Корона для ведьмы

Размер шрифта: - +

Прода

Сглотнула тяжелый колючий ком в горле и одним коротким движением сожгла останки ведьмы, в пару секунд превратив искореженное тело соперницы в пепел.

— Похороните сестру достойно, — холодно приказала скорбящим сестрам, подавая Ведане знак помочь им. Рыжая едва заметно кивнула и стала отдавать распоряжения вполголоса.

Пепел собрать в урну. Где взять урну? Включить голову, например, и подумать. Отнести урну на кладбище, пока пустое, но если соображать так же туго, то это быстро измениться…

Я слушала едкие слова Веды через вату собственного шока. Я убила. Убила ведьму. Одну из тех, кого должна защищать. Но я убила ее. Собственными руками отняла жизнь. Руна на шее стала жечь так сильно, что на глаза навернулись слезы. Ведьмы в толпе зашептались.

Первой черенком метлы о мощеный пол площади ударила Грета.

Тук.

Глухо и тихо, но у меня ощущение, что это удар по моей шее, прямо в место знака Верховной, который выжигает сейчас всю боль.

Тук.

Кто-то вторил этому удару.

Тук! Тук! Тук!

Ведьмы застучали метлами, глядя на меня и ожидая моих комментариев по этому интересному поводу. И я только в этот момент поняла, что руна светится. Ярко, горячо, будто давая знак… Знак, что я избрана самой богиней.

— Признаете ли вы меня своей единственной Верховной? — Голос вроде бы мой, но я действительно не могу поверить, что у меня хватает сил говорить после всего произошедшего. Усталость вновь наваливается на плечи неподъемным грузом, но я продолжила держать спину неестественно прямой.

Ведьмы молчат, но продолжают стучать метлами в ритме, который известен только им, на каком-то подсознательном уровне, через наследие крови. Этому не учат в школах, это не знание, которое передается от матери к дочери. Это просто то, что может сделать нас единым целым, по-настоящему сплоченным народом.

И снова первой стала Грета, поднявшая метлу вверх, указывая многострадальным черенком в небо.

— Признаю! — слово одной ведьмы, которое тут же подхватывают остальные.

— Клянетесь ли быть верными мне и нашему Ковену?

— Клянусь! — Произносит каждая ведьма, и над метлой зажигается руна единства.

Я внимательно высматривала возможных предателей. Тех, кто не принес клятву. Тех, кто сделал это для виду. Но руна горела, кажется, над каждой. Грета кивнула мне, и я вытянула руки перед собой, готовясь к ужасному. Руны единства поднялись выше светящимися знаками, сливаясь в один нестерпимо яркий. Удар сердца, другой. Я мысленно протянула нить от своей татуировки на шее к этому горящему в воздухе кресту. Руна гебо вспыхнула и разлетелась на кусочки, а мое тело тут же пронзила острая боль. За последнее время я так привыкла к этому состоянию, что даже не упала, только пошатнулась, ища равновесие. Сознание помутилось, перед глазами встала белая пелена. Я дышала громко и глубоко, стараясь вернуть ясность мыслям. Своим. Чужие оглушали. Слишком много. Слишком громко. Слишком зло…

Я совершенно по-звериному зарычала, сжала руки в кулаки и сцепила зубы. А мысли продолжали литься в мое сознание, проникая в само подсознание. Мара говорила, что это опасно. Мара помогла бы. Мара…

Все закончилось со свистом трех стрел. Я отчетливо слышала, как стрелы разрезают воздух.

Слышала мысли ведьмы, которая это сделала. Плавный шаг, взмах руки и стрелы падают, а предательница загорается ярким алым пламенем. Две стрелы.

Я оглянулась назад и замерла, глядя на Эльвиру, из груди которой торчала стрела. Третья, выпущенная раньше на долю секунды…



София Мещерская

Отредактировано: 16.05.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться