что называешь нашим первым свиданием, то можешь продолжать в том же духе. Потому что здесь я тебе помогаю, а не ты мне.

- Благодетельница, тоже мне!

- Ой... - Яра отмахнулась и вновь взглянула на вывеску.

Возможно, она не стоила того, чтобы ради неё ссориться со своим парнем, но Виктор им и не был. Зато Витя был сокурсником, решившим потрепать нервы своей так и не забытой бывшей, и ничего лучшего, кроме как попросить Яру о помощи, не нашёл.

Собственно говоря, если ей когда-то и нравился Виктор, то после этой дружеской просьбы Яра могла предпочесть ему не только вывеску, а и многое другое. Нельзя же быть таким узколобым и превращать в пытку ни к чему не обязывающую прогулку по парку! К тому же, люди менялись, а Витя оставался всё тем же - на уровне развития ограниченного первокурсника, мечтающего об огромной зарплате, падающей с неба прямо на голову.

Упала б она ему в чемодане, может, такая встряска вставила бы мозги на место? Если есть что.

- Как ты думаешь, - Яра обратилась скорее сама к себе, чем к Виктору, - кто её сюда поцепил? И что это значит?

- Абракадабра какая-то, - искренне сообщил Витя. - Я даже прочесть не могу, что тут написано.

Яра прочесть могла. Ярко-розовый на салатовом фоне шрифт, расписанный чёрными узорами, вещал: "Королевство бессонных ночей", и, что бы это ни значило, звучало оно загадочно. Если присмотреться, в беспорядочных завитушках можно было углядеть правильную закономерность. Роспись на буквах напоминала какой-то удивительный лабиринт, по которому предлагалось пройти незадачливому путнику, и Яра против собственной воли пыталась найти дорогу от жирной, массивной буквы "К" до почти полностью заполненного тонкими чёрточками завитка "й".

Для неё вывеска почему-то означала что-то близкое к лабиринту. Некий путь к счастью, который предлагалось пройти, чтобы достичь цели. Где-то внутри букв Яра за несколько минут успела разглядеть и богатые комнаты, уловила атмосферу бала, совершенно не схожего с кислотно-ядовитыми цветами вывески, такого винтажного...

- Что, красавица, нравится? - с придыханием спросили её, и Яра аж подпрыгнула от неожиданности и бросила быстрый взгляд на Виктора.

Хоть бы дёрнулся, сдвинулся с места, как же! Как всегда, равнодушен донельзя!.. Вся симпатия, которая у девушки когда-нибудь к нему была, разбилась о дикую флегматичность. Нет, что бы там ни говорил преподаватель по психологии, впихнутой в программу всех на свете, от врачей до айтишников, ей, холерику, нельзя контактировать с флегматиками. Как вообще можно ничего никогда не делать? Два так два, бросила так бросила, Яра, пойдём, прогуляемся, подразним! Если б он сам это придумал, так нет же, кажись, подсказали друзья...

Она тряхнула головой, отвернулась от Вити, пытавшегося справиться с вечно падающей на глаза русой челкой, и взглянула на подкравшуюся женщину.

Незнакомка была одета в стиле вывески, рядом с которой стояла. Такая же беспардонно яркая, "вырвиглазная", как сказали бы другие, с не в меру густым макияжем, толстым слоем нанесённым на лицо. Сделать вывод о привлекательности незнакомки Яра не смогла бы - не за что было зацепиться взгляду. Нет, она увидела и фиолетовые тени, и розовую глянцевую помаду, и румяна, щедрой рукой нанесённые поверх пудры и гор тонального крема, и зелёную тушь, выбивавшуюся из композиции, но за всем этим у женщины будто бы даже черт лица не было, все их впитала в себя маска из декоративной косметики, затёрла, замазала и скрыла от чужих глаз.

Возраст странной особы тоже был неведом. Обтягивающий гольф, лосины, юбка, комбинировавшиеся с чёрными строгими туфлями на невысоком каблуке, составляли тоже не лучшее впечатление, но выполняли, наверное, свою главную функцию - не оставляли ни клочка голой кожи, чтобы о женщине нельзя было ничего сказать. С таким успехом, при учёте количества косметики, ей могло быть и двадцать, и сорок пять. Незнакомка не была толстой или даже полноватой, хотя и стройняшкой её нельзя было назвать - недостатки, исправляемые несколькими месяцами тренировок в зале, на которые никогда не хватает времени, Яра сама была такая, правда, выше, чем подкравшаяся женщина. И руки, спрятанные за перчатками - кто их вообще носит летом?

- Странная вывеска, - решилась ответить Яра. - Только узор на ней странный. Словно лабиринт какой-то.

- Кому лабиринт, - таинственно усмехнулась женщина, - а кому прямая дорога. Может быть, кто-то её выберет и ужасно счастливым станет. Погадать, красавица? - и схватила её за руку. - Хочешь, продам тебе счастливый билетик? Его даже жевать не надо будет, просто сожмёшь в кулаке и окажешься в одном удивительном месте!



Альма Либрем

Отредактировано: 25.07.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться