Корона Весны

Глава 3. Осенний лабиринт

Мари поморщилась, глядя на хмурое отражение в зеркале, и сердито тряхнула головой, но должного эффекта не добилась. Черные пряди не взметнулись привычной волной, не запрыгали по худым плечам. Сегодня их собрали в узел, натянув кожу до ноющей боли. Руки чесались выдернуть шпильки. Но на погребальной Королевской церемонии стихийникам полагалось выглядеть строго. Доставляло неудобство и новое белое платье с тугим высоким воротом. Будто обещанный Эльмаром ошейник застегнули.

Чуть сглаживали раздражение плащ и перчатки по локоть сочного лилового цвета, как форма в Академии. На скорбное действо подданным почившей Королевы полагалось являться в традиционных Осенних плащах, всем остальным – в нейтральных. Мари постаралась скрыть белый цвет под лиловым. Но все же осталась недовольна. Слишком взрослой она выглядела с новой прической. Незнакомой и холодной. Глаза цвета стен Зимнего Дворца казались огромными.

И как Мари посмела надеяться, что не попадет в Королевскую свиту? Ее мерзкое Величество не нарушила традицию и тащила на похороны Сентябрины привычную компанию. Против Дронана Лили стихийница ничего не имела. Другое дело – Дайра Норди. Компании вредной девчонки хватало на работе. Да, после Зимних событий неприятельница чаще отмалчивалась, чем язвила, однако невозможно предсказать, когда вредительская сущность проявится вновь.

В Зеркальном зале собрались представители нескольких привилегированных кланов. При взгляде на паучиху и семейство Дайры, настроение Мари испортилось окончательно. Северина выглядела мрачнее обычного. Двух престарелых Королев часто сравнивали, и кончина одной напомнила другой, что и она не вечна. На бледном от природы лице Рейма красовалось скорбно-пафосное выражение. Рида – стройная и ухоженная дама с белоснежными волосами – недовольно косилась на кудри Дайры, падающие на лоб. Кира демонстрировала непробиваемое спокойствие, смотрела в одну точку, не реагируя на внешние раздражители.

Ждали Инэя. Полгода назад Северина не выдержала бы и отправилась в Осенний Дворец без сына, но времена изменились. Однако паучиха не была бы паучихой, если б не нашла, на ком отыграться. На роль мальчика для битья идеально подошел Дронан Лили. Парень, страдая от скуки, теребил пряжку плаща и доигрался. Плащ съехал с острых плеч, распластавшись на белоснежном полу неуместным лиловым пятном. Для раздраженной Королевы-матери это послужило сигналом. Она двинулась на жертву, брызжа слюной от ярости. Скрючила старушечьи пальцы. Того гляди, свернет шею.

- Простите, Ваше Величество! - заверещал Дронан, падая на колени. Не забыл, как Северина грозилась за новую провинность упрятать родных в подземелье.

- Бездарный мальчишка! – выплюнула Королева-мать и отвесила подданному подзатыльник, растрепав светлые вихры. - Идиот!

- Я сожалею! – заверил тот, прижимая руки к вздымающейся от частого дыхания груди. – Клянусь, подобное не повторится!

Мари смотрела на сокурсника со смешанным чувством жалости и отвращения. Она отлично знала паучью натуру старухи, но испытала стыд за поведение Дронана. Мари тоже боялась Королевы-матери и исполняла рабские повинности, однако никогда не лебезила столь явно. Невыносимо хотелось отвернуться, но стихийница заставила себя досмотреть «представление» до конца. Точнее, до момента, когда перед подданными соизволил появиться Повелитель Зимы.

- Решил протереть собою пол, Лили?

Насмешливый вопрос Короля застал присутствующих врасплох. Войдя в зал, Инэй предпочел не приковывать к себе внимание. Выждал несколько секунд, оценивая ситуацию.

- Упражняешься в экзекуциях, матушка? – Король повернулся к потупившей взгляд Северине. – Понимаю, отсутствие практики увеличивает азарт, но советую поумерить пыл. Посмотри, как раскраснелась. Вдруг сердце прихватит. Придется и нашему Дворцу рассылать приглашения на погребальную церемонию.

Румянец, играющий на щеках Королевы, превратился в позорную красноту. Подкрашенные губы сжались. Одному небу известно, сколько сил потребовалось Северине, чтобы смолчать и не послать в обидчика лавину снега. Паучиха посмотрела на Инэя, когда он отвернулся. В голубых глазах мелькнула такая глубокая ненависть, что Мари поежилась. Королева не просто недолюбливала старшего сына. Она его ненавидела. И если б могла – убила.

- Напомни-ка мне, Лили, - поинтересовался Король у Дронана, - какой приказ висел во Дворце пять месяцев назад? Я подскажу, юноша. Я запретил детям Зимы подчиняться моей матери и считать ее Повелительницей. Под страхом изгнания из Замка. Лили, ты готов переехать на срединную территорию?

- Ваше Величество, - выдохнул Дронан, чуть не плача. – Прошу. Не надо.

Инэй хотел что-то добавить, но поймал взгляд Мари, страстно желающей прожечь на белом лбу дыру, чтобы Король замолчал и перестал издеваться над невинным подданным. Ведь не на Дронана злится. Взгляды встретились на миг, но Мари хватило, чтобы почувствовать ледяной огонь двух синих айсбергов. Инэй отвернулся первым. Неизвестно, что именно он прочел в глазах юной стихийницы, однако потерял интерес к парню и переключился на мать.

- Еще раз увижу подобное, из охраняемых покоев переедешь в подземелье. Всем остальным напоминаю, что не потерплю неповиновения, - Его Величество обвел пронизывающим до костей взглядом притихших детей Зимы. - А для Лили сделаю исключение. В силу возраста.

Мари не видела, как отреагировал на «щедрость» Дронан, смотрела на Короля. Вот он кладет руку на Зеркало, вот клоунским кивком предлагает матери первой следовать в бывшие владения Королевы Сентябрины. Смотрела и не могла избавиться от ощущения, что это не последняя вспышка гнева Инэя. Что же с ним происходит?



Анна Бахтиярова

Отредактировано: 18.05.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться