Короли долины Гофер

Размер шрифта: - +

ГЛАВА 18

    Лерой проснулся рано утром от нетерпеливого, если не сказать бешеного, стука в дверь его спальни. С трудом продрав глаза, он встал, накинул на бёдра покрывало и, шатаясь, побрёл к двери, которая, вообще-то, ни на какой запор не закрывалась, а была лишь прикрыта. За дверью он увидел Лору, со взъерошенными волосами, в рубашке, застёгнутой так, что один конец спереди свисал на два деления. Юбки или штанов на ней и вовсе не было надето, только свободные шортики торчали, которые были нижним бельём.
    - Катастрофа - просипела она.
    - М? - только и мог выдавить из себя Лерой.
    - Мы забыли про короны! - в глазах Лоры была собрана вся мировая скорбь.
    - Какие короны? - не понял Лерой.
    - Да проснись ты! - обрела голос Лора.
    - Кхм-кхм, - прокашлялся и проморгался Лерой, - Так о чём ты, какие короны забыла?
    - Наши!
    Лерой несколько долгих секунд смотрел на Лору, а потом начал хохотать. Он хохотал и хохотал. Вот вроде бы успокоится, а потом посмотрит на Лору, оценит её вид, и опять начинает. Отсмеётся, посмотрит, мысленно поставит на её взлохмаченную голову корону - и опять. Остановиться он смог лишь тогда, когда прочитал в её взгляде, что сейчас в него могут бросить чем-нибудь тяжёлым.
    - Лора, помилуй, вовсю идёт второе тысячелетие от Прихода, никакие короны короли давно не носят и даже не имеют.
    - А почему же тогда называется "коронация"? - спросила Лора, быстро обретая успокоенность во взоре.
    - Да просто название осталось. Вообще-то по-научному это называется "интронизация", то есть церемония, после которой монарх вступает в свои в права. И всё.
    - Тьфу! Не мог раньше рассказать? Я тут чуть умом не тронулась!
    Лерой поднял одну бровь и красноречиво окинул Лору взглядом с головы до ног и обратно. Лора тоже посмотрела на себя, пискнула, резко развернулась и помчалась через гостиную к лестнице на чердак. Фаня выглянул из кухни и проворчал ей вслед какую-то фразу, в которой, как догадывался Лерой, содержались отнюдь не комплименты несравненной красоте будущей королевы. Посмеиваясь, Лерой пошёл обратно в спальню. Но сна уже не было. Пора было приниматься за обычные хлопоты по хозяйству - коронация там, не коронация, а мириаподам и прочим "питомцам" не объяснишь, почему им пожрать вовремя не дали.
    Он поливал клубня, когда насупленная Лора, причёсанная и одетая в штаны с правильно застёгнутой рубашкой, вышла из дома. Вскоре зашевелились и стали выходить из своего шатра родственники.
    - Их Величества прибудут не раньше полудня, - сказал Густав Обен.
    - А король Дестры? - спросила Лора, - Им ведь ещё дольше добираться из Пловдива.
    - Он выехал ещё вчера, и провёл ночь в своей резиденции в Фивах. Насколько я знаю, монаршие службы всё подготовят и рассчитают так, чтобы ни один из королей не ждал тут другого долго, и они прибудут почти одновременно.
    До полудня Лора ещё успела наметить янтарём первоначальный фронт работ для камнеедок на очищенной Верой скале, а потом Обены с интересом смотрели, как выпущенные из короба проголодавшиеся животные аккуратно снимают с неё слои.
    Потом женщины во главе с Лорой ушли в бунгало на чердак наводить марафет, а мужчины очистили террасу, убрав освободившиеся после завтрака столы. После этого они тоже по очереди приняли душ, побрились и надели парадные одежды.


    - Я думаю, отец, кому-то из нас с тобой нужно поселиться здесь, - сказал Хьюго, поправляя дублет на Лерое, - в Ромуле и одного Обена хватит, чтобы заниматься делами рода, а тут скоро дел будет невпроворот, и королю понадобится помощь. Я бы сам хотел, но Селесте надо учиться, да и Мэри с ребёнком, который скоро появится, нужны условия...
    - А что же ты не упомянул про две аптеки, которые принесла твоя жена в качестве приданого? - спросил Лерой.
    - Там всё давно налажено, - махнул рукой Хьюго, - так что и без меня бы справились.
    - Да я и сам уже думал об этом, - признался Густав Обен, - как прикинул, что мне придётся постоянно сюда приезжать. Но пока здесь негде жить, да и денег нет на строительство. Вот получит Лора свою премию, пригоним сюда рабочих да мириаподов со стройматериалами, так и посмотрим, кому тут из нас поселиться. Аптека и тут понадобится, да и школа,  думаю, рано или поздно откроется.
    - Едут! - звонко закричала Селеста, сбегая с лестницы - Я смотрела в окошко на сусликов, а они все раз - и повернулись к нам спиной, а потом и куча мириаподов вдалеке показалась.
    - Прямо таки куча? - переспросил господин Густав.
    - Дедушка, не придирайся. Ну ладно, не куча, а несколько.
    - Ну значит, пойдём встречать.
    Они вышли за домик к подготовленной площадке - "стоянке" для мириаподов. Вскоре подъехали несколько гвардейцев, а потом и король Синистры с королевой. Мужчины во главе с Лероем, который пока не стал надевать мантию, встретили их поклонами. На другом мириаподе прибыли журналисты и маги иллюзий, которые столпились неподалёку. Высоких гостей пригласили на террасу, куда вскоре вышли и нарядные женщины. Лерой отметил, что Лора выглядит просто ослепительно в сияющем платье, оттеняющем её рыжие волосы, заколотые в причёску с выпущенными локонами. Осматривающимся гостям предложили напитки, и тут звонкий голосок Селесты оповестил:
    - Ещё едут! Куч.. несколько мириаподов!
    Лерой и Лора остались на террасе с монархами Синистры, а остальные ушли встречать второго короля. Лерой раньше не видел короля Дестры вживую, знал только, что он старше по возрасту короля Синистры и недавно овдовел. Король Дестры прибыл со своей постоянной фавориткой - дамой ненамного моложе его самого, и тоже в сопровождении гвардейцев и журналистов.
    Церемонию решено было провести сразу, едва гости чуть отдохнули с дороги. Все прошли к беседке, сверкающей на полуденном солнце столбиками, украшенными янтарём и благоухающей цветами на каркасной крыше. Там на круглом каменном столике лежали рядом две книги - свод международных законов о разграничении границ и о вечном мире, и вторая книга о чудесах света Первомира. Лерой в бордовой отороченной мехом мантии, поверх которой красиво лежала на плечах крупная цепь с медальоном, положил руку на обе книги и произнёс:  
    - Я, Лерой Обен, нарекаю себя королём этих свободных земель по праву их единственного, до недавнего времени, жителя. Отныне все свободные срединные земли континента являются Королевством долины Гофер. Я клянусь сохранять в неприкосновенности территориальную целостность Королевства, соблюдать и следить за соблюдением законов о правах граждан всех государств, находящихся на его территории, править страной во имя интересов, счастья и славы нашего народа.
    Стоящая рядом Лора повторила жест Лероя, положив руку на две книги.
    - Я, Ларен, нарекаю себя королевой этих земель по праву единственного из ныне живущих людей, появившихся здесь в этом мире. Клянусь нести в Королевство долины Гофер свет и красоту тех знаний, которыми наделил меня мой родной мир.
    Стоящий неподалёку Хьюго Обен положил на столик перед ними маленький поднос, на котором лежали два перстня из белого золота, каждый с прозрачным камнем светло-голубого цвета . Для Лоры это явно было сюрпризом.
    Лерой взял перстень меньшего размера, надел его на указательный палец правой руки Лоры, и сказал:
    - Ларен, ты пришла в этот мир лишь в коротком сарафане, белых сандалиях, и с бесценной книгой в руках, рассказывающей о вековых чудесах своей родины. В твоих голубых глазах отражаются небо и океан этого мира, а твои волосы словно светящийся на солнце янтарь, который ты так любишь. Ты принесла радость и новую жизнь в долину Гофер. Прошу тебя, королева, будь моей женой и правь этими землями вместе со мной.
    Лора взяла второй перстень, надела его на указательный палец Лероя, посмотрела на него несколько секунд, и взволнованно заговорила:
    -  Лерой Обен, ты - первый человек, кто встретил меня в этом, поначалу чужом для меня мире. Ты помог мне сделаться в этом мире своей, а этот мир - сделать моим. Ты храбр, силён, умён и твёрд характером. Ты красив настоящей мужской красотой. Отдаю себя тебе в жёны, король, прошу и дальше быть для меня надёжным плечом и опорой.
    Лерой склонился над Лорой, и она тоже потянулась к нему. Под общие аплодисменты и слёзы растроганых женщин и родственников молодые монархи поцеловались.
    Потом короли Дестры и Синистры поклонились Лерою, поцеловали по очереди руку Лоре, а королева Синистры и фаворитка короля Дестры сделали реверанс. Так полагалось по этикету, как гости они считались по положению ниже принимающих монархов.  Следом за ними первым королям долины Гофер поклонились и все остальные присутствующие.
    На столе неподалёку уже стояли привезённые господином Густавом бутылки с вином и фужеры для них. Вера и Хьюго разлили вино и раздали его гостям.
    - Могла бы и не говорить про мою красоту, - ухмыльнулся Лерой, глядя на свою новоиспечённую жену, - достаточно было выразить согласие.
    - Кто бы меня ещё этому научил заранее, - обиженно сказала Лора, - меня вообще не предупреждали ни про кольца, ни про речи на обручении.
    - Да потому что нет никаких речей в обычае. Просто мужчина просит женщину выйти за неё замуж, а она соглашается.
    - Зачем же ты расписывал про мои глаза, волосы и прочее? - прищурилась Лора.
    - А мне так захотелось, - пожал плечами Лерой, - а то слишком короткая церемония получалась, хоть и двойная. Ну и потом, не расхваливать же мне тебя за твой ум, силу и ... что там ещё было... твёрдость?
    Лора одарила мужа не самым добрым взглядом, а Лерой повернулся к остальным.
    - Изменения в нашей долине начались недавно и настоящие экскурсии проводить пока рано, - объявил он с улыбкой, - но, чтобы не отпускать высоких гостей совсем без диковинных впечатлений, предлагаю всем пойти посмотреть наши аквариумы, в которых есть и пойманная нами невиданная ранее иномирная тварь.
    - Не видела ничего прекраснее этого создания, - поражённо сказала подруга короля Дестры.
    Остальные тоже молчали, не в силах оторвать взгляд от сверкающей вуалевой неонки.  
    - Осмелюсь предположить, что и ужаснее этого создания вы тоже ничего не видели, - ответил Лерой, - предупреждаю всех: то, что сейчас произойдёт, может вас напугать. Но важно помнить, что вне пространства аквариума вы в полной безопасности.
    После этих слов Лерой, уже снявший мантию, залез по лестнице, располагающейся у стенки между аквариумами, поймал рыбину и кинул её к неонке. Гости издали дружный вскрик, потом разом заговорили, обсуждая увиденное. Маги иллюзий, как один, принялись сетовать, что от испуга они не запечатлели этот страшный момент и стали просить повторить.
    - Вот и хорошо, что не запечатлели, - сказала Лора, - достаточно того, что читатели газет увидят только одну ипостась этой твари. Наш зверинец будет пополняться, и скоро мы откроем его посещение для всех желающих, за определённую плату.
    - Я так понимаю, продавать эту...
    - Вуалевую неонку, - подсказал Густав Обен.
    - Вы не намерены, Ваше Величество? - продолжил вопрос король Синистры.
    Король Дестры тоже заинтересованно прислушался.
    - Нет, Ваше Величество, - ответил Лерой, - Ларен настояла на том, чтобы мы оставили её у нас, и я теперь склонен согласиться с этим.
    - Но вам ведь наверняка нужны деньги на устройство двора? Я мог бы очень щедро заплатить за эту тварь.
    - Простите, Ваше Величество, - Лерой приложил руки к груди для большей убедительности, - мы приняли решение заработать иным путём. Но если когда-нибудь в портале появится вторая такая же, я буду помнить ваше предложение.
    - Не забудьте и моё такое же предложение, Ваше Величество, - сказал король Дестры после того, как его дёрнула за рукав подруга.
    Перед отъездом короли Синистры и Дестры достали свои окантованные серебром денежные амулеты, попросили Лору достать свой, ставший знаменитым после суда денежник, и перевели на него по сто тысяч крон каждый, в качестве подарка к свадьбе и "на обзаведение" в пустынных землях. Молодые супруги горячо поблагодарили гостей за щедрый дар.
    После отъезда иностранных королей с сопровождающими засобирались домой и Обены. Лора быстро набросала на листке бумаги и передала господину Густаву перечень материалов и работников, которые ей понадобятся для завершения строительства экодома.
    Когда шатёр был сложен, обед съеден, а мириаподы засёдланы, патриарх рода Обен напоследок сказал молодожёнам:
    - У короля Дестры недавно родился внук. Так что, если у вас через девять месяцев появится дочь, имейте в виду...
    Густав Обен немного полюбовался на лица коронованных супругов, с довольным видом забрался на мириапода и уехал.



Ермакова Светлана

Отредактировано: 15.05.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться