Королевство бессонных ночей

Размер шрифта: - +

Глава тринадцатая

Оливия услышала жуткий гром и с трудом успела отскочить. Под её ногами расползался пол. Он покрывался мелкими щелями, а в самом центре, там, где стоял Джокер, образовывалась дыра. Все остальные отшатнулись, и только старик бросился туда, надеясь провалиться.

Его отбросило прочь силовой волной, к стене, и он сполз по камням и застыл на полу в совершенно неестественной позе.

- Не успели, - выдохнул Даркен. – На колени!

Оливия даже не поняла, что произошло, только почувствовала, как трефовый король с силой толкает её на землю, и подчинилась, преклонив колени. Он встал рядом с нею и крепко сжал руку девушки.

- Зачем? – прошептала она. – Зачем?!

Но все остальные тоже последовали их примеру. Один за другим, мужчины и женщины опускались на колени и низко опускали головы. Только тузы продолжали стоять, лишь склонились в глубоком поклоне, синхронно, так, как поклоняются своим господам, обладающим правом лишить жизни.

- Господи… - прошептала она, хотя сама не понимала, откуда появилось это слово и что оно значит. – Кошмары…

Даркен не стал подтверждать, Оливия и так осознала, что происходило.

Они опустились на колени не для того, чтобы выразить своё почтение, не потому, что так жаждали продемонстрировать полное подчинение. Просто каждый надеялся, что ненавистные существа пройдут мимо. А она сама не могла заставить себя отвести взгляд, вперить его в пол, всматривалась в огромную дыру, из которой медленно выползали какие-то существа.

Они были почти такими же, как и описывал Даркен. Невысокого роста, не больше метра, чуть сутулые, по одиночке кошмары никого не напугали бы. Но их оказалось великое множество: Оливия бросила считать ещё на десятом, а они всё вылезали и вылезали на свободу.

Руки их были почти как у людей, только с шестью или семью пальцами, у кого как, а вот ноги напоминали козлиные копыта, способные растоптать человека, упавшего в этой толпе. Длинный тонкий хвост извивался, словно жил собственной жизнью.

Небольшие острые уши, расположенные значительно выше, чем у людей, чем-то напоминали кошачьи и дёргались в ответ на каждый случайный звук. Ближе к центру головы росли небольшие рога, в полумраке сверкающие серебром. У некоторых существ, впрочем, они были залиты кровью, словно опробованные уже не одним сражением, а у других оказались совсем маленькими, едва выступающими над шерстью, которой была покрыта голова – наверное, эти кошмары были совсем маленькими, только-только ступили на эту странную тропу убийства или вообще выходили к людям впервые.

Всё их тело было покрыто шерстью. Кошмары не носили никакой одежды, но определить их пол было невозможно. Может быть, они и вовсе были существами бесполыми, рождающимися как следствие всех человеческих страхов и грехов, сконцентрированных в этом месте печального веселья.

Но самым страшным оказалось лицо – или морда, Оливия не могла подобрать правильное слово. Шерсть на ней была значительно короче, открывала что-то вроде черт, но все они были уродливы и отвратительны. Вместо носа красовалось свиное рыло, подвижное, втягивающее запах человеческого страха. Кошмары облизывались, демонстрируя свои длинные широкие языки, некоторые даже кусали воздух, показывая два ряда белоснежных, острых зубов.

Оливия вдруг поняла, что она не боится. Только испытывает отвращение. Даже тошнить перестало, словно она не могла заставить себя испугаться этих таинственных существ.

Да, их зубы могли разорвать человеческую плоть, но к её духу эти мерзкие существа, не люди и не животные, дотронуться не смогут. Они – всего лишь какое-то странное извращение, что-то, призванное пугать наивных людей, питаться их страхом…

Что ж, в таком случае, Оливия им не по зубам.

Она крепче сжала руку Даркена, пытаясь убедить его в том, что всё будет хорошо. Тот не ответил, он неотрывно смотрел на кошмаров, побледнев, став белым, как стена. Его страх Оливия чувствовала кожей. Увидев однажды, как они поедают людей, наверное, Даркен невольно представлял себя на месте жертвы.

Кошмары оглядывались, сверкая своими чёрными глазками-бусинками. Люди, среди которых они выбирали себе жертв, тоже были напряжены до предела, не в силах сопротивляться этим странным существам.

Мир застыл. Кто-то невидимый будто поставил их всех на паузу, заставляя оставаться на месте, не делать ни единого шага, не вставать и не бросаться прочь. Оливии казалось, что вот-вот должно что-то произойти, но пока что лишь нарастало напряжение, и пространство будто било её током.

А потом это случилось. Одна короткая вспышка света, попытка сойти с места, совершённая кем-то, и застывшая реальность вдруг превратилась в смешение странных движений, слов, криков. Весь мир вокруг взорвался воплями.

Кошмары бросились к своим жертвам, разевая пасти. Оливия, не успев отвести взгляд, увидела, как текут у них слюни – отвратительное, тошнотворное зрелище.

Даркен сорвался с места внезапно. Девушка даже не поняла, что происходит, когда её поволокли по камням подвального пола.

- Подожди! – с трудом глотая слёзы и обиду, выпалила она, но Даркен только склонился, чтобы помочь ей подняться, и сразу же потянул следом за собой.

- Нельзя! – выпалил он. – Если не хочешь умереть, не оборачивайся назад!

Но Оливия не сумела сдержаться – и обернулась.

Карты разбегались в разные стороны. Кто-то мчался вперёд молча, кто-то вопил, словно зная, что кошмары не будут ориентироваться на звук. Даже тузы, поддавшись всеобщему хаосу, убегали прочь.

Девушка почувствовала, как что-то рвануло её назад, и поняла, что это молодой кошмар ухватился за ткань её юбки. Та, пережившая столько падений, поддалась неожиданно легко, и когти почти моментально исполосовали плотную ткань. Кошмар попытался схватиться за неё вновь, но Оливия уже бросилась прочь, осознав – нельзя отставать от Даркена.



Альма Либрем

Отредактировано: 25.07.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться