Корона

Размер шрифта: - +

9 глава

Двое мужчин сошлись в схватке, двое по силе равных противников. Магия, яростная и неукротимая, искрилась вокруг них. На окнах треснули и разлетелись на мелкие куски стекла витражей, разорвались старинные гобелены. А магия все бушевала: штормовыми волнами кидаясь на стены, снося любую преграду на своем пути.

 

Ариас ловко извернулся под рукой герцога и дотронулся пальцами до его лба. Королю хватило лишь секундного прикосновения, прежде чем Филипп занес меч. Что-то очень личное и сокровенное успел увидеть Ариас в мыслях королевского советника, отчего его губы растянулись в мерзкой ухмылке и он наскоро прошептал несколько слов Филиппу. Лицо герцога исказилось в страшном гневе, которого принцессе не доводилось видеть даже когда был упомянут его мятежный брат Фредерик. Что сказал Ариас советнику, Меридея не знала, но эти несколько предложений задели герцога за живое. Филипп, лишь на долю секунды потерял самообладание и контроль, и этой заминки с лихвой хватило королю. Он наотмашь ударил черной магией, отчего королевский советник рухнул, как подкошенный.

 

- Оп, - воскликнул Ариас, весело разводя руки в стороны, - вот и все.

 

Он повернулся к принцессе.

 

- Я кажусь тебе монстром, - мужчина снял повязку и взглянул на Меридею разноцветными глазами: один был темный, как пылающие угли, а второй - синий, холодный как льды на родном севере принцессы. - Но на войне не обойтись без жертв, путь к трону всегда усеян трупами. Иначе никак. Но я не одержим манией убийств. Я воин, а не убийца. И чтобы доказать свое милосердие и великодушие, я предлагаю тебе присоединится ко мне. Быть моим верным союзником, встать под знамена домов Хаосс и Хилл-де-Гард и править вместе объединенными королевствами, в мире и согласии, как брат и сестра, Меридея.

 

Исповедь брата принцесса слушала молча, слегка прикрыв веки. Перед глазами вставали жуткие сцены расправы над королем, его советниками и Филиппом. Почему-то смерть королевского советника задела не меньше, чем отцовская. Герцог де Шамптер был наглым, а местами даже грубым и очень черствым человеком. В начале своего знакомства принцесса в тайне желала, чтобы он подал в отставку и уехал куда-нибудь подальше от королевского двора или же словил на поле боя шальную пулю. Но за последние дни что-то неуловимо поменялось между ними. И Меридея, капитулируя, была уже не в силах лгать самой себе - потеря Филиппа что-то глубоко затронула в ее сердце.

 

Они приехали заключить мир, а в итоге получили нож в спину. Но Ариас говорил так искренне и убедительно, что Меридея действительно верила, что ее брат способен на раскаяние.

 

- Я не знаю, - она выдохнула, поднимая потерянный взгляд на Ариаса. Позади него мелькнула тень и Меридея с широко распахнутыми от ужаса глазами наблюдала, как доселе лежавший без дыхания герцог Эреонский, из-за спины наносит удар королю. Принцесса видит, как черный кинжал легко пронзает грудь Ариаса, как в немом ужасе и неверии распахиваются его глаза.

 

- Ненавижу... - со свистящим шепотом выдыхает он и оседает в руках герцога.

 

Все было кончено.

 

- Вы убили его, - отрешенно произнесла принцесса.

 

- Убил, - констатировал герцог, помогая принцессе подняться, - а теперь нам пора уходить, иначе сбежавшаяся на шум стража отправит к праотцам и нас с вами.

 

- Мой отец, - девушка слабо оттолкнула руку мужчины и растерянно огляделась по сторонам.

 

- Его тело обратилось в прах, стоило мне только вынуть кинжал, мне жаль. - Он заключил ее в объятия и настойчиво подтолкнул к выходу. - Нам пора уходить.

 

Не успели они покинуть злосчастный зал, как в дверях, вернее то, что от них осталось, появился приближенный советник короля, дипломат, нередко присутствовавший на переговорах в качестве гласа самого короля. И ситуация могла бы показаться безвыходной, если бы не странное поведение южанина.

Филипп, вошедший в раж после недавней битвы, одним ловким движением скрыл маленькую принцессу за своей спиной, нервно выхватил свой меч и с вызовом упер его в грудь предполагаемого врага, вставшего у него на пути.

 

- Я хочу помочь вам.

 

Меридея не выказывала носу из-за спины герцога. Когда адреналин схлынул, на юную девушку разом навалилась апатия и тоска, поэтому, она малодушно предоставила Филиппу возможность самому разбираться со всеми насущными проблемами.

Герцог де Шамптер, в свою очередь, сделал лицо кирпичом и даже не шелохнулся на слова советника. Кончик меча по-прежнему поблескивал в опасной близости от горла южанина.

Советник, невозмутимому спокойствию которого можно было только позавидовать, беззлобно усмехнувшись, поднял руки вверх, доказывая тем самым искренность своих слов. И, не обращая никакого внимания на острый и неприязненный взгляд герцога Эреонского и не менее острый меч, направился к единственному уцелевшему в этом зале гобелену.

Безжалостно содрав его, он явил миру неприметную узенькую дверь. Советник отпирает ее и указывает сухим узловатым пальцем на длинный темный тоннель, от которого веет сыростью и холодом.

 

- Прямо и два поворота налево. Вы выберетесь со стороны восточной крепостной стены замка. Там будет ждать конь, привязанный у колодца и кое-какие вещи по мелочи. Скачите строго на север, не сворачивая, не ошибетесь - море будет все время по левую руку от вас. Уже на выезде из столицы, на самой ее окраине будет располагаться таверна с красной выцветшей вывеской "У Мариса" ее хозяин - мой давний друг, ему можно доверять. Скажите, что вы пришли от меня, он поможет вам укрыться и благополучно пересечь границу.

 

- Посмотрите мне в глаза, - строго произнес Филипп. Южанин понимающе усмехнулся, но покорился его воле. Их зрительный контакт длился не больше секунды, после чего герцог удовлетворенно кивнул и неожиданно миролюбиво произнес, - я вам верю.



Elisabeth Garnier

Отредактировано: 07.02.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться