Королевство для тебя... Часть 2

Глава 9 Что знает Теодора Фойерштайн о любви

Стоя у окна в своём кабинете, кронпринц Максимилиан разглядывал ровные, посыпанные белым песком дорожки, пышную зелень и яркие краски цветущих клумб дворцового сада и размышлял. О том, что произошло в пещере и по возвращении во дворец. О жестоких словах отца, в очередной раз обвинившего его в своеволии и сыновьем непослушании. О матери, которую он так долго оплакивал. О том, что же делать дальше ему, внезапно лишившемуся всего.

Неприятно было осознавать и то, что для собственного отца он был и остаётся пешкой. Фигурой, которую не жалко разменять или бросить в бой. Его Величество уже поставил сына в известность, что тот лишён герцогского титула. Это случилось в два часа пополудни, когда Максимилиан, беспокоясь о здоровье матери, пришёл проведать её. Роберт, конечно, был там же. Не отходил от королевы ни на шаг, в сотый, наверное, раз пересказывая всё, что с ним произошло.

Максимилиан был не столь многословен. Его история вместилась в десятке фраз и обещании как можно скорее познакомить с женой.

 Известие о том, что Наполеон Дэстини вместе с королём решили оставить за фамилией Гросс герцогство Шаттенбухт, прозвучало как гром среди ясного неба. Её Величество, ещё не совсем пришедшая в себя после стольких лет летаргического сна, не поняла, отчего так побледнел Максимилиан. Ему же хватило одного быстрого взгляда на отца, чтобы понять: не беспокойство за будущее сыновей двигало королём. Только собственное благополучие и приятный бонус в виде герцогской короны, так легко отобранной у родного сына.

Кронпринц извинился перед родителями и удалился к себе. Холодная ярость душила его, застила глаза, заставляя в неверном свете оценивать ситуацию.  Несомненно, думал Максимилиан, всё это происки рыжего выскочки. Не успел сесть на трон, а уже принялся раздавать земли Смарагда направо-налево. Отцу – Шаттенбухт. Другу своему – ещё какой-нибудь лакомый кусок. Магу – вознаграждение за хорошую работу, и всё! «Пирог» съеден. Ему же, Максимилиану, только крошки подбирать. Хочешь – с родительского стола, а не хочешь – можно и с королевского. Решили сделать из него посмешище? Шута горохового? Не бывать этому! Он им отомстит. Всем.

Внимание Его Высочества привлекла женская фигура, медленно бредущая по аллее. В статной фигуре кронпринц не сразу узнал Теодору Фойерштайн. Привык видеть её в костюме для верховой езды. Девушка неторопливо прохаживалась по дорожке, время от времени пиная мыском туфли какой-нибудь камешек.

Вот кто ему нужен. Ведь она всего лишь женщина. А женщину всегда можно обольстить или купить. Даже такую. Он ещё не забыл, с каким пылом Теодора Фойерштайн боролась бок о бок со своим рыжим другом, презрев всякую опасность. Отважная, неглупая. Главное найти, чем её увлечь.

Да, всё так и будет. Он поговорит с ней, предложит сотрудничество, а там… Главное иметь в стане врага своего человека. Кронпринц Максимилиан развернулся на каблуках и стремительно вышел из кабинета.

Пока Его Высочество искал объяснение тому, кто же на самом деле виноват в том, что он всё потерял, Теодора Фойерштайн размышляла над тем, что её желание всегда знать правду обернулось новой сумятицей в мыслях и чувствах. Куда спокойнее было бы оставить всё как есть и не задумываться о том, что же на самом деле скрывает от них маг, так странно и неожиданно появившийся в их жизни и неоспоримо прочно занявший место подле её друга, Наполеона Дэстини.

Как ни странно, до сегодняшнего дня никто из них не интересовался прошлым Оноре. Маг рассказал им о себе ровно столько, сколько захотели, и на этом вопрос был закрыт. Большее никто не выпытывал. Даже Теодора, видевшая, что временами Оноре что-то недоговаривает, не стремилась лезть скрытному магу в душу. Это было против её принципов.

Сегодня ими пришлось поступиться. Слишком много несоответствий накопилось. Да и Наполеон с его идеей влюблённости в Оноре, несомненно, побуждал её узнать, что скрывает маг. Взятое у Грега разрешение на посещение королевского архива оказалось как нельзя кстати.

Несколько часов она провела, копаясь в аккуратных, сколотых между собой по годам бланках, где содержалась вся информация о членах Магистрата Магов, немногочисленных школах и учительском составе. Увы, это ничего не дало. Маг Огюст никогда не преподавал в той школе, которую Оноре назвал своим вторым домом. Что дальше делать, Теодора не знала. Получалось, что Оноре солгал, назвав Огюста своим учителем. Подозрения в том, что он не тот, кого за себя выдаёт, стали множиться ещё и потому, что ни в одном выпуске магических школ не значилось также и мага под именем Оноре. Его попросту не существовало.

Архивариус, сухой, словно пропитавшийся книжной пылью, седовласый старичок, заметил её затруднения. Он вежливо поинтересовался, чем может помочь, и в ответ на пространные, неясные даже самой Теодоре объяснения только скрипуче рассмеялся.

– О, так вы не там ищете, милая дама. Всё, что вам нужно, содержится вот здесь.

 Старик покопался на полках и достал тяжёлый и увесистый том, обтянутый шёлковой тканью, с золотой вязью букв на корешке и обложке. Название книги гласило: «Магическое сословие Смарагда».

– Эта книга такая же древняя, как и замок Альтеншлосс, из которого её привезли.

– Но она выглядит новой, – изумилась девушка.

– Хе-хе, это всё чары. Предание гласит, что её начал писать сам маг короля Гросса, предсказав, что придёт время, когда магов останется слишком мало и их непросто будет разыскать. Книга зачарована так, что каждый раз, когда на свет рождается ребёнок с магическими способностями, на её страницах появляется запись. По сути, это генеалогическое древо всех магов, рождённых в Смарагде.



Анна Ходотай, Diana Spencer

Отредактировано: 14.11.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться