Королевство бессонных ночей

Размер шрифта: - +

Глава двенадцатая

Вереница неровных ступенек, тянувшихся вниз, к их общей цели, казалось, увеличивалась с каждым мгновением. Стоило спуститься на ступень вниз, как появлялось новых две или три. Оливия чувствовала, что каждый её шаг мог стать последним, ведь так легко было оступиться и полететь вниз, сломать шею и умереть, так и не достигнув цели. Но она вспоминала короля, залитого кровью и лежавшего в другом лабиринте подвалов, думала о том, что говорил Даркен – он не умрёт, просто после сна раны затянутся. В этом мире можно было умереть по-настоящему, только попав в лапы Кошмаров.

- Быстрее, - поторопил её Даркен. – Мы не можем позволить нас догнать. Мы не знаем, где выход, и если Джокер скажет, что он где-то наверху…

Он не стал продолжать. Всё и так было понятно. Они могут не успеть подняться обратно. Дорогу им преградят, столкнут в разинутые пасти Кошмаров, чтобы избавиться от неугодных. Ведь кто-то уже привык к миру, где сбываются все желания, даже если в таком извращённом и страшном виде. Кому-то не хочется возвращаться или оказываться в том самом узком кругу карт, которые до сих пор не погибли.

Оливия вдруг осознала: а ведь их так много спалось! Потому и менялись так часто, что кто-то прежде умудрялся уходить. Может быть, сначала люди были чище, им легче удавалось находить ту таинственную, заветную дверь, что вела на свободу? А оставшиеся здесь руками и ногами хватались за существование, уже и не задумываясь о другой жизни.

- Быстрее! – вновь воскликнул Даркен. – Я их слышу…

Но сама Оливия не слышала ничего. Она послушно мчалась следом за ним, даже не оборачиваясь назад, зная, что там таилась опасность, и чувствовала, что в любую секунду может оступиться.

Тьма смыкалась над их головами. С каждым шагом, с каждым новым поворотом, с каждой преодолённой ступенькой света было всё меньше и меньше, и, мчась вниз, Оливия чувствовала, как уходит её уверенность.

Она оступилась, когда до подвалов оставалось совсем немного, и не смогла сдержать громкий вскрик. Звук, подхваченный эхом, разнёсся по всей лестнице, поднимался вверх, ведомый одним только коварством Королевства, не желающего отпускать своих пленников. Оливия покатилась вниз по узким, ставшим неожиданно частыми и невысокими ступенькам, словно навстречу смерти. Она не слышала, бежал ли Даркен следом, но мир вокруг погас на мгновение, а потом она поняла, что оказалась в месте, где попросту не бывает света.

Сомкнувшийся над её головой мрак был густым и мешал дышать. Оливия слышала, как звал её Даркен, но не могла ответить, что она здесь. Он мчался по ступенькам, и с каждым шагом звук становился всё отчётливее, но девушка осознавала, что это бесполезно. Подвалы терялись, прятались от него, а она сама была беспомощна… Не следовало отпускать его руку, не надо было поддаваться безумному азарту бега, но теперь поздно уже исправлять что-либо.

Девушка с трудом поднялась на ноги. Её платье оставалось всё таким же идеальным, а тело – будто и не ощутило падения, только тошнило и кружилась голова, но, может быть, потому, что Оливия боялась темноты?

- Есть здесь кто-нибудь? – тихо позвала она, зная, что хуже уже не будет. Это место было средоточием тьмы, жуткой тюрьмой, в которой из каждой щели пытается вылезть отравленный злом холод.

- Здесь есть я, девочка.

Он вышел к ней из густого мрака, даря единственный источник света, единственный луч во всём Королевстве бессонных ночей, в бесконечном подвале, тянувшемся, наверное, дальше, чем весь мир.

Это был цветной джокер. Красная куртка, цветастые узкие штаны, смешная обувь с безумно длинными, загнутыми носками… Его одежда и маска на лице излучали свет, и только он позволял Оливии рассмотреть что-то в кромешной тьме.

Она подошла ближе, поверив в то, что такие яркие краски не могут нести зла, но только оказавшись на расстоянии вытянутой руки, поняла, насколько фантомным было веселье.

Джокер оказался стар. Его наряд, красивый, свежий, словно впервые надетый, резонировал с высохшей, пугающей внешностью так сильно, что Оливия мигом пожалела о своей внезапной смелости. Она повернулась было, чтобы позвать Даркена, но джокер прижал палец к губам.

- Т-ш-ш, - выдохнул он. – Не спеши, девочка…

Маски не было. Только вблизи удалось рассмотреть, что это всего лишь краска, густыми мазками нанесённая на сморщенное лицо. Сам джокер был сутул, и, хотя в прошлом, наверное, обладал статной, высокой фигурой, сейчас оказался ниже Оливии.

Его руки, покрытые морщинами от старости, мелко тряслись. Губы подрагивали в попытке изогнуться то ли в улыбке, то ли в издевательской ухмылке. Всё тело словно дрожало, ведомое каким-то странным желанием рассыпаться прахом.

- Не бойся меня, - попросил Джокер. – Я тебе не враг. Я всего лишь хочу тебя предупредить, что нас было двое…

Оливия попятилась.

- Она была красивой, - прошептал он. – Очень красивой. И говорила, что любит меня. А я был уверен, что без памяти влюблён в неё. Она была бледна – её кожа белела и светилась, видимая даже из-под краски и наряда. Её чёрные волосы так прекрасно шли к этому монохромному наряду… Я думал, что сойду с ума, если проведу без неё хотя бы несколько дней. И мы с ней пошли искать выход. Мы были молоды… Весь этот мир только начал существовать. Мы загадали желание никогда не быть одинокими и встретились в этом мире, потому что вселенная нашла нас друг для друга.

Оливия попятилась.

- Тише, тише, - взмолился джокер, реагируя на стук её каблуков. Из-под шутовского колпака торчали длинные седые волосы, неухоженные и грязные, так остро резонирующие со всем остальным в Королевстве бессонных ночей. – Не зови его. Только не спеши! Это может стоить тебе жизни…

Девушка застыла, не в силах противиться гипнотизирующему, манящему голосу. Джокер завораживал её, всматривался в её лицо, словно пытался несколькими большим глотками выпить из девушки теплившуюся в её теле жизнь.



Альма Либрем

Отредактировано: 25.07.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться