Корона Весны

Глава 6. Прощание сезона

Сквозь пелену забытья пробился запах. Тушеного мяса и свежей выпечки. Пощекотал ноздри, разбудил аппетит. Желудок заворочался. «Еда-а-а» - захныкал кто-то обиженный в голове. Слипшиеся глаза с трудом открылись и беспокойно заморгали.

Мари рывком села на постели и качнулась, поздно сообразив, что не стоило делать резких движений. В комнате она одна, нападать никто не торопится. Рука потянулась к задеревеневшей шее в поисках места, куда надавил Грэм. Пальцы нащупали болезненную точку, и Мари громко охнула. Почудилось, с потолка посыпались звезды.

Дождавшись пока карусель в голове сбавит скорость, дочь Зимы поднялась с кровати. Первым делом проверила входную дверь. Убедилась, что та заперта, и осмотрела «темницу». Мягкий бежевый цвет стен, кремовые шторы на окне и букет сирени в вазе делали комнату уютной. Мари вдохнула дурманящий аромат. Она обожала эти Весенние цветы с насыщенным запахом. От сирени пахло майским теплом, проснувшимися лесами и полями, готовыми к обновлению.

Мари открыла шторы, ожидая увидеть знакомые пейзажи срединной территории. Сердце забилось в предвкушении. Вдруг удастся встретиться с Майей и Далилой! Однако взору предстала иная картина – чужая река, за которой возвышался вековой лес. Слева извивающуюся змейкой улицу заполонили трехэтажные дома.

Людской город? Но почему?!

Мари попробовала открыть раму и подышать свежим воздухом. Та не поддалась, но это не остановило пленницу. Она уверенно взялась за тяжелый подсвечник, чтобы разбить стекло. Порча чужого имущества? Ну и пусть! В следующий раз не будут похищать и запирать!

Однако занесенная рука замерла за миг до жалобного звона.

«Нельзя», - вкрадчиво прошептал внутренний голос. – «У тебя сделка с Принцессой. Ты не капризный ребенок».

Подсвечник вернулся на светло-бежевую тумбочку в углу. Дочь Зимы облокотилась на узкий подоконник. Оставалось ждать, пока о ней вспомнят и всё разъяснят. Любопытство не давало покоя. Где она? Точно не в Орэне. Мари почти не знала родной город, но помнила, что его река Рун текла в нескольких кварталах от рынка. В летние вечера Вирту водила приемную дочь посмотреть с моста на лодки, в которых каталась знать. Здешняя река гораздо шире и быстрее, серые волны разгонялись и бились о каменный городской берег.

Недовольным бурчанием напомнил о себе желудок. На память пришел пропущенный завтрак, и Мари недобрым словом помянула сплетницу Гайту, а заодно остальных сирот и Грэма. Зачем, спрашивается, устроил балаган с похищением? Мари шла добровольно. Вот оно – доверие!

Позади скрипнула дверь, и стихийница ударилась лбом о стекло.

- Доброе утро, девочка. Прости, что напугала. Завтрак готов. Ванная комната дальше по коридору. Как приведешь себя в порядок, спускайся вниз. Я - ру Фритт. Но ты можешь называть меня Лира.

- Как утро? – растерянно переспросила Мари, неприлично пялясь на незнакомку.

Необычная внешность. Запоминающаяся. Огненные волосы неровными прядями падали на плечи. В зеленых раскосых глазах читалась колоссальная любовь к жизни. На губах играла веселая, дерзкая и невероятно молодая улыбка. А ведь дама далеко не девочка. За сорок, как минимум. Произвел впечатление и наряд. Платье насыщенного фиолетового цвета с белой вставкой спереди обтягивало верхнюю часть тела, выгодно подчеркивая привлекательную фигуру, вниз струились пышные юбки.

- Утро-утро. Ты проспала всё на свете, - весело пояснила дама, поправляя ленты, перетягивающие пышные кружевные рукава выше запястья.

Мари не понравился ответ. Значит, она проспала сутки.

- В каком мы городе?

- Мне запрещено отвечать, а спрашивать Ее Высочество настоятельно не рекомендую. Она в последнее время пребывает не слишком в благодушном настроении. Ступай умываться, девочка. Принцесса скоро появится.

С водными процедурами Мари покончила за считанные минуты. Надела под платье пояс Стихий и, поборов искушение осмотреться в доме, вприпрыжку сбежала по лестнице на первый этаж. Стол в просторной гостиной накрыли на двоих. Но угощений приготовили столько, словно вознамерились накормить быка: мясо, овощи, пироги с разной начинкой. Мари сглотнула слюну и вопросительно посмотрела на хозяйку, устроившуюся за столом с газетой.

- Что за церемониал? – приподняла зачерненные брови Лира. – Садись живее. Я не знала твои вкусы и велела служанке приготовить несколько блюд.

- Спасибо, - поблагодарила Мари, а рука потянулась за куриной ногой. Манеры забылись, зубы впились в белое сочное мясо, желудок заурчал – на этот раз блаженно. – Ишвините, - пробормотала дочь Зимы набитым ртом, поймав веселый взгляд Лиры.

- О, не беспокойся, - успокоила та, откладывая газету. - Ешь, не стесняйся. Мой отец – он был хлебопеком – говорил, что хорошая трапеза делает человека добрее. Полагаю, стихийника тоже. Чего тебе положить, милая?

Дама взяла тарелку и обвела взглядом стол.

- Всего! - выпалила Мари, подзадоренная одобрением хозяйки. Но поспешила добавить. – Понемногу.

Лира понимающе хмыкнула и наполнила тарелку доверху. Особенно не пожалела овощей, и не прогадала. Спустя пять минут Мари почувствовала, что желудок наполнился, но не слишком потяжелел. Зато на душе потеплело так, что никакие грядущие Королевские интриги не страшили. Разве задание Весты могло быть хуже прошлогоднего погружения в сознание Яна?



Анна Бахтиярова

Отредактировано: 18.05.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться