Корона для ведьмы

***

Черный ворон стремительно прорезал пространство, усиленный магией ведьмы. Летел, уверенный, что успеет принести горькую весть адресату. Небо, окутанное тучами, словно мертвое тело серым саваном, не было преградой для Вестника, птица без труда огибала грозовые облака. Казалось, сама стихия помогает донести дурную весть.

Ворон легко влетел в высокий дом, минуя стекло, будто был призраком, а не живой птицей.

Красные глаза блеснули в свете каминного пламени, рассеивая тьму комнаты, где за столом сидела старая ведьма.

— Говори, — женщина махнула рукой, продолжая возиться с артефактом в свете камина и одинокой свечи.

— Верховная Стана, Старшая Круга Виры и Веданы, единственная в своем роду, получившая имя Стальной Ведьмы по праву своего характера, благословенная самой Лилит, покровительницы всех ведьм, требует всех верных своей силе собраться на общий Шабаш, чтобы отдать долг памяти тысяче павшим сестрам.

— Требует? По какому праву, вестник?

—  По праву сильнейшей ведьмы, по праву ведьмы благославленной, по праву горечи своей утраты.

—  Ишь, сколько прав у малолетней ведьмы. Сколько весен она видела? Двадцать?

— Ее мудрость равна силе тысяче погибших ведьм, Гретель.

— Ладно, Вестник, посмотрим, что скажет эта новоявленная Верховная. Место встречи?

— Там, где погибли ведьмы. Возьми моё перо, оно укажет путь. А я должен лететь дальше, меня ждут другие верные силе.

— Неужели, свершилось то, чего мы столько времени ждали? Родилась та, что под своим началом объединит весь наш народ?

— Не знаю, Гретель, — ворон посмотрел на пламя в камине и тяжело вздохнул. — Но новая Верховная настроена на войну.

— С кем же?

— Со всеми, кто встанет у нее на пути. С каждым, кто замешан в смерти невинных детей. Она принесла клятву Лилит, и та ее приняла. Тебе ли не знать, насколько рьяно ведьмы оберегают свои клятвы.

— Спасибо, вестник, — Гретель улыбнулась, отложила артефакт в сторону и вырвала у птицы перо. — Пусть ветер будет попутным.

— Сила, вложенная в меня Верховной, позволит лететь против тысячи встречный ветров, ведьма. Будь верной своей силе, Гретель.

На это старая ведьма только неопределенно хмыкнула. Что же? Шабаш так шабаш!

 

 

***

Его Величество отреагировал на мое появление спокойно. Он даже кивнул в знак приветствия.

— Мне жаль пострадавших, — почти искренне высказался монарх. Когда только ему успели донести? — Примите мои соболезнования.

Соболезнования?

— В Пекло ваши соболезнования! — прорычала злая ведьма. — Мне нужна санкция на арест Верховной Ядвиги и Верховной Мирославы.

Его Величество кивнул, по-прежнему сдержанно игнорируя моё неуместное поведение. Нет, в любой другой ситуации я бы несомненно сначала полчаса расшаркивалась перед правителем, потом начала умолять о помощи. Но не сейчас. Сейчас я была готова пойти на эшафот, но только после того, как выясню, кто предал ведьм, и сдеру с нее шкуру заживо.

— Я бы рад, — как-то нелогично начал король. — Но такими полномочиями обладает только Совет Верховных в полном составе.

— Либо монарх, если Совет Верховных по той или иной причине не может вынести подобное решение. Думаю, безвременная кончина — вполне подходящая причина!

— Верно. Но арестовать Верховную можно только в двух случаях. Первое: если ее застали с поличным на месте преступления и свидетели согласны на ментальный допрос. Второе: если обвинения выдвигает другая Верховная.

У меня не было сил, времени и желания играть в политические игры. Я не хотела и не могла соревноваться с правителем в знании законодательства. Но это — все, что мне осталось в данной ситуации.

Я прикрыла на секунду глаза, параллельно стараясь прогнать образ горящих и кричащих от боли ведьм.

“На пепелище старого. На костях мертвых. Во имя войны и мести. Восстанет из праха богиня и укажет тебе твой путь”.

Почему-то слова Виры всплыли в сознании только сейчас. Я посмотрела на Его Величество, будто он мог ответить мне на все вопросы. Но он не мог. Даже он не мог.

И богиня подсказывать не спешила. Я вспомнила её, сидящей посреди леса, попыталась поймать подсказку. Но не могла.

— В условиях военного или чрезвычайного положения при смерти или утери способностей Верховными (их всегда должно быть минимум три), в Совет входят ведьмы, наиболее близкие к выполнению условий для становления Верховной. На данный момент в Совете две Верховные, — я сняла воротник с платья, оголяя шею и показывая руну ферт. — Наиболее близкой к выполнению условий являюсь я. Более того, вокруг меня уже начал формироваться свой Ковен,  у меня есть знак Верховной, что делает именно меня единственной кандидатурой на пост третьей Верховной.

Произнесла эти слова и посмотрела на монарха. Он — чуть прищурившись — на меня.

— Стало быть, Верховная Стана, вы выдвигаете обвинения против своих сестер по Совету?



София Мещерская

Отредактировано: 26.05.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться