Корона для ведьмы

***

 

***

 

Мы шли между рядами торговых палаток, вдыхали теплый воздух и держались за руки. Ближайший портовый городок, не очень надежный и очень бедный, радовал огромным количеством контрабандных товаров. Именно сюда и в подобные места свозились запрещенные товары со всего мира. Видимо, зная о моей любви к запрещенке, Дамиан решил порадовать меня, и попросил выбрать для себя любой подарок.

Периодически без пяти минут солидная Верховная ведьма восторженно ахала и показывала пальцем на что-то необычное. Несколько раз палец мне чуть не откусили, но это мелочи. Часа через полтора Аринский искренне пожалел, что влез в это, проклял ту минуту, когда решил вывести меня на прогулку, довольно улыбаясь при этом.

И столько удовольствия у него на инквизиторской рожице было, что я как истинная ведьма специально высматривала самый дорогой подарок. А нечего улыбаться, будто это не я, а он подарок выбирает.

На самом деле мне, конечно, было приятно ловить нежные и восторженные взгляды лорда. Особенно после сегодняшней ночи… И утра… И после завтрака… И… Я, кажется, смущенно покраснела и выбрала первое попавшееся платье, чтобы можно было спрятаться в маленьком закутке для переодеваний. Разделась на автопилоте, платье надела так же. А вот потом взглянула в зеркало. Красное платье в пол облегало фигуру. В нем решительно не было ничего особенного, и я уже тяжело вздохнула, собираясь раздеваться, но из-за занавески вылезла рука громкой торговки, что нас случайно зазвала к себе. Рука держала плечики и висящий на них плащ в тон платью.

Удивленно переглянувшись с собственным отражением в зеркале, я все же взяла плащ и накинула на плечи. Алая ткань обняла меня, закрыв руки и спину. На плечах красовались объемные погоны с мелкими камнями, в которых лично я опознала редкий камень турмалин. При ближайшем рассмотрении оказалось, что лиф платья по контуру довольно богато отделан этим же драгоценным камнем… у меня слюни потекли, когда подумала, как можно зачаровать этот наряд!

В итоге к Дамиану я вышла с такими горящими глазами, что он молча улыбнулся и расплатился, что-то шепнув продавщице на ухо. Она кивнула и расплылась в ответной улыбке.

Я же, радостная и немного задумчивая, вернулась в закуток раздевалки и аккуратно сняла платье. Теперь ткань не казалась простой. Было в этом платье что-то особенное, необычное. Настолько манящее, что я не смогла бы от него отказаться, даже если лорд ректор заявил бы, что не купит мне его. Не знаю, что бы я делала, но платье и накидка явно бы стали моими. Тут без вариантов вообще.

Я разделась до белья и замерла, рассматривая свое отражение в зеркале. В целом ничего не изменилось. Но глаза горели. И нет, это не из-за нового платья, просто…

Розовый засос расцветал на моем боку, как знак обладания, как печать того, что Дамиан был первым. Хотя он остался уже позже, когда мы ушли на берег океана и решили поплавать. Моим мнением не особо интересовались — дали выпить тонизирующее зелье, посмотрели магическим сканером, в порядке ли организм, и утащили под извинения и коварное “я слишком долго ждал”. Подумалось, что не так уж долго вообще-то. Вон Анареш вокруг Виры уже год бегает, а дальше поцелуев не добегает. А это оборотень, между прочим. У них с этим все немного по-другому, там же голые инстинкты, которые контролировать практически нереально. Ан нет! Контролирует!

Но вслух я ничего не сказала, потому что сама инквизитора приворожила, а он еще и терпеть умудрился. Хотя… Вспомним прекрасную демоницу — не так уж он и терпел, учитывая, что она пришла в моем облике. То есть он переспал со мной много раньше, чем я с ним, и это довольно жутко, если вдуматься!

Я погладила единственный след этой ночи на своем теле, чувствуя, как краснею, и решительно надела сарафан.

 В гардеробной спальни ректора вообще было много женской одежды. Моего размера. Новой. Платья с воротом, сарафаны без ворота, но с шарфами в цвет, тренировочные и ездовые костюмы. Обуви на мою ногу тоже было много. В общем, сразу стало понятно, что кое-кто подготовился, причем основательно.

Вышла из примерочной я уже почти не красная, спокойно улыбнулась и вложила руку в ладонь своего мужчины. Платье он мое уже перенес в свое поместье, так что мы спокойно продолжили прогулку. Больше выбирать что-то мне было не нужно, так что я немного отстраненно рассматривала прилавки, изредка чем-то интересуясь у торговцев. В итоге дело пошло быстрее.

Когда мы подошли к странному мужчине, который и говорил-то с ужасным ломаным акцентом, и сам был весь какой-то несуразный и угловатый, я замерла, глядя на прилавок, на котором лежали в основном книги по некромагии и инструменты некромантов. Но внимание привлекли не они — все, что можно было почерпнуть из подобной литературы, я знала от тети Бояны. Просто на прилавке лежали… Кости. Сваленные в кучу в какой-то чаше, они продавались вразвес. За смешные деньги. Как кости ящериц поясохвостов, которые вследствие магического вмешательства достигли размера среднего котенка… Я стояла и смотрела на эти кости. Силилась понять, почему не могу пройти мимо. Голова шла кругом, пока не вспомнила о шарах знаний, в которых чувствовалась похожая аура. Естественно обладатели этих останков должны были быть давно и безнадежно мертвы! Но… я смотрела на их ауру и понимала, что в них еще теплится жизнь!

— Откуда у вас это? — я дрожащей рукой указала на серебряную чашу с множеством костей, которые дышали магией.

— От мой отца, госпожжжа ведма, — старик склонился в подобострастном поклоне. — Он был чернокнижник. Злой магия. Сгореть на костре. Я продавать его штучка.



София Мещерская

Отредактировано: 26.05.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться