Короли долины Гофер

Размер шрифта: - +

ГЛАВА 9

    Как это ни смешно, но Лерой солгал. Нет, женщина у него тут, в Фивах, и впрямь была. А если совсем честно, то и не одна. И он вполне мог бы провести время так, как намекнул Лоре. Но сейчас он банально захотел остаться в одиночестве, чтобы осмыслить то, что происходит в его жизни. Поэтому он, оставив Лору бродить по рынку, просто зашёл в трактир неподалёку, сел за отдалённый стол в углу, заказал кувшин вина, и стал думать.
    Он решил помочь Лоре получить премию Пороха. Это правильно? Казалось бы - да. И прорыв в науке, который отразится на жизни всех людей, и получение столь крупной денежной суммы - это замечательно. Но объявить все оставшиеся незанятые территории на континенте своими со стороны Лоры - это слишком, на его взгляд, поспешный шаг, который пока не сделан. И самое время, если понадобится, действовать так, чтобы он не был сделан вообще.
    Что, если Лоре удастся осуществить свой замысел? Он сам окажется жителем чужого королевства. До сих пор он, как и все охотники рода Обен, охотились в пустоши Бисти и, по существу, считали её своей территорией, а традицией это положение закреплялось и в обеих странах. Теперь же, формально, эта пустошь переходила в чужие руки. Даже его собственный дом на берегу океана отчасти перейдёт в чужие руки, поскольку будет стоять на чужой земле. А если завтра Лоре взбредёт в голову, что семья Обен ей не нужна вообще в её королевстве? Да пусть даже не самой Лоре, а кому-то из её наследников в будущем?
    Пока всё это было похоже на игру, они с Лорой, строя и обсуждая планы, говорили "нам", "нас", "наше". Но вот сегодня она красной линией очертила границы своего королевства и поставила подпись на карте. Свою. И только свою. Нет, вся эта затея приобретает опасное направление для него и для его семьи. И продолжать помогать Лоре действовать в этом направлении он просто не имеет права. Не говоря уже о внутреннем психологическом протесте, которое у него это вызывает. Нужно обязательно поговорить об этом и с самой Лорой, и с отцом. Да возможно, и с братом тоже.
    Придя к этой мысли, Лерой рассчитался за купленное вино, и отправился к стоянке мириаподов возле рынка. Через некоторое время подошла и Лора, которая словно бы удивилась тому, что Лерой уже ожидал её. По дороге Лерой откровенно рассказал Лоре обо всём, что его беспокоит в происходящем, и настал её черёд глубоко задуматься. Лерой не нарушал её мысленное уединение, и почти весь обратный путь до дома они молчали. Молчали они и дома, когда, вручив домовому его желанное лакомство и поужинав, разошлись по своим комнатам.
    На следующий день увидев, что Лора по-прежнему пребывает в задумчивости, Лерой сказал:
    - Если ничего не можешь придумать, не переживай, у нас ещё есть мой отец, который, кстати, звал тебя в гости. Он более опытный и мудрый, чем я, и тем более ты, которая мало что знает о нашем мире. Кроме того, он является патриархом рода Обен, и за ним может быть последнее слово в том, как нам нужно действовать.
    Лерой сознательно снова употребил слова "нас" и "нам". Его тяготило состояние будто бы отчуждения, которое возникло между ним и Лорой, и он захотел его разрушить. Она же чутко уловила этот посыл, содержащийся в словах, а главное, в тоне Лероя, и заметно повеселела.
    - Сколько ни думаю - ничего в голову не приходит, кроме заключения с вашим родом партнёрского или союзнического договора, - пожаловалась Лора.
    - Вот и хорошо. Давай на этом и остановимся пока что. Послезавтра мне снова предстоит охота в пустоши. Ты со мной?
    - Конечно!
    - А если опять появится снюсь? Не боишься снова пережить кошмар? - лукаво прищурился Лерой.
    - А мы не станем его убивать. Я опять оглушу его, мы затолкаем его в железную бочку, и прикатим её сюда.
    - В бочку?
    - В бочку! С глухой крышкой.
    Лерой рассмеялся.
    - Вот магистр Палме будет счастлив от такого подарочка! Снюсь в бочке! Оглушённый кухонным пестиком!
    - Смейся, смейся. Но бочку лучше доставить в пустошь заранее.
    - А знаешь что? - продолжал посмеиваться Лерой, - Я так и сделаю.
    - Тогда у меня к тебе будет одна просьба, раз уж ты пойдёшь в пустошь. Принеси оттуда камнеедку, пожалуйста. У меня появились кое-какие мысли по её использованию, и я хочу провести эксперименты.
    - Говоришь как заправский маг.
    Лора демонстративно задрала нос и хихикнула.
    Лерой выбрал в сарае пустую металлическую бочку с крышкой, которая могла быть плотно прижата широким резиновым кольцом, обвязал бочку верёвкой и взвалил её на спину детёнышу мириапода, надел на того упряжь, прицепил плетёный короб и повёл в поводу к пустоши. Было непривычно идти в пустошь днём, с мириаподом, которые обычно боялись иномирных тварей, без оружия и не для охоты.
    Камнеедку пришлось цеплять псевдосетью, всё-таки Лерой не стал рисковать и брать её руками - вдруг той придёт в голову защищаться и она откусит от его руки ровненький кусочек? Впрочем, камнеедка не стала кусать опутавшую и поднявшую её в воздух сеть, а защититься попыталась тем, что свернулась в клубок.
    После обеда Лора схватила короб с камнеедкой и понесла его к завалу из камней на берегу океана неподалёку. Там она достала из кармана небольшой кусочек янтаря и принялась чертить на большом камне какие-то линии.
    Лерой взял арбалет и, расстелив на столике в гостиной мягкую ткань, стал проверять своё оружие. Он осмотрел лаковые ламели - не появились  ли на них микротрещины. Проверил натяжение винтов, тщательно растёр пальцами, смазанными специальным воском, тросы и оплётку тетивы, а чёрной графитовой смазкой прокапал подшипники качения и спусковой механизм. Проверкой и профилактикой арбалета Лерой занимался до самого вечера, после чего отнёс его в свою комнату и вновь повесил на стену.
    Вернувшаяся Лора разочарованно констатировала, что с заходом солнца камнеедка прекратила какую бы то ни было активность.
    - Может, ты просто перекормила её? - усмехнулся Лерой.
    - Тогда ей нужна сменщица. Давай завтра ещё одну захватим с пустоши?
    - Посмотрим. А что ты хочешь с их помощью сделать?
    - Ну, я пока просто делаю гладкие плиты и прямые столбики, - смутилась Лора - Знаешь, мне очень нравится твой дом. Только для классического океанского бунгало ему не хватает одной детали.
    - Это какой же?
    - Нужна большая терраса или веранда, глядящая на океан. Ты не будешь возражать, если я её пристрою к дому? Вот, смотри...
    Лора взяла лист бумаги и схематично карандашом начертила на нём фасад океанского домика Обен. А после этого пририсовала к нему террасу, закрытую почти плоской крышей, опирающейся на пару вертикальных столбиков. Потом, видимо, увлёкшись, нарисовала там пару кресел, столик и какое-то деревце в большой полукруглой вазе.
    - Мне нравится, - сказал Лерой, рассматривая рисунок, - Сделай, если получится.
    Весь следующий день Лора с энтузиазмом гоняла бедную ожившую на солнце камнеедку по исчерченным янтарём камням, превращая их в гладкие с одной стороны плиты и кучу отходов - песка и мелкого гравия.
    Лерой разровнял площадку перед домом и переносил туда  с помощью детёныша мириапода сравнительно небольшие каменные плиты. Потом они с Лорой сложили эти плиты рядом так, чтобы между ними не было щелей, притащили из гостиной столик, кресла, и уселись на них отдыхать. Ужин ворчащий Фаня по их просьбе накрыл им прямо там. Лерой поймал себя на том, что мысленно стал называть домового по имени.
    - Знаешь, - задумчиво сказала Лора, - вид отсюда на океан несколько портят каменные сараи и душевая кабина.
    - Сараи сносить не буду, - предупредил Лерой, предвидя, к чему ведёт Лору её энтузиазм.
    - И не надо. Я закрою их стены вьющимся растением. А вот душевую с этой огромной бочкой наверху придётся переместить. Например, сюда, - Лора показала на место слева, между домом и сараями.
    - Не подходит, - запротестовал Лерой, - Я привык видеть океан, когда моюсь после охоты. Для меня это как ритуал.
    - Тогда туда, - махнула Лора рукой вправо.
    - Ладно, посмотрим. Не сегодня и не в ближайшие дни, - ответил Лерой. Накануне охоты его всегда постепенно покидало состояние расслабленности и отвлечённости.
    На следующий день, бродя по пустоши, Лерой взял с Лоры слово, что если сегодня из портала вновь вывалится снюсь или другая опасная тварь, она будет убегать. Лора ходила за охотником, нервно сжимая в руке пестик, который она называла "булава". Но ни применять пестик, ни убегать им сегодня не пришлось.
    Из появившегося портала вывалилось покрытое бурой щетинкой существо в форме неровного эллипса и около одного метра в диаметре, усеянное кое-где белёсыми отростками. Это существо, которое буквально вкатилось в дверь портала, как только остановилось, тут же стало зарываться в песок, используя свои отростки. Лерой опустил арбалет, едва увидел сегодняшнюю добычу, а псевдосеть не дала ей скрыться в песке.
    - Кто это? - поражённо спросила Лора, глядя в круглые будто бы удивлённые глазки, похожие на рыбьи.
    - Это клубень. Безопасное полуживотное-полурастение. Он всегда зарывается в землю примерно на половину туловища, а если рядом с ним поливать почву, то он никуда не сдвинется, и амулет подчинения для этого не требуется. Их охотно покупают у меня богачи, сажают возле входов в свои дома, забавляя детей и гостей. В Дестре у меня уже три заказа на них. Жаль только, что они появляются редко.
    - Давай пока "посадим" этот клубень возле твоего дома, а если захотим продать, пусть покупатель едет за ним сам, чтобы налог от сделки поступил нам, - практично предложила Лора.
    - Ну давай, - усмехнулся Лерой, - Всё равно я обещал отцу приехать к нему после этой охоты.
    Они заманили в короб ещё одну камнеедку, используя заштрихованные янтарём небольшие камни - псевдосеть была занята клубнем.  
    Так бунгало Обен обзавелось ещё одним украшением - торчащим из обильно политого песка клубнем. Домовой долго и возмущённо что-то ворчал по этому поводу, а Лора хихикала над его словами.
    На следующий день Лерой повёз гостью в Ромул. На этот раз ему не пришлось заезжать по дороге к магам, потому что предложить им было нечего. Лора только напомнила охотнику, что им нужно приобрести строительный материал для возведения навеса над террасой, но Лерой решил отложить это на время возвращения в обратный путь.
    Дома Лерой познакомил Лору с членами своей семьи, при этом предупредив их, что на расспросы о том, откуда она родом, ответа пока не будет. Густав Обен обращался к Лоре весьма радушно, что только добавило заинтригованности в переглядывания Веры и Мэри. Вера обратила внимание на амулет магии земли, который вновь надела Лора, но та пояснила, что маг она совершенно необученный, и поступать в университет в обозримом будущем не намеревается.
    - У меня остался университетский учебник по началам магии земли, мы это проходили на втором курсе, как часть магии стихий. Мне он больше не нужен, могу вам отдать, - сказала Вера, - Только не всё вы сможете там понять, ведь основы магии надо изучать с первого курса.
    - О, спасибо вам, а то Лерой привёз мне лишь детскую художественную книжку по этой теме... за которую я ему очень благодарна, - быстро добавила Лора, увидев, что Вера начала смеяться, а Лерой покраснел.
    - Я читала эту книжку, там про Хэрри Техаса, - авторитетно заявила Селеста, - знаете, как интересно!
    - Скоро узнаю, - серьёзно кивнула в ответ Лора, чем купила Селесту с потрохами.
    После обеда Густав Обен пригласил Лору и Лероя к себе в кабинет. Лерой сразу рассказал отцу про то, что происходило у дестрийского мага Джованни Бигелоу, а также без утайки высказал свои тревоги. Патриарх надолго задумался, а потом сказал:
    - Едем сейчас к магистру Туллиану.
    - Но он берёт бешеные деньги за свои услуги, - осторожно возразил Лерой.
    - Наши вопросы стоят гораздо дороже! - рявкнул Обен-старший.
    По дороге, сидя рядом с Лорой на мириаподе, охотник рассказал ей, что господин Туллиан - магистр вероятностей. На основании расчётов и магии он может предсказать, каковы вероятности будущего в отношении того, о чём у него спрашивают.
    - Что-то вроде пророка или провидца? - спросила Лора.
    - Вовсе нет. Если тем, чем занимаются прочие маги, может, при желании и по мере способностей, заниматься любой человек - к примеру, алхимией или изготовлением артефактов - то магия вероятностей находится под строгим надзором и подлежит обязательному лицензированию. В нашем мире запрещены пророчества, гадания и любые предсказания будущего за материальное вознаграждение, кроме тех, которые исходят от дипломированных магов вероятностей. А этот дар встречается очень и очень редко.
    - Но почему возникли такие запреты?
    - Это будоражит людей и порождает мошенничество и шарлатанство, - ответил, обернувшись, Густав Обен, который прислушивался к разговору.
    Башня магистра Туллиана возвышалась рядом с королевским дворцом, лишь немногим уступая ему в высоте. Фабио Туллиан был явным сибаритом. Всё убранство башни буквально кричало о богатстве её хозяина, начиная от позолоты ручек на инкрустированной входной двери, и кончая сверкающим драгоценностями ошейником маленькой хохлатой собачки на руках магистра.
    Густав Обен сразу приступил к делу, пояснив, что им срочно требуется предсказание вероятностей по одному вопросу.
    - Если вопрос один, то десять тысяч крон, пожалуйста. Предоплатой, - жеманно уточнил магистр, - а то знаете, иногда люди бывают недовольны услышанным предсказанием, и отказываются платить оговоренную сумму.
    Обен-старший без возражений достал денежник, перевёл магистру всю сумму и уточнил, что обсуждаемая тема должна являться тайной для всех, кроме присутствующих. Магистр заверил, что он не собирается рисковать своей лицензией, которую отберут, если он когда-нибудь разгласит тайну вопросов своих клиентов. После того, как выслушал вопрос, магистр подошёл к большой подставке-кульману и стал что-то чертить на натянутом там плотном листе бумаги, шепча заклинания. Гости сидели тихо и почти не двигаясь. Лора с особенным интересом следила за действиями магистра.     Лишь по прошествии не менее полутора часов магистр снял свой чертёж и устало рухнул с ним в кресло.
    - Вероятностей три, - объявил Туллиан результат своих лицензированных научно-магических изысканий, - Первая: Вся незанятая сейчас территория между Синистрой и Дестрой через восемь дней станет королевством долины Гофер, возглавляемой королевой Ларен. Её правление продлится недолго, около полугода, потом она будет убита. Кем, как и прочее - не спрашивайте, это не входит в оплаченный вами вопрос и я это не рассчитывал. Вторая вероятность: В случае отказа Ларен от основания своего королевства, вся указанная территория через три месяца от нынешней даты будет объявлена королевством Бигелоу во главе с королём Джованни Первым. Он сможет сохранить свою власть и передаст её по наследству. Земли королевства ещё долго будут оставаться неосвоенными и пустынными. И третья вероятность: Территория станет королевством долины Гофер во главе с королём Лероем Обеном и королевой Ларен Обен. Прогноз самый благоприятный, королевство будет процветать, а власть переходить в дальнейших поколениях Обен. Это всё.



Ермакова Светлана

Отредактировано: 15.05.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться