Корона Весны

Глава 14. Ночная прогулка

Утром на злую и не выспавшуюся Мари обрушились две новые неожиданности: букет ландышей в вазе с оранжевой запиской и зеленый конверт, пахнущий дорогими духами. С мыслью «не может быть!» стихийница распечатала Осеннее послание.

«Зу Ситэрра, желаю вам скорейшего выздоровления. Жаль, что церемония закончилась столь трагически. Ваше выступление было великолепно. Надеюсь, вам нравятся белые цветы. Трент Вилкоэ».

На глаза навернулись слезы обиды. Зачем, спрашивается, вежливый осу её терзает? Едва Мари выбрасывает парня из головы, он снова врывается в её жизнь ураганом. Наверняка, считает, что поступает благородно, отправляя цветы заболевшей знакомой!

Второй конверт стихийница разрывала безжалостно, понимая, что не прочтет там ничего хорошего. Догадка подтвердилась сразу: в нижнем правом углу листа вместо подписи красовался нарисованный розмарин – цветок-талисман Принцессы Весты. Обереги назначались стихийникам сразу после рождения. Но не всем, а детям Весны и Лета: первым – цветы, вторым – деревья. Тиссе достался василек, а Ною - яблоня. В детстве Мари завидовала друзьям, считая несправедливой такую избирательность.

Обереги Королевских особ и их значение все знали наизусть. Короля Мартэна «охранял» гладиолус. По легенде, цветку полагалось защищать воина от гибели и приносить победу, с чем, как все знали, он не справился. Для Весты родители выбрали вечно зеленый кустарник, который называли «морской росой». Считалось, его цветы избавляют от дурных снов и помогают сохранить молодость.

«У северного выхода. В одиннадцать вечера», - гласило короткое послание Принцессы.

Дочь Зимы смяла невинный лист. Вчерашнее предчувствие не обмануло. Её Высочество не отступала от первоначального плана. Просто он стал еще секретней.

Покидая больничку, Мари сожгла письмо Весты. Хотела отправить в огонь и оранжевую записку, но рука, протянутая к блюдцу, где, корчась, догорала зеленая бумага, остановилась. Стихийница с полминуты смотрела на лист, затем спрятала в карман. Ландыши остались в больничке. Мари не нравился их головокружительный аромат. Лилия в горшке тоже пахла резковато, но ее Мари взяла с собой. Цветок подарили, чтобы жил и радовал долго.

Атмосфера в поселке изменилась. Несмотря на теплую, безветренную погоду, в воздухе витало ощущение грозы. Не настоящей, создаваемой детьми Времен Года в небе. Другой. Той, что устраивают на земле. Пахло скощенной травой и чем-то еще, щекочущим ноздри. Запах тревожил, затруднял дыхание. Будто невидимая субстанция просачивалась внутрь с каждым вдохом, смолой облепляя легкие.

Улицы опустели. Не верилось, что два дня назад отовсюду звучали громкие голоса и смех, а обитатели жили предвкушением праздника. Теперь в поселке поселилась угрюмая тишина. Мари отчетливо слышала звук каждого шага. А уж топот Ноя позади не заметил бы разве что глухой.

- Ты носишься, как стадо слонов, - проворчала дочь Зимы, едва друг поравнялся с ней.

- Так уж и стадо? – усомнился он. – Всего один слон. И тот совсем юный.

Мари не оценила юмора. Слишком много неприятностей свалилось на голову, чтобы смеяться или просто улыбаться.

- Интересно, чем пахнет?

- Зельем восстановления.

- Ого! Это же запредельная магия! – восхитилась Мари, вспомнив еще один урок в Академии.

- Зу Ловерта сама его готовила, - закивал Ной уважительно. – На площадке за школой, где открытие проводили, скосили траву. Землю обрызгали зельем, чтобы не впитала память злой магии. Зу Сурама больше всех старался. А как закончили, сказал: теперь порядок. Но не шибко уверенно сказал. Ох, не нравится мне всё это. Взрослые ведут себя так, словно страшнее позавчерашнего происшествия ничего придумать невозможно. Тут явно какая-то тайна.

- Да хоть десяток тайн, - фыркнула Мари. Если бы не горшок в руках, непременно бы закрыла ладонями уши, чтобы не слышать новые версии Ноя.

…Остаток дня она провела в местной библиотеке, преследуя сразу две цели: отвлечься и скрыться от посторонних глаз. Общения с избытком хватило накануне, а вечером предстояла трудная беседа. Несколько мгновений Мари всерьез раздумывала, а не пожаловаться ли Майе. Но отринула этот вариант. Бабушка устроит племяннице скандал и тем самым развяжет руки. В распоряжении Её Высочества отличное оружие против неучтенной юной родственницы – Инэй Дората. Стоит Королю узнать об изменившемся семейном положении подданной, он найдет способ разлучить её с Майей. Держали же во Дворце Элию, и никто из семьи Норлок ничего не мог предпринять. Даже Роксэль – близкая подруга Короля.

Мари долго бродила вдоль книжных полок. Касалась кончиками пальцев переплетов, читала названия. Но не брала книги в руки. Пока не наткнулась на особый том.

- «Содж Иллара. Эзра», - прошептала Мари благоговейно, вспомнив вчерашний допрос Роксэль.

Бывают же в жизни совпадения!

Книга деда увлекла с первых строк. Мари переворачивала страницу за страницей, не замечая ни легкого Летнего дождика за окном, ни приближения вечера. Она с детства знала, как жестоко обошелся с несчастной Эзрой Король Буран, но не представляла, что ссора разгорелась из-за пустяка. В горах, опоясывающих город, нашли месторождение мрамора. Да не обычного, а снежно-белого, почти без примесей, рисующих на поверхности камня темные узоры.



Анна Бахтиярова

Отредактировано: 18.05.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться