Корона Весны

Размер шрифта: - +

Глава 13. Пожар из прошлого

Мари очнулась на закате, с трудом открыв глаза. В них словно молока плеснули, которое свернулось, превратившись в клей. Уходящее солнце щедро дарило алый оттенок каждому предмету в комнатке: старой мебели, светлым шторам из дешевой ткани, толстобоким склянкам на столике слева от кровати. Стихийница приподнялась на локте и поморщилась. Рука, перебинтованная от запястья от плеча, противно заныла.

Обстановка показалась смутно знакомой, но вызвала уныние. Нырнуть бы под одеяло и обидеться на весь свет. Мари точно бывала здесь раньше и удовольствия не получила. Понадобилась ещё пара минут, чтобы узнать больничку лу Тоби – лысенького лекаря с добродушным лицом. В прошлом году он вместе с Вестой поставил Мари на ноги после оврага.

Лу Тоби? Больничка? Стоп!

Стихийница резко села на постели и едва не упала назад на мягкие подушки. В голове пронесся смерч. Маленький, но деятельный.

- Не торопись, – весело посоветовали в дверях. – Ну и напугала ты нас! Сначала в припадке бьется, потом дрыхнет сутки напролёт.

- Ной, - Мари потерла лоб, с трудом фокусируя взгляд на расплывающемся лице друга. – Погоди, почему припадок? Что произошло?

- Много всего, - Ной присел на краешек постели. – Ты упала, когда Короли заканчивали обряд. Мы думали, обморок, но оказалось, хуже. Принцесса Веста сказала, это из-за того, что ты стояла в центре «Креста равновесия». Много энергии принимала и передавала дальше. Тебя сюда перенесли, а нас взрослым помогать отправили - выхаживать пострадавших с взбесившейся силой. Принцесса с лу Тоби всю ночь готовили лечебные настои, а мы их разносили. Тисса с Далилой до сих пор там, а меня зу Норлок прогнала. Я склянку с лекарством уронил. А еще сыщики из объединенной канцелярии прибыли. Все из себя. Любят важничать, когда у Королей неурядицы.

- Сыщики, – протянула Мари задумчиво. – Они выяснили, что стряслось?

- Отчасти, - скривился Ной. – Это всё дурацкая рябина зу Волонтрэ и Норди. Нет, они никого не отравили. Но кто-то воспользовался их хваленым морсом. Подсыпал особенный яд, на силу влияющий. Деталей нам не говорят, но взрослые переполошились. Сыщики передали остатки напитка лекарю Хорту из вашего Дворца. Для исследования. Говорят, он лучший специалист по ядам.

- Так и есть, - прошептала Мари, думая о другом. – Зу Волонтрэ и нам морс предлагала. Если бы…

- Нет, - отрезал Ной. – Во-первых, отраву добавили в один бочонок, а их было с дюжину. Во-вторых, мы бы никогда не выпили ничего, к чему прикасалась Дайра Норди.

Мари улыбнулась, признавая правоту друга.

- Как пострадавшие?

- Большинству полегчало. Без сознания только Кристоф Рум – приятель твоего Дондрэ. Жадюга выхлестал три стакана морса.

- Ян не мой, - проворчала Мари, кутаясь в одеяло. На улице жара, а её знобило, как в январский мороз.

- А чего вы тогда за руки держались во время бури?

- По-дружески.

Ной недоверчиво покосился на Мари, но она не заметила. Мозг включился и занялся анализом. Однако идеи не выдерживали критики. Зачем добавлять яд в общее питье? Чтобы сорвать праздник? Нет, слишком грандиозный способ выбрали. Настырный ворон уже постарался, выставив Принцессу Осени на посмешище. Может некто хотел показать отношение к переезду полукровок во Дворцы? Тоже вряд ли. Одно дело – простая неприязнь, другое – преступление. Не окажись здесь все Повелители, дело б кончилось скверно. А если это вредительство клану Волонтрэ? Или Норда? Глупости. Сыщики же быстро выяснили, что мамаша Вика и Дайра не замешаны.

- А вдруг кто-то пытался отнять у стихийников силу? – предположил Ной.

Ого! Мари и не заметила, что перечисляет версии вслух.

- Не думаю. Сила никуда не исчезла, просто исказилась, как у…

- Дайры! – выпалил Ной, вскидывая кулак. – А если всё-таки Норди напортачила? Ты же сама рассказывала, как ее первое зелье зал в Погодной канцелярии разнесло. Вдруг морс тоже приобрел опасную особенность?

- Напиток готовила зу Волонтрэ. А Дайра лекарство принимает, чтобы сила не шалила

Ной скривился. Ему нравилось подозревать давнюю неприятельницу.

 

****

Мари думала, что не заснет в эту ночь. Все-таки целые сутки провела без сознания, а в голову столько версий стучится. Но глаза сомкнулись, едва Ной отправился восвояси. Приснился пожар. Тот самый, что привиделся перед припадком. Огонь беспощадно поглощал дома – длинные, трехэтажные. Отовсюду неслись крики и стенания. Кто-то звал близких, хотя и понимал, что им не суждено вернуться. В соседнем переулке на снегу распластался молодой мужчина. Мари разглядела светлые волосы, падающие на опаленное лицо. И вновь услышала слабый голос:

- Помешать… у подножия… на вершину…

Во сне Мари физически ощущала жар от пылающего огня. Проснувшись на рассвете, обнаружила, что вся горит, а одежда и постель пропитаны потом. Пришлось звать служанку-человека, чтобы поменяла простыни и принесла воду для обтирания. Та выполнила просьбу, а заодно послала за лу Тоби. Лекарь с заспанным лицом явился через четверть часа. Осмотрел пациенту и негодующе покачал головой.



Анна Бахтиярова

Отредактировано: 18.05.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться