Коротко о разведении кроликов

Размер шрифта: - +

Коротко о разведении кроликов

 - Странно, вроде все сделала правильно, почему не кролик?- вслух рассуждала я, сидя на шкафу. Внизу бегали мои орущие студенты. Я бы тоже орала, если бы за мной с неизвестными намерениями носилась страшная мохнатая тварь. Хорошо, что я всегда продумываю пути отступления.

   Некоторые умные студенты тоже подготовились, и теперь рядом со мной с хмурым видом восседал староста группы.

   - Профессор, вы перепутали руны там и там, - Влад указал пальцем на порядком истоптанную пентаграмму. - И вместо университетского крольчатника открыли второй круг преисподней.

   - Нехорошо вышло, - признала я и задумчиво глянула на часы. По идее, спасение должно быть уже на подходе.

   Дверь распахнулась, в проеме показался злой как председатель бездны заместитель ректора. На секунду я даже пожалела несчастную зверушку. Потом он перевел взгляд на меня, и мысли о зверушках вылетели из моей головы. Похоже, надо было спасать свою собственную шкуру.

   - Профессор, окно, - подсказал догадливый студент. Я оценила расстояние. Нет, ну, в принципе, могу, есть большой опыт лазания по самым разным поверхностям, но все-таки неловко. Тем более, я в юбке.

   Тем временем наш спаситель парой заклинаний и одним мощным пинком отправил тварь обратно в нижние миры, успокоил студентов и снял со шкафа старосту. Меня, что характерно, оставил на "десерт". Наконец, когда аудитория опустела, он небрежно стер пентаграмму и повернулся ко мне. Молчание затягивалось.

   - Э, Генрих, может, левитацией? - предложила я.

   - Как залезли, так и спускайтесь, - язвительно сообщил мне мой коллега. Аккуратно, стараясь не зацепить юбку, я сползла вниз.

   - Я запретил вам вести заклинание сущностей, так какого черта вы нарушили прямой приказ? - судя по голосу, Генрих едва сдерживался, чтобы не наорать на меня. Точнее, ему мешала профессиональная этика, но я чувствовала, что еще немного, и он пошлет эту этику вслед за злосчастной тварью.

   Пришлось покаяться:

   - Мне показалось, я хорошо разобралась в этих чарах, они очень простые...

   - Да, они действительно ОЧЕНЬ простые, - ядом в голосе Айскеллера можно было отравить половину преподавательского состава, не меньше. Но вся доза досталась лично мне. - Я иду к ректору, и пусть он выбирает - либо вы, либо я. Так продолжаться не может!

   Угроза была весьма реальной. Вот невезение, похоже, я действительно его довела. И в этот раз я сомневалась, что отец решит дело в мою пользу. Одно дело недовольные студенты, совсем другое - лучший специалист университета да вдобавок его собственный заместитель.

   - Может, не стоит? - на всякий случай уточнила я. Леди Удача, конечно, не моя закадычная подруга, но все-таки вдруг пронесет?

   Генрих посмотрел на меня, прошипел "У вас паутина в волосах" и ушел, хлопнув дверью.

   Не пронесло.

  

   Через час меня вызвали в ректорат. За это время я успела избавиться от паутины и отряхнуть от пыли юбку. Вот есть же и от меня какая-то польза - протирать, образно выражаясь, штаны я всегда умела. И кто бы еще полез на эти высоченные шкафы?

   В кабинете сидел недовольный ректор, что логично, кабинет-то его. Айскеллер, наградив меня любимым взглядом а-ля "Прощай, ничтожество", вышел из комнаты. Мы остались с отцом вдвоем.

   - Вероника, - издалека начал он. - Я, конечно, очень рад, что ты так рьяно взялась за свои обязанности, но, может, стоит немного сбавить темп?

   Что же мне сказать? Что у меня и так всего пара факультативов, которые никто не хочет вести? Если бы не дополнительный заработок в виде любовных романов, которые я писала под дурацким псевдонимом В.В., я бы давно протянула ноги.

   - Как скажете, отец, - вот и все, что я смогла ответить.

   Отец зашелестел бумагами, явно пытаясь тянуть время.

   - Вероника, у меня тут, знаешь, лежит заявление об увольнении.

   - Профессора Айскеллера? - понятливо уточнила я.

   Отец вздохнул.

   - Генрих нам всем очень нужен, Вероника. Я не побоюсь сказать - на нем держится университет.

   "Нет, ну что он от меня хочет?" - внутренне возмутилась я. Я должна сказать: все отлично, папочка, я ухожу?

   Да я бы давно отсюда свалила, если бы не одно но - стоит мне получить свой трудовой листок с жирной печатью УВОЛЕНА, как городская стража возьмет меня под рученьки и выставит из страны в качестве отложенной кары за некоторые давние прегрешения. Ну, знаете, "золотая молодежь" всегда умела веселиться. Знали об этом только мы с отцом, и посвящать того же Айскеллера в это весьма щекотливое семейное дело я не собиралась.

   Но у меня была другая мысль:

   - Ладно, маг из меня аховый, что уж тут говорить. Готовлю я тоже не очень, - задумалась я над вариантами своего официального пребывания на территории учебного заведения. - Может, в библиотеку? А что, почерк у меня красивый.

   Отец внимательно посмотрел на меня:

   - Как сказал Генрих, один твой вид вызывает у него нервный тик. А ведь он уникальный специалист по артефактам, сколько уж его зовут в Сорбонну...

   Я поняла, что мне подписали смертный приговор.

   - Ну что ж, - сказала я, поднимаясь со стула. - Пойду, видимо, собирать вещи.

   - Давай, собирай, - согласился отец. Я даже замерла - вот скотина, мог бы и не злорадствовать в такой момент!

   Когда я уже собиралась высказаться на тему его отцовских качеств, он добавил:



Инна Черкашина

Отредактировано: 26.11.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться