Корона Весны

Глава 5. Тайны женщин Верга

День начался с невероятных новостей. Мари вышла на кухню, болезненно щурясь от яркого солнечного света, рекой льющегося в высокие окна. Глаза щипало, будто в них попало едкое мыло. А еще неимоверно хотелось пить. Утоляя жажду из графина, Мари не сразу расшифровала охи и ахи сироток. Услышала слово «голубь» и решила, девицы сплетничают о заморозке несчастной птицы. Но оказалось, речь о другом.

- Фальда Сильвана кричала на стражников, пока пятнами не пошла, - делилась сплетнями Гайта Лим – пухлощекая блондинка с крючковатым носом, вторая по старшинству в сиротском доме после Юты Дейли.

Девица делала большие глаза, изображая главу стихийного правопорядка Дворца, не забывая помешивать горячий чай серебряной ложечкой со знакомой до боли снежинкой.

- А дальше? – поторопил Гайту кто-то из сироток.

Та надулась от важности.

- Еще и Королевскому лекарю досталось. Сильвана замахнулась на него. Но Хорт и бровью не повел. Сказал, что сам решает, кто и когда нуждается в дополнительной охране, а еще, что повышать на него голос имеет право только Король. Фальда чуть от злости не лопнула! Хи-хи. С другой стороны, - Гайта выдержала эффектную паузу, - Хорту следовало оставить кого-то стеречь глупую птицу. Раз на нее покушались.

- На голубя опять напали? – ужаснулась Мари, едва не поставив графин мимо стола.

Какой смысл добивать птицу? Выяснилось же, что она не принадлежала Кире.

- Все наоборот, - скривилась Гайта. – Уши надо по утрам не компотом мыть. Птицу не убивали, а воскресили.

Продолжить разговор не дала Юта Дейли. Вошла на кухню и ткнула пальцем в настенные часы, напоминая, что рабочий день вот-вот начнется. Мари отправилась в спальню за школьной сумкой, мысленно призывая на голову хозяйки пепел вместо снега. Вот незадача – опять осталась без завтрака! А день предстоял насыщенный. Сначала два урока в Высшей школе, затем часы кропотливой работы в Погодной канцелярии и тренировка у Грэма – до заката. Жаль, что ночи короткие. Солнце каждые сутки отвоевывает лишние минуты, торопясь шагнуть в Лето.

Стоп!

Цель-то почти достигнута. За вереницей похожих друг на друга дней Мари не заметила, как миновало любимое Время Года. Королеве Элле осталось править полтора дня.

В Высшей школе тоже только о голубе и говорили. Пользовались отсутствием владелицы, не явившейся после очередного скандала. При Дайре сокурсники вряд ли бы решились открыть рты. Это Зимой, когда исказилась ее сила, многие не стеснялись злословить. Но едва Киру объявили официальной невестой Инэя, шепотки поутихли.

- Как это голубя воскресили? – переспросила Мари Дронана, второй раз за утро услышав невероятное слово. В приютской кухне она решила, что Гайта издевается.

- Этот вопрос все задают, - зашептал парень, прикрывая губы ладонью.– Лекарь Хорт вчера сказал, голубю конец. Оставил птицу на ночь в зале стражников на четырнадцатом этаже. Это рядом с его апартаментами. К себе не взял, чтобы внуков не расстраивать. Ну, когда голубь того. В смысле, когда он… он…

- Умрет, - сердито отчеканила Мари.

И когда Дронан повзрослеет? Научится называть вещи своими именами?

- Угу, - тоскливо протянул парень, так и не произнеся трудного слова. – Но с птицей ничего плохого не случилось. Утром Хорт велел ее похоронить, а там такое! Голубя вылечили. Представляешь, он летал по залу, словно не болел! Стражники клянутся, что никто ночью внутрь не входил.

- Может, голубь сам поправился? Или лечение Хорта сработало?

- Нет, - Дронан упрямо мотнул головой, предав лицу трагическое выражение. – Хорт поклялся Королю, что он и его лекарства ни при чем. Птицу вылечили особой магией – запретной. Поэтому переполох и поднялся. Фальду привлекли и всех бульдогов во главе с Рофусом. Может, еще сыщиков из объединенной канцелярии пригласят.

- Нет, - заверила Мари, вытаскивая из сумки учебник и письменные принадлежности. За разговором позабыла подготовиться к уроку. – Слишком щекотливая ситуация раз магия запрещенная. Дворец справится своими силами.

А жаль. Мари с удовольствием бы вцепилась в белокурую шевелюру одного сыщика, появись он на пороге Замка. И плевать на последствия. Главное, узнать содержание второй страницы старого письма – той, что хитрец Лукас Горшуа припрятал. Тогда не придется гадать, бабушка Майя Верга или нет.

- А с тобой-то что? – спросил сокурсник. – Глаза опухшие. Заболела?

- Нет, - буркнула Мари недоуменно. – Не говори глупости.

Но Дронан оказался не единственным, кто счел ее больной. Престарелая преподавательница зу Кортэ со старомодной ракушкой на затылке подозрительно покосилась на ученицу. Потрогала лоб, задумчиво оглядела лицо.

- Ступай к лекарям, Ситэрра.

- Но я хорошо себя чувствую, зу Кортэ, - запротестовала Мари.

Только этого не хватало! Она слышала о местных врачевателях. Найдут уйму болячек, которых у тебя в помине нет, и пришлют счет на запредельную сумму. А у юной стихийницы и так огромный долг за девять лет учебы в Академии.



Анна Бахтиярова

Отредактировано: 18.05.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться