Коронованный

Размер шрифта: - +

Глава 2.

Закинув в рот пару таблеток, Рик разгуливал в закулисье, ожидая своего выхода. Погода Вены радовала своим весенним солнцем, лучи игриво проскакивали сквозь небольшие дыры в шатре. Стоит уже заменить, недовольно покачав головой, подумал дрессировщик. Даже не смотря на полную аудиторию, состоящую в основном из туристов, денег катастрофически не хватало даже на еду. Оставалось перебиваться остатками с прошлой поездки, а большую часть денег спускать на корм животным. Вена не была одной из городов, что раскрыв рты, наблюдала за диковинками и сложными акробатическими номерами. Этот город был наполнен архитектурой и многими другими величественными зданиями, в подробности которых Рик старался не вдаваться. В скором времени им удастся покинуть этот «город аристократов» и подзаработать в следующем. Во всяком случае, он надеялся на это.

— Ри-и-ик.— пропела шатенка, кидаясь дрессировщику на шею. Акробатические номера были выполнены «на ура» и сейчас Лу могла вздохнуть с облегчением. — Это было о-очень необычно! Публика в восторге.

— Публика всегда в восторге, когда вы выступаете, — с улыбкой на лице подметил блондин. Он аккуратно потрепал подругу по голове, которую украшал зелёный парик, и стряхнул несколько опилок, что упали с верхних ящиков.

— Вивьен была на высоте,— на одном дыхание пролепетала шатенка.— Если бы не она, то я упала.

— Тебе очень повезло с подругой,— кротко заключил Рик, переводя взгляд на худощавую и вечно болезненную блондинку. Он искренне недоумевал, как такая малявка вообще в состоянии выполнять столь сложные акробатические номера, при этом выдерживая девушку в два раза больше её.

Всем цирковым прекрасно было известно о ненависти дрессировщика к всеобщей любимице акробатке. Рик считал её обузой для всего цирка, а Вивьен в свою очередь ненавидела его за легкомыслие. Взаимная ненависть, сопровождаемая его оскорблениями и её смешками. И, как бы Лу не старалась наладить их взаимоотношения, всё было напрасно и заканчивалось плачевно.

— Спасибо,— кивнула в ответ Вивьен, снимая розовый парик.— Но лучше бы ты просто промолчал.

Вивьен гордо вскинула подбородок и направилась в глубь закулисья. Она не нуждалась в поддержке такого, как он. А заводить разговор с этим неприятным человеком совсем не хотелось. Нужно уважать себя, нужно,—твердила она сама себе, но стоило ей встретиться с острыми высказываниями блондина, как вечерами заливалась слезами в вечно гордом одиночестве.
Не рассмотрев в кромешной тьме клетку в тигрицей, Вивьен, испугавшись, упала, больно приземлившись на пятую точку. 
Небольшие дыры в шатре позволили рассмотреть хищницу и прийти в изумление. Двухсот килограммовая кошка возвышалась над ней, рассматривая, словно соперницу. Вивьен ужаснулась взгляду, в котором она рассмотрела нечто хищное. И как же сильно она благодарила богов, что клетка сейчас закрыта.

— Кати, душка,— натянув улыбку, акробатка встала. — А я тебя не заметила.

В последний раз, когда она держала её на руках, всё закончилось плачевно: Рик неделю не вставал с постели, а детская психика акробатки просто не выдержала вида крови— на этом и закончились их совместные репетиции, но она всё же продолжала удивляться упорству дрессировщика, что вновь и вновь лез в клетку со зверем. 
Тигрица не сводила с неё хищного взгляда, по телу проблуждал холодок и непонятный спазм сводил живот.

— Ну, я пойду.— сказав скорее себе, чем ей, Вивьен направилась дальше мечтая хорошенько выспаться.

***

— Ты же понимаешь, что тебе следует извиниться? — прорычал белокурый парень с ярко-голубыми глазами, прижимая Мур к стене.

На его лице красовалась трёхдневная щетина и небольшой шрам над верхней губой. Вокруг витал приторный запах дешевого поила от которого голова шла кругом не только у того, кто это употреблял.

— Почему я должна извиняться перед таким, как ты? — она посмотрела на него с вызовом, отталкивая от себя. Эти бесполезные игры в «кошки-мышки» ей порядком надоели.

Вивьен попыталась сделать самое презирающее лицо и, оттолкнув в сторону этого нахального ублюдка, решила скрыться, пока его раздражающая физиономия не исчезнет с поля зрения. Она не сомневалась в своей правоте, но доказать это человеку даже в лёгком алкогольном опьянении было трудно, чего уже говорить о том, кто даже на ногах не стоит.
Если цирк — семья, то он — брат? Незаметно даже для себя подумала Мур, но отбросив эту бредовую мысль, нахмурила брови. Такой брат, как он, ей не нужен! Да и этот расклад не устраивал ни её, ни его. Ей было прекрасно известно, что Рик недолюбливал её и без всяких сожалений при любом удобном случае не пропускал колкого замечания. Но это переходило все границы! Рано или поздно она свернёт ему шею, заставив перед этим хорошенько пострадать.

— Ты в порядке? — став невольным свидетелем, спросил Лукас.

Он бросил встревоженный взгляд на блондинку и, заметив, как её лицо постепенно покрывается багровой краской, а глаза становятся влажными, покачал головой. Ему прекрасно известно о их взаимоотношениях, но встревать без надобности он не хотел. Цирк—это семья, но совсем не та, где все сидят за общим столом,обсуждая проблему. И даже сейчас, став непрошеным зрителем, парень держался максимально отстранённо. Вместо того, чтобы просто уйти, он продолжал буравить взглядом разодетую в яркий костюм блондинку и терпеливо дожидаться ответа.

Вивьен опустила взгляд и, поджав губы, кивнула.

— Да, всё хорошо. — наконец-то произнесла она.

— Тогда я рад.

Одобрительно кивнув, получив именно тот ответ, который хотелось услышать, Лукас осторожно пригладил огненно-рыжий парик и мягко улыбнулся. Сказать по правде, он ожидал большего представления —под стать её вспыльчивой натуре. Ему казалось, что блондинка просто обязана кричать и швырять всё, что плохо стоит на земле, но он был приятно удивлён.



Eve Hall

Отредактировано: 03.07.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться