Корона Весны

Глава 30. Несбывшаяся жизнь

Мари спускалась по деревянной лестнице с третьего этажа на первый, нарочно еле передвигая ноги. Вчера она пережила сильнейший шок, и разговор с Королем воспринимался как само собой разумеющееся. Сегодня вернулась робость. Зато страх за жизнь Весты исчез. Накануне Грэм заверил, что главная опасность миновала, и утром Её Высочество поднимется с постели.

И вот новый день наступил и даже перевалил за половину, а Мари понятия не имела, как себя вести.

В столовой велся негромкий разговор. Новоявленная Принцесса узнала бас учителя и глубокий голос Лиры Фритт – человеческой женщины, волею судьбы посвященной в секреты двух Королевских кланов.

- Не заговаривай мне зубы, ешь, - распорядилась она и подтолкнула Грэма в плечо. - Иначе половником огрею.

Мари застыла в дверях. Половником? Грэма?!

- А вот и наша соня, – учитель первым заметил вторжение. - Присоединяйся к завтраку.

- Сейчас всё принесу, - покрасневшая Лира исчезла за дверью, ведущей на кухню.

Мари аккуратно присела на край стула, сложила руки перед собой. На лице Грэма застыло лукавое лисье выражение, в глазах плясали смешинки.

- Стоит объяснить некоторые аспекты нашей жизни, - заговорил он, отламывая вилкой кусочек мясного пирога. - Лира Фритт – моя... хм... официальная подруга. Могла бы быть женой. Но она не хочет за меня замуж, хотя мы двенадцать лет вместе.

Мари кашлянула от неожиданности.

Ну, дела! Эта компания – гении конспирации!

- Рада за вас, - пробормотала она, не представляя, что ещё сказать.

- Спасибо, - поблагодарил Грэм и продолжил с толикой грусти: - Я считаю, мы идеальная пара. Лира тоже. Но брак она называет плохой идеей. Даже пример моего отца её не убеждает. Так что живём, как живём. Впрочем, нам легче, чем твоим родителям.

Мари вздрогнула. И спросила через силу:

- Как... э-э-э... они?

- Неплохо, - улыбнулся Грэм. – Кровь клана Рата и настойки твоей мамы творят чудеса. Инэй и Веста скоро спустятся. Кстати, пока не забыл, - он вытащил из кармана тонкую квадратную коробку. - Это тебе. С днём рождения.

- Он был месяц назад, - попеняла Мари, но подарок взяла.

- Ничего подобного, - Грэм подмигнул. - Он сегодня. В первый день нового Года.

- Вот как...

Святые небеса! Шестнадцать лет! По-настоящему! Так странно. И удивительно. Мари никогда не считала день рождения праздником. То была ничего не значащая дата. Корделия Ловерта, выбрав первый день Зимы, хотела подчеркнуть принадлежность и высшую степень силы новой ученицы. Что ж, с Временем Года она не ошиблась.

В коробочке лежали заколки-гребни в форме снежинок с россыпью белых камешков на изящных лапах. Свет, падая на украшения, преломлялся и разбегался в стороны разноцветными переливами. Мари плохо разбиралась в драгоценностях, но могла поклясться, что это настоящие бриллианты.

Брови сошлись в сердитую линию.

- Не нравится? - встревожено поинтересовался Грэм.

- Нравится. Просто гадаю, где мне это носить? В сиротском доме?

- Не говори глупости, - осадил он привычным учительским тоном. - С прошлым покончено. Навсегда.

- Меня объявят Принцессой? – съязвила Мари, сама не понимая, зачем срывается на нареченном наставнике.

Обстановку разрядила Лира, принесла гостье завтрак: омлет с ветчиной и свежеиспеченный хлеб. Позабыв о Грэме и всех обретенных родственниках, Мари взяла столовые приборы. Какая она, оказывается, голодная! Быка бы съела!

- Приятного аппетита, - примирительно пожелал Грэм и сам с удвоенным рвением принялся за пирог.

...Повелитель Зимы с настоящей супругой спустились минут через двадцать, когда нервозность Мари достигла апогея. Глядя, как родители под руку заходят в столовую, она снова вспомнила показательную ссору в Весеннем Дворце. Тогда Мари чувствовала себя букашкой, которой не посчастливилось оказаться между разгоряченными спорщиками Королевских кровей. Сегодня ощущения не сильно отличались.

Их Величества расположились за столом напротив хмурой дочери. Лира засуетилась, обещая сию минуту принести горячие напитки, а Грэм подарил всем троим подбадривающие кивки и покинул комнату. Мари бы предпочла, чтобы он остался и сыграл роль посредника, но с ней хотели говорить наедине.

Веста бледная, как после продолжительной болезни, куталась в теплый коричневый платок, накинутый поверх темно-зеленого домашнего платья. Не отличался румянцем и Инэй. Ранение и тревоги последних дней пошатнули здоровье Короля. Он старался не показывать усталости и боли. Предстояло пройти не одной неделе, прежде чем Его Величество восстановит физические и душевные силы.

Молчание за столом затягивалось. Сначала ждали, пока Лира принесет напитки, потом не решались нарушить гнетущую тишину. Мари смотрела на руки, ощущая, как по лицу скользят тревожные родительские взгляды.

Первой не выдержала Веста.

- Как ты себя чувствуешь?

Дочь повела плечами. Она не знала ответа. Слишком много шокирующих событий произошло за короткий срок.



Анна Бахтиярова

Отредактировано: 18.05.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться