Королевство для тебя... Часть 2

Глава 1 Неожиданные признания

– Меняю пещеру на корону! – сказал маг Оноре виконту Дэстини и проворно нахлобучил символ венценосной власти на рыжую шевелюру.

Оноре улыбнулся. В этот момент ему показалось, что тяжкая ноша сопричастности проклятым принцам исчезла, будто и не было, заставив плечи расправиться, наполнив тело лёгкостью, опьяняя, будто хмельное вино. Маг утратил над собой контроль и не заметил, что простое выражение эмоций заставило друга изумлённо застыть.

Они, конечно, шутили, подсмеивались друг над другом, или же сам Оноре не раз упражнялся на нём в сарказме и иронии, но всё это было не то. Сейчас его улыбка была беззаботной и искренней. Наполеон и представить не мог, что бука Оноре способен на подобное открытое проявление чувств. Куда проще списать холодность мага на его несчастливое детство, о котором Наполеон хоть и мало, но был наслышан. Это объясняло всё. Мало того, мужчина был уверен, что это всё напускное. Видел нечто подобное ранее в своём друге Джейкобе Эдройте.

Его дружба с Джеком началась непросто, но со временем окрепла, стала настоящим спасением как для одного, так и для другого.

Так и с Оноре. Случайно познакомившись, да ещё не при самых лучших обстоятельствах, виконт Дэстини со временем понял: маг нуждается в защите, а он может её дать. Оттого и поселил у себя в особняке, не задавая лишних вопросов, относился к его эксцентричности терпеливо и ничего не требовал взамен. Оноре такой, какой есть: настороженный, нелюдимый, неулыбчивый. А тут... Оказывается, умеет маг радоваться, причём от всего сердца.

Наполеон едва удержался, чтобы не протянуть руку и не погладить Оноре по щеке. Волна неожиданной нежности была настолько сильной, что от неё пробежала дрожь по телу.

– Эм... согласен. Честный обмен, – пробормотал сбитый с толку собственными эмоциями Наполеон.

Он осторожно пожал протянутую руку Оноре, скрепляя "сделку", и оглянулся на друзей. Теодора и Джек, занятые перепалкой друг с другом, ничего не заметили. Быть может, и ему примерещилось, но бьющееся в груди сердце не желало соглашаться с доводами разума и уверяло в обратном: что-то произошло, и оно выходит за рамки обыденного. Наполеон ещё раз взглянул на мага и предложил всем отправиться в отведённые каждому апартаменты и отдохнуть.

Никто не возражал, а у входа уже ожидал адъютант Первого Советника, отправленный Грегом Дэстини в помощь брату. Им отвели западное крыло дворца, имевшее как отдельный вход, так и свой штат прислуги, и стражу.

 Виконт Дэстини стянул с головы корону и передал слуге, стоявшему с бархатной подушечкой наготове. Его Величество может позволить себе эксцентрично разбрасываться хоть коронами, хоть скипетрами, а ему рано ещё даже в руках держать. Поэтому золотое украшение было благоговейно принято на пуховое ложе и унесено к бдительным очам Хранителя Королевских Регалий.

 Вместе с адъютантом, почётным караулом и в сопровождении любопытствующего шёпота придворных друзья отправились в западное крыло. Там они разделились и отправились каждый к себе, но, перед тем как расстаться, Наполеон предложил вечером всем собраться в просторной гостиной, соединявшейся с садом.

– Там и поужинаем. Заодно обсудим наши дела и планы.

– Как скажешь, – устало пожала плечами Теодора Фойерштайн и спряталась за дверью своей комнаты. Новость о том, что в скором времени им опять нужно будет собираться и что–то обсуждать, не вселила в неё энтузиазм.

К тому же девушка была не в духе. Эти несколько дней показали, что не так просто оставить былое нетронутым, а себя равнодушной к обаянию кареглазого шатена. Впору всё бросить и сбежать, но разве это избавит от Джека? От мыслей о нём, от сожалений о несбывшемся.

 Как только дверь плотно закрылась, Теодора схватила первое, что попалось под руки, и швырнула в стену, затем тяжело прислонилась к деревянной поверхности и закрыла глаза. Что бы она себе ни говорила, причина злости до ужаса банальна: ревность. Девушку задело то, что в тронном зале Джек флиртовал с фрейлинами, стайкой обступившими красавца маркиза, едва Его Величество покинул помещение. А ведь не далее, как позапрошлую ночь, он пытался её поцеловать! И как после этого верить мерзавцу?

Джейкоб Эдройт, не подозревая, какая буря сейчас бушует в сердце Теодоры Фойерштайн, так же поспешил удалиться, сославшись на усталость. На самом деле ему предстояло романтическое свидание с обворожительной дамочкой, которую неугомонный маркиз заприметил ещё в Тронном Зале. Пока Наполеон беседовал с Его Величеством, он успел оббежать глазами помещение и удостовериться, что скучать в Драхенвуте, столице Смарагда, ему будет некогда. Вокруг немало хорошеньких мордашек и ярко блестящих глаз. С одной из обладательниц кукольного личика, голубых глаз и алых губ он уже успел перемолвиться словечком, договорившись встретиться в саду. Поэтому Джек не стал терять время понапрасну, а отправился к себе, чтобы подготовиться к предстоящему свиданию. О Теодоре он старался не думать.

Наполеон и Оноре остались в коридоре одни. Маг бросил быстрый взгляд вслед удаляющейся страже и собрался войти в комнату, но внезапный оклик остановил его:

– Оноре!

– Что-то не так? – голос юноши снова был тих и спокоен.

– Постарайся отдохнуть как следует.

– Не беспокойся, отдых – это то, что меня интересует больше всего.

– И никаких книг?

– Никаких книг, – усмехнувшись, подтвердил Оноре.

– Вот и отлично. Тогда до вечера.

Несмотря на клятвенные обещания, Оноре отдыхать и не думал. Часы, которые он забрал из пещеры, не давали покоя. Ему не терпелось достать их из кармана и внимательно осмотреть. Не было сомнений, что они лежали на видном месте не просто так. Отец знал, что рано или поздно он попытается решить их проблему и разыщет эту пещеру.



Анна Ходотай, Diana Spencer

Отредактировано: 14.11.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться