Корона Весны

Глава 25. Два обмана

Мари не добралась до кровати. Уснула на полу в умывальной комнате, где проплакала до глубокой ночи. Не лить же слёзы при новой соседке или остальных сиротках. Несолидно. Они знают: Мари Ситэрра не из тех, кто поддаётся эмоциям у всех на глазах.

Боль резала сотней ножей. Мучила, изводила, заставляла чувствовать себя беззащитным ребенком, который больше не хочет (или не может?) оставаться один. Ох, а интуиция не подвела! Мари месяцами сопротивлялась «правде», открытой Ловертой. В глубине души знала, что Майя Верга ей не бабушка. А поверив в долгожданное обретение, получила страшный удар.

Вовсе не она, а Дайра Норди – дочка Апрелии. Украденная отцом. Убийцей.

Мари не знала, что делать. Молчать, как просила настоящая внучка Майи? Но нельзя же вечно притворяться перед чужой бабушкой. Да и от Грэма правду скрывать чревато. Но еще опаснее Рейм Норда. Он не из тех, кто сидит, сложа руки. Найдет способ уничтожить полукровку, посмевшую раскрыть самые страшные секреты. Речь не только о похищении младенца и убийстве матери. Норда почти шестнадцать лет скрывал Весеннюю принадлежность Дайры. Использовал секретную (и усовершенствованную) формулу зелья, меняющего силу!

О своем происхождении Мари старалась не думать. Гнала мысли, но они упрямо возвращались. Юная стихийница опять оказалась в начале пути. Длинного и полного тайн. Да, оставалась уверенность Лукаса Горшуа, что её отец – Снежан Дората. Но тогда одному небу известно имя женщины, подарившей жизнь внебрачной дочери Принца. И главный вопрос: как она допустила, чтобы девочка превратилась в бродяжку? Вдруг ей наплевать?

Тогда уж лучше умершая мать, чем живая, но бросившая…

…Утро началось с новостей.

- Могла бы промолчать. Это позор для Королевской семьи, - рассуждал кто-то из сироток, когда Мари соизволила привести себя в порядок и появиться на приютской кухне.

- Правящему клану та-а-акое долго не забудут! – злорадно припечатала Гайта Лим.

Мари невольно взглянула на руки главной сплетницы. Молодец Милла. И не скажешь, что несколько месяцев назад их вдоль и поперек покрывали уродливые ожоги.

- Тогда зачем делать это всеобщим достоянием? – удивились за столом.

- Её Величество хочет внуков, - объяснила Гайта с таким видом, будто с умалишенными говорила. - Настоящих. Тех, которых признает Шар Стихий.

Мари вздрогнула, решив, что рассекретили Яна. Но ошиблась. Ночью умерла мать Риды Норды. Но вовсе не это взбудоражило Дворец. Перед смертью старая женщина позвала Королеву Северину, чтобы покаяться в грехах. Откровения умирающей родственницы потрясли паучиху, и разразился страшный скандал.

- Так, в чём дело? – спросила Мари, когда сиротки, заметив её интерес, сменили тему.

- Не твоё дело, шу, - огрызнулась Гайта. – Иди, куда шла.

Мари гневно прищурилась, но сдержалась. Не время и не место для демонстрации шалящих способностей. Не ровен час Гайта превратится в глыбу льда. Терпение учителя точно не выдержит, и он устроит разнос за все последние неудачи. Мари обвела задумчивым взглядом кухню и решила не забивать голову секретами кланов Норда и Дората. Впереди длинный день, по традиции начинавшийся с нудных лекций в Высшей школе. Новости никуда не денутся. Нагонят по дороге. Дворец, наверняка, сверху донизу жужжит на одну тему.

Но с уроками не сложилось. На выходе из сиротского дома Мари столкнулась со стражником Эрмом Туи, запыхавшимся от быстрого бега.

- А я за вами, зу Ситэрра, - оповестил он, тяжело дыша. – Королева Северина приказывает явиться в её покои.

- Приказывает? – переспросила Мари изумленно. – Но Король запретил выполнять приказы матери.

- Его Величества нет в Замке, - развел руками стражник. – А мы народ подневольный. Велено – делаем. Ох, там наверху сущее безумие творится.

Стражник стрелой унесся дальше по коридору четвертого этажа. Выполнять другие поручения. Мари ничего не оставалось, как пожать плечами и следовать в указанном направлении. Несмотря на затишье последних месяцев, официально ее не исключали из свиты старой паучихи.

У покоев Королевы-матери, как в старые «добрые» времена поджидал Дронан Лили.

- Спасибо небесам! – воскликнул он и понизил голос. - Я боялся, придется выслушивать этот ужас в одиночестве. Ох, только бы Король нас в темницу не отправил. За присутствие. Хотя мы – свита. Раз зовут, обязаны явиться.

- Что за тайну поведала Королеве теща Рейма? – шепотом спросила Мари и, поймав недоверчивый взгляд Дронана, скривилась. – Да, я не в курсе подробностей.

- Нуууу… - парень залился краской. – В общем, она сказала… призналась, что семья годами всех обманывала, - Дронан сделал новую паузу, глянув на паучью дверь, и выпалил: – Кира незаконнорожденная.

Мари качнулась. Новость превзошла самые невероятные предположения.

- Как это?

- А так, - Дронан нахмурился. – Рейм женился на Риде и признал ребенка. Говорят, они уехали из Дворца, чтобы никто не узнал, когда Кира родилась. Отбыли на море, где «будущая мать поправляла здоровье». Раньше на окраине владений Королей – с южной стороны – работал пансионат для богачей. Его брат Хорта содержал. Тоже лекарь. Но после его смерти дело забросили. В общем, нынешняя Королева родилась там. И первые месяцы жизни провела. Поэтому никто ничего не подозревал. И дальше б не догадался, если бы бабка не облегчила совесть. Её Величество Северина в ярости. Мол, теперь потомство Дората не получит Королевскую силу. Киру-то Шар Стихий не признал. Наверняка, из-за происхождения.



Анна Бахтиярова

Отредактировано: 18.05.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться