Королевство Кинзи

Размер шрифта: - +

Глава 5. Остренько

«…съесть по сырому хабанеро. Каждому».

— Это перец такой, — зачем-то решила объяснить я, хотя Рик не спрашивал.

Он не выглядел ни взволнованным, ни тем более напуганным:

— Это точно задание Дэна! Тот постоянно острое ест и очень этим хвастается. Пф! Вот же повод для гордости. А ты как к остренькому?

Я нервно пожала плечами:

— Да не особо. А есть варианты?

— Только не говори, что у тебя аллергия или еще какая-нибудь ерундень! Мы из-за тебя не проиграем!

Из-за меня мы точно не проиграем. А если уж и проиграем, то из-за хабанеро, а не меня!

— Что ты стоишь дубом? Нам нужно найти круглосуточный супермаркет.

Мы замерли возле прилавка. К счастью, там был достаточный выбор: перцы выглядели один неаппетитнее другого. Я припомнила:

— Если не ошибаюсь, самые съедобные — белые.

— Тут нет белых.

— Не придирайся. В общем, чем белее, тем лучше. И помельче, помельче ищи.

Рик протянул заспанному кассиру пакет с покупками и обратился ко мне:

— Платишь ты. Не зря ж я тебя в напарницы брал.

Я и не спорила — уже вытаскивала кредитку. Интересно, а выигрыш обычно покрывает затраты? Хотя дело, конечно, не в выигрыше…

Мы разместились на парковой скамье подальше от случайных прохожих. Рик вскрыл пакет молока — он еще в маркете сказал, что острое запивать водой нельзя, а молоко хотя бы отчасти помогает. Решено было, что пока один ест — второй снимает, потом меняемся.

— Давай ты первый! — я так и не определилась, какой вариант лучше. — Нет! Я первая. Если насмотрюсь на твой вид, то потом себя не заставлю… Нет! Лучше ты первый — если не сможешь съесть, то и мне не придется.

— Держи сотовый ровно, истеричка.

И Рик, без предисловий, просто откусил от перчика сразу половину.

— М-м, а ничего так. Намного лучше, чем я ожидал! Теперь постоянно буду…

Но храбрился он недолго. Уже через пару секунд открыл рот, будто пытался низвергнуть пламя, а лицо его на глазах становилось пунцовым.

— Ты хотя бы не пережевывай! — хохотала я, снимая Рика в роли дракона на камеру сотового. — Может, молочка? Только не вздумай выплевывать — я из-за тебя проигрывать не собираюсь!

Его красноречие испарилось, я даже саркастичной усмешки в ответ не получила. Рик закинул в рот остатки и тут же схватил пакет с молоком. Я и это снимала — смешно ведь, как он глотает, захлебываясь, глаза выпучены, белая струйка стекает на черную футболку.

— Эй! Все не выпивай! — решила защитить я и собственные права. — Погоди, погоди… Ты плачешь?! Джек, глянь только, наш малыш рыдает! Такой весь из себя крутой перец, а как до реального перца дело дошло…

Рик оторвался от пакета и как-то напряженно подмигнул, хоть лицо его до сих пор было неестественно красным. Будто пытался вернуть на место недавно утраченный сарказм, но с явным волевым усилием. Зато и слова выдавить мог — лучше бы продолжал дышать огнем:

— Кто-то отстрелялся. Давай сюда телефон, юмористка, твоя очередь поплакать на камеру.

Мне тут же перестало быть смешно, да и предыдущее было лишь простейшей попыткой расхрабриться. Я села на лавку, взяла перец, плеснула на него молоком, посмотрела прямо в камеру и сказала торжественно:

— За тебя, Джек! И только попробуй рассказать отцу о моем участии — я тут же расскажу ему, что ты заставлял меня делать! Вот там и проверим, кто ему роднее.

И откусила — вначале даже сладко, но буквально через несколько секунд рот обожгло. Слезы побежали так, будто плотину прорвали. А из ушей — я на сто процентов в этом уверена — валил дым. Но я откусила еще.

— Не трогай глаза! — от этого крика моя рука заморозилась в миллиметре от щеки. Он прав. — И хотя бы не пережевывай! — на этот раз была очередь Рика веселиться.

Ага, не пережевывай. Тогда придется глотать. А это уж совсем невыполнимым подвигом выглядит. Я закинула в рот остатки, потом, запивая молоком, все же проглотила. Захотелось показать на камеру язык, но тот вообще не слушался. Я просто разинула рот и толкала воздух туда-обратно, чтобы проветрить легкие. Когда стало хоть чуть полегче, завалилась боком на скамью и клятвенно себе пообещала больше не быть безбашенной Кинзи.

Через полторы вечности приоткрыла один глаз:

— Джек следующее задание еще не прислал? Оно должно быть последним?

— Еще нет, — тот уже выглядел вполне себе нормально — в сравнении со мной, конечно. — Подожди. Дай старику хоть десять минут, чтоб отсмеяться.

Жжение проходило, и оттого соображалось проще. Я даже решила, что быть безбашенной Кинзи намного веселее, чем любой другой Кинзи. Рик сел рядом. Джек, скорее всего, просто смилостивился и позволил нам передохнуть после такого. Хотя лицо у меня гореть еще месяц будет. Я встрепенулась, когда телефон Рика пиликнул, но тот, взглянув на экран, покачал головой: «Нет, это не Джек». Кто так жаждет его общения посреди ночи? Не тот ли самый человек, с которым Рик уже общался в ресторане?

— Рик, а где живет твоя семья? Кто родители?

Он зевнул, но потом все-таки ответил:

— Я вырос в трейлере. Родился где-то между Техасом и Аляской. Мы с родней путешествовали почти всю мою жизнь. Это не слишком хорошо для учебы и карьеры, зато нескучно. У меня два брата и три сестры…

— Ха! — я не сдержалась. — Ты только что выдал историю Ричарда! Дословно, как рассказывает он! Думал, я не в курсе?!

— А. Значит, ты в курсе.

— И это лишний раз подтверждает, что ты врешь и во всем остальном! Зачем ты забирался в наш дом?



Оксана Алексеева

Отредактировано: 22.07.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: