Корона Весны

Глава 2. Смерть на троне

День в Погодной канцелярии не задался с утра. Царящая во Дворце нервозность из-за подготовки к Королевской свадьбе добралась и сюда. Склянки падали из рук, котлы плевались кипятком, стихийники натыкались друг на друга. А к полудню в одном из залов в закваску вьюги дважды добавили сок одуванчика. Совершили серьезный проступок, ведь горькие травы плохо сочетались с морской солью – основным компонентом погодных зелий. Сначала постарался новичок. Потом молодой куратор. Парень загляделся на пухлощекую блондинку по соседству и не заметил, как ученик положил в котел очередной ингредиент.

Зелье разбушевалось на славу. Грохот взрывов сотрясал канцелярию и нижний этаж клана Дората час напролет. Когда запал от переизбытка одуванчика, наконец, сошел на нет, стало ясно, что капитального ремонта в зале не избежать. Хэмиш Альва с тоской в глазах вписал очередную статью расходов в имеющийся длинный список, а сотрудники возблагодарили небо, что им достался столь сдержанный начальник. Покойный Иган Эрсла половину работников велел бы в подземелье отправить после переполоха.

Пятнадцать минут спустя все вернулись к прерванной работе.

- Надо внимательнее за учениками следить, - многозначительно изрек коренастый коротышка Эж Юнт, назначенный три месяца назад куратором группы из четырех несовершеннолетних стихийников. Ему недавно стукнуло двадцать три года, однако он умел привнести в любую беседу столько назидательности, что и старому брюзге не снилось.

- Точно, зу Юнт, - поддакнул начальнику тощий блондин Вик Волонтрэ и сделал предостерегающий знак Мари, чтобы не открывала рот.

Та поморщилась, но смолчала, мрачно наблюдая, как за спиной куратора Ульх Мурэ кладет в закваску северного ветра красный шиповник вместо розового. Зелье можно считать испорченным. Не взорвется, но и толку никакого. Зря ингредиенты переведены. Мари тоже не пришла в восторг от Эжа Юнта, доставшегося в наставники вместо обещанного Хэмиша (после назначения на должность главного погодника тому стало не до учеников). Но вредительство исподтишка считала плохой идеей.

Клан Волонтрэ служил в канцелярии несколько веков, и семнадцатилетний Вик находился здесь на особом положении. Благодаря природному обаянию он блестяще пускал пыль в глаза сотрудникам, включая Эжа Юнта. Тому и в голову не приходило, что лучший ученик способен на подлость. План Вика был прост. Чем больше зелий испортят новички, тем выше шанс избавиться от идиота-куратора и получить в наставники кого-то более опытного и менее болтливого.

Сам Вик, разумеется, не допускал ошибок. А остальным давал неверные подсказки. «Помощь», правда, принимал один доверчивый Ульх – младший брат секретаря Короля. Сам он оказался никчемным начинающим погодником. Мари в нашептываниях не нуждалась. Поднаторела в составлении заквасок за последние месяцы, а если чего-то не понимала, обращалась к куратору. Эж Юнт радовался возможности просветить «пытливую» ученицу.

У четвертой участницы группы – Дайры Норди с заквасками не ладилось, но она быстро разгадала тактику Вика и предпочитала делать собственные ошибки. Ее работы больше не разносили шкафы. Королевский лекарь Хорт Греди снабжал стихийницу лекарством, блокирующим искаженную силу. Дайра могла трудиться в канцелярии без ущерба для сотрудников и мебели. Она, по-прежнему, не посещала практические занятия Грэма, но ходила на теоретический курс. Отчего искажается ее сила, оставалось загадкой, и будь на месте Дайры другая стихийница, давно бы посадили под домашний арест. Однако для сестренки будущей Королевы сделали исключение.

Вспомнив следующую Повелительницу Зимы, Мари тяжело вздохнула. Полгода назад она могла дать на отсечение голову, что Инэй не женится на Кире. Но поди пойми этих мужчин. Через месяц, едва минет год со дня смерти Хлады – кланы Дората и Норда породнятся. К неописуемой радости Северины и Рейма. Паучиха светилась от счастья, едва не прыгая, как мячик. Неудивительно. В последние месяцы ей недоставало поводов для веселья. Лишенная власти, она большую часть дня проводила в покоях. Свиту из юных стихийников вызывала редко. Зато музыкантам и поэтам, которым приходилось развлекать Ее вздорное Величество, доставалось регулярно.

 

****

Закончив с закваской, Мари побежала вниз – на тренировку к Грэму. После памятного «лечения» Яна Дондрэ, учитель почти не повышал голоса. Ошибки критиковал аккуратно, однако неизменно оставлял юную ученицу на дополнительные занятия, где раз за разом требовал отрабатывать единственный узор – морозного северного ветра. Мари не спрашивала причину одержимости. Сама догадалась: плетение связано с будущим заданием Принцессы Весны.

Вот и сегодня, спровадив Дронана Лили, Грэм велел задержаться.

- Я усложню тебе задачу, Ситэрра, - объявил он, извлекая из потрепанной дорожной сумки белый шарф. – Пора создавать погоду с закрытыми глазами.

- Зачем? – удивилась Мари.

- Чтобы отточить мастерство, - пояснил учитель небрежно, но стихийница почувствовала фальшь.

- Хотите сказать, это умение мне скоро понадобится?

Лоб Грэма прорезала вертикальная морщинка.

- Никогда не знаешь, что и когда пригодится, - проворчал он, завязывая ученице глаза. – Ну-ка повернись. Точно ничего не видно? Отлично! Сосредоточься на узоре. Не торопись. Не глядя на пальцы, работать труднее.



Анна Бахтиярова

Отредактировано: 18.05.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться