Королевство роз

Размер шрифта: - +

Глава 13.

Мимо медленно проплывало зелёное море деревьев, соблазняя своей прохладой, но, увы, нам с ним оказалось не по пути. За последние два часа с правой стороны дороги лес заметно поредел, и сейчас мы шли скорее не по нему, а вдоль него. Конь, на котором я передвигалась, отстал от остальных, что в прочем никому не мешало. Разве только Стефан бросал недовольные взгляды, наверняка считая меня самым слабым звеном в отряде, неспособным дать отпор в случае нападения. Право идти одной мне пришлось едва ли не выбивать. Даже нехорошие мысли появились: не закатить ли истерику? Благо, ему хватил ума не лезть на рожон. Итак довёл.

Не передать словами, что я почувствовала, узнав, при каких обстоятельствах агиски могут обходиться без хозяев.

– Вы хотите сказать, Феликс в данный момент без сознания, а очнись Его Высочество, им теперь даже поехать не на чем будет? – Внутри разразилась целая борьба желаний. Желания объявить войну в принципе безвинному королевству и желания спрятаться под одеялом от всех нехороших новостей.

– Каспер вернулся к тому, к кому привязан, – не преминул защитить жеребца Стефан, и лучше бы промолчал. – Он не волен над собственной природой.

– Что ж Каспер тогда не сделал этого раньше?

– Принц был в состоянии поддерживать временную привязку… – военачальник осёкся, наткнувшись на моё кровожадное выражение лица.

– Верно, а нынче Феликс вместе с невестой цверг знает где да ещё в отключке! Зачем нужен демон, если им лишь врагов запугивать? От барбоса деревенского больше  пользы будет. Тот хотя бы след возьмёт.

Я не распылялась зря. Магическая особенность агиски – видят через призму, делающую из бренного мира поле для отслеживания злых сущностей, но картинка из чёрно-белого негатива так себе помощник в поисках необходимого места.

– Потому мы не станем менять маршрут, – мрачно обрадовал Стефан.

Что?!

И вот, спустя несколько часов мы плетёмся по тракту. Солнце любезно светит в глаза, настроение болтается на отметке «отвратительнее отвратительного», в сумке спеет новое зелье, и лишь сей факт не даёт утонуть в пучине отчаяния.

От нечего делать начала разглядывать Ионеску.

Навскидку бы дала мужчине лет тридцать пять, хотя вполне возможно оттенок старости добавлял вечно нахмуренный лоб. Подумать страшно, полнедели назад мы вместе обезвреживали Дыву. Волосы Стефана отливали едва заметной сединой, что отличало его от пепельных земляков. Глаза как и у всех нердирцев синие, губы тонкие, бескровные, будто у утопленника. Ужаснуться бы от нелестных сравнений, а я представила, как сборище седых дам подчёркивают того же цвета помадами уста, оставляя синеватые трупные пятна на кавалерах, и грусть-тоска почти испарилась.

Кажущаяся худоба не обманула меня. Я-то помнила перекатывающиеся в движении мышцы и подтянутые, спортивные фигуры. Правда, в детстве северяне воображались могучими, состоящими из одних мускул варварами, и реальность немного разочаровала мои ожидания. Хорошо, не ляпнула при встрече: «Что это вы замористые такие?».

Словно что-то почувствовав, Ионеску стремительно повернул голову.

Какие интересные облака над нами проплывают… Вон то на бант похоже, а рядом дубина цвергова. Ею один раз вдаришь – век глаза в кучку не соберёшь.

 От чрезмерного любования небесами аж слёзы подступили. Все равно продолжу смотреть. Ну, минут пять так точно, пока он не отвернётся.

– Ваша светлость, позволите задать вопрос?

Воин, приблизившийся ко мне слева, выглядел ненамного младше Стефана. Я совру, если скажу, что совершенно не различаю его подопечных. У этого, например, явно наследили в родословной девелопцы. Очень уж характерный цвет глаз – цвета темного шоколада. И пухлые, всему женскому роду на зависть, губы достались от красноземских родственников. Наверняка за ним девушки табуном на родине бегают. Не скрою, у самой сердце подскочило от невероятного сочетания северной и южной красоты.

– Да, конечно. – Решив – лучше утолять чужое любопытство, чем окончательно погрязнуть в собственных расстроенных чувствах, я кивнула.

– Правду ли говорят, Красные земли названы так не в честь цветов, а потому что они обагрены кровью, пролитой во время бесконечных войн?

Внимательный и слегка ироничный взор, казалось, проникал прямо в душу, переворачивая всё наизнанку.

– Я думала, в Нердире достаточно хорошее образование, чтобы не сеять в умах детtq столь глупые суеверия. – Собеседник не сподобился даже как-то проявить реакцию, оттого пришлось продолжать. – Мы чтим подвиги наших предков, сажая розы в память о них. Розы – это не просто цветы. Это символ свободы и бесстрашия девелопцев. Жаль, вы не откликнулись на призыв о помощи, забыв о том, что связывает нас не только континент.

Я отъехала от мужчины, понимая, – настроение утрачено безвозвратно.

***

Оставалось около часа до постоялого двора, но солнце, не желающее хоть чуточку сбавить жару, палило, грозя содрать с незадачливых путников кожу. Однако больше меня заставляло волноваться зелье, которое в подобных условиях легко могло испортиться. Стефан был вынужден объявить привал. Люди разбрелись: кто с главнокомандующим – на разведку местности, кто – обеспечивать перекус.

– Люк, Эрик, вещи разобрали? – Парни вытянулись в струнку, дожидаясь указаний. – Тогда за мной. Фелис, если Ионеску запаникует, скажи: «Её Светлость ушла в кусты и взяла с собой охрану».

Фелис, отлично выучивший заскоки, улыбнулся.

Отыскать нужную поляну не составило труда, а вот подготовка к работе заняла около пяти минут. Помощники, бросив жребий, распределили обязанности, и пока Люк разрабатывал руку, Эрик успокаивал нервы медитируя.



Veneriya

Отредактировано: 07.04.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться